Домой Политика Голодомор — непризнанное преступление

Голодомор — непризнанное преступление

34
ПОДЕЛИТЬСЯ

Голодомор — непризнанное преступление

Странно, но до сих пор Голодомор не хотят признавать как преступление ни в России, ни на Украине, ни в Белоруссии, ни в Странах Средней Азии, ни на Кавказе.

Голод 1932—1933 годов отличался от всех прошлых голодных лет, вызванных неурожаями. Этот голод был искусственным. Этот голод был следствием преступной политики большевиков в отношении сельского населения, против крестьян. Именно в эти годы было фактически уничтожено крестьянство на территории, ставшей СССР.

Голод ударил по всему сельскохозяйственному югу, но был также и на Кавказе, в Казахстане и даже в Сибири. Наибольшее число погибших от голода — на сельскохозяйственной Украине.

Меня, если честно, очень раздражают попытки представить те годы как геноцид по национальному признаку, словно бы классовое истребление большевиками крестьянства какое-то менее страшное преступление. Убивали крестьян, умерщвляли детей, силой отбирали даже последний хлеб, силой отбирали посевной хлеб, угоняли скот. Крестьян буквально грабили, а если возмущались — подавляли бунты. Красный террор впервые был направлен так сильно против крестьянина. Как можно считать это каким-то меньшим преступлением?

Все наши страны должны признать Голодомор как преступление большевиков и чекистов против крестьянства, как истребление, направленное по классовому принципу. По методичкам преступников до сих пор учатся чекисты всех наших стран, портреты палачей все еще висят в кабинетах силовиков, коммунистические партии вольготно чувствуют себя на наших территориях. Ни одна из посткоммунистических стран не провела суд над большевизмом, не провела люстрацию. А ведь Голодомор — не единственное преступление красных, захвативших тогда власть.

Все наши народы научились осуждать нацистское истребление по национальному признаку. Но пора бы научиться быть непримиримыми и к большевистскому истреблению по классовому, по социальному признаку. Если не поймем опасность и этой заразы — вечно будем кружить по кругу и никогда не признаем преступления прошлого.