Домой Политика ИГИЛ переезжает. Станет ли Синай новой базой международного терроризма

ИГИЛ переезжает. Станет ли Синай новой базой международного терроризма

24
ПОДЕЛИТЬСЯ

ИГИЛ переезжает. Станет ли Синай новой базой международного терроризма

Крупнейший в истории Египта теракт показал, что Синай сейчас – одно из самых привлекательных в мире мест для террористов. «Аль-Каида», ИГИЛ имеют большие планы на эту гористую, безжизненную местность с протяженной береговой линией. Если египетская армия не проведет необходимых реформ, то полуостров вскоре станет новым подобием Ракки и Мосула, распространяя нестабильность дальше по Ближнему Востоку

Пока в Сирии отсчитывают последние дни до окончательного разгрома ИГИЛ (запрещено в РФ), международный терроризм доказывает, что не собирается никуда исчезать. В пятницу, вскоре после того, как муэдзины закончили свой многоголосый призыв на молитву и значительная часть мужского населеня египетского города Бир-аль-Абда собралась в мечети ар-Рауда, по улицам вихрем пронеслись «лендроверы», над которыми развевались черные флаги ИГИЛ. Через доли секунды послышался жуткий взрыв, затем еще один, два вместе и еще один в конце. Взрывная волна еще не осела, а воздух уже наполнился отрывистыми звуками стрельбы из автоматического оружия, криками раненых и плачем детей.

Триста пять погибших, свыше ста пятидесяти раненых. Теперь малоизвестный даже по египетским меркам город Бир-аль-Абд навеки войдет в историю как место, где был совершен самый страшный теракт за всю историю современного Египта. ИГИЛ опроверг свою причастность к теракту, однако пока все указывает на то, что только эта организация могла стоять за преступлением (опровержение своей ответственности – распространенная тактика среди джихадистских структур).

Война на Синае идет уже много лет. Она не прекращается ни на минуту, несмотря на уверенные заявления египетских военных, что ситуация в сфере безопасности улучшается, и их рассказы про ликвидированных террористов (счет в официальных сообщениях перевалил за тысячу человек) и разгромы террористических баз. Международные СМИ сообщают лишь о крупных терактах на Синае, где десять и более погибших. Однако нападения на полицейские участки, расстрелы военных на блокпостах и рейды на военные базы и госучреждения происходят практически ежедневно.

Тем не менее подход египетских властей к охране общественных центров, где собираются сотни и даже тысячи людей, пока не претерпел существенных изменений. Так, например, мечеть ар-Рауда в Бир-аль-Абде практически не охранялась, а бесконечные КПП, через которые с большим трудом проезжают местные бедуины, никак не помогли обнаружить группу террористов, состоявшую из трех десятков человек и нескольких автомобилей. Фактически молящиеся в мечети ар-Рауда были беззащитными мишенями для тех, чья цель – убить как можно больше людей.

Борьба за территорию?

Теракт в Бир-аль-Абде самый масштабный, но далеко не первый за последние годы на Синае. Примерно полтора года назад возле города Шейх-Зувейда были обнаружены обезглавленные тела – печать и подпись ИГИЛ. В нападениях на полицейские участки не раз гибли и гражданские лица. И все же теракт в мечети ар-Рауда уникален хотя бы потому, что это первый теракт в мечети, совершенный на территории Египта. Раньше под удар попадали церкви, гостиницы, туристические группы, военные и полицейские объекты, станции метро.

Эксперты сразу определили, что мечеть в Бир-аль-Абде была суфийская. Однако молились там не только последователи местного суфийского ордена, но и обычные мусульмане, не имеющие к суфийскому мистицизму никакого отношения. С точки зрения фанатиков ИГИЛ, суфии не мусульмане. Они, равно как и шииты, считаются вероотступниками, которым нет прощения. И все же до сих пор ни одну из суфийских мечетей в Египте (в отличие, например, от Ливии) террористы не трогали.

Многие среди молившихся – суфиев и прочих – принадлежали к могущественному и многочисленному племени саварка, в прошлом известному своим сотрудничеством с «Аль-Каидой», а потом и с местным отделением ИГИЛ. По данным египетских СМИ, в последние месяцы военным удалось переманить старейшин племени на свою сторону, чтобы лишить террористов поддержки местного населения.

Так это или нет, проверить практически невозможно, ведь Северный Синай уже несколько лет закрытая для журналистов и международных наблюдателей территория. Но если версия со сменой лояльности будет доказана, тогда можно с уверенностью говорить, что теракт – месть за измену. Из сферы влияния ИГИЛ никто не уходит безнаказанно.

Помимо антитеррористической войны, на Синае идет еще одна – между двумя террористическими структурами: ИГИЛ и «Аль-Каидой». Невзирая на поражение, которое организация Усамы бен Ладена потерпела в Ираке и Сирии, «Аль-Каида» не прекратила свое существование и не присягнула на верность «Исламскому государству», ссылаясь на идеологические разногласия. Бесконечные и плохо охраняемые морские и сухопутные границы Синая способствовали постоянному притоку на полуостров самого современного оружия из Ливии, а также людей, которые прибывали туда со всех концов Ближнего Востока, от Газы до Ирака.

Был ли теракт очередным этапом в борьбе двух хищников, один из которых значительно окреп за счет прибывающих из руин Мосула и Ракки джихадистов? Может ли полуостров, где египетской армии годами не удается положить конец деятельности террористов, стать очередной реинкарнацией псевдохалифата? Очевидно, что недобитые в Сирии и Ираке джихадисты находят приют на бескрайних просторах Синая, но в отличие от Сирии и Ирака там им не удается захватить города и административные ресурсы и повторить модель ИГИЛ на египетской земле.

Вполне возможно, что, не сумев взять под контроль территорию и население, террористы ИГИЛ опробуют на Синае старую, хорошо известную со времен афганских лагерей «Аль-Каиды» формулу: не столь важна территория, сколько процесс. То есть начнут проводить теракты против неверных, к которым в интерпретации идеологов ИГИЛ относятся прежде всего арабские режимы.

В июле 2015 года попытка захватить город Шейх-Зувейд закончилась кровавой бойней, и через сутки стало ясно, что удержать город под своим контролем исламисты не смогли, и с тех пор больше не пытались. Возможно, эта цель теперь вычеркнута из списка приоритетов собравшихся на Синае террористов, успевших повоевать в Сирии, Ираке и Ливии. Однако смена тактики не означает, что ИГИЛ не сможет обосноваться на Синае и сделать его новым центром своей деятельности на Ближнем Востоке. Вопрос в том, сможет ли египетский режим способствовать изоляции террористов и помешать их слиянию с местным населением.

Бедуин и фараон

Задолго до «арабской весны», когда миллионы жителей Ближнего Востока протестовали против коррумпированных режимов в своих странах, на территории Северного Синая разворачивались опиумные войны между наркоторговцами, контрабандистами и египетской армией. Общего языка между синайскими бедуинами и центральными властями в Каире так и не нашлось.

С точки зрения Каира Синай, в особенности его беспокойная северная часть, был исключительно источником проблем. Средства в развитие и строительство инфраструктуры дорог, школ и больниц не вкладывались, туристическая лихорадка Северного Синая не коснулась. Местные жители называли египтян с другого берега Суэцкого канала «фараонами», считая их чужаками. В Каире пренебрежительно отзывались о бедуинах, которые продолжали придерживаться кочевого образа жизни. В 2000-х годах, когда глобальный исламский терроризм поднял голову, эта волна докатилась и до Синая. Уже в 2004–2005 годах было очевидно, что некоторые племена активно сотрудничают с «Аль-Каидой» и предоставляют ее людям кров и убежище. Разумеется, не безвозмездно.

А после начала «арабской весны», когда в Египте царили хаос и анархия, на Синае появились новые хозяева. Террористическая группировка, которая совершала нападения на военные базы и полицейские участки, а затем и на газопровод, по которому газ шел из Египта в Израиль, назвала себя «Ансар Байт аль-Макдас» («Защитники Иерусалима»). В результате ее действий Египет прекратил поставки газа в Израиль. После тринадцати взрывов стало ясно, что защитить весь газопровод нельзя, и сотрудничеству двух стран в этой сфере пришел конец.

Тогда же на египетской политической сцене появляется энергичный и деятельный генерал Абдель-Фаттах ас-Сиси, который стал сначала начальником Генштаба, а затем министром обороны. Он лично ездил на Синай, встречался с солдатами и после очередного крупного теракта объявил о начале операции «Орел» по уничтожению террористов. Об окончании этой операции, начавшейся еще в 2012 году, история умалчивает.

С разрешения Израиля в Синай были введены дополнительные воинские подразделения (Израиль дал добро на египетскую просьбу, которая вписывалась в условия Кэмп-Дэвидских соглашений), затем – значительное количество тяжелой техники. Война была объявлена палестинскому движению ХАМАС, граница между Газой и Синаем была зачищена, десятки домов в египетском Рафиахе снесены.

Террористов регулярно бомбят с воздуха, обстреливают из тяжелых орудий, отлавливают в пустыне, но спокойнее от этого пока никому не стало. Напротив, время от времени ИГИЛ обстреливает ракетами израильский курорт Эйлат, намекая, что дальше будет больше, хотя на сегодня Израиль не приоритет джихадистов. Ракеты, как правило, перехватываются системой «Железный купол», тем не менее угроза на Синае становится реальной не только для Египта, но и для Израиля. Израиль оказывает Египту посильную помощь, снабжает стратегически важной информацией и положительно отвечает на просьбы об увеличении военного присутствия на полуострове.

Однако решить синайскую проблему так, чтобы одновременно зачистить полуостров от террористов и улучшить ситуацию для местного населения, может только сам Египет. Египетские силовики охотно действуют жестко против самих террористов и тех, кто их укрывал, а вот с вложениями в социально-экономическое развитие региона Каир пока не спешит.

В Вашингтоне, где египетской армии ежегодно выделяют $1,3 млрд военной помощи, задаются вопросом, почему эти деньги идут не на модернизацию систем сбора данных и разведслужб, а на покупку новых самолетов и подлодок. Ведь все эти приобретения пока не помогли улучшить ситуацию с безопасностью ни на Синае, ни на границе с Ливией (еще одна проблемная зона, которую облюбовали террористы), ни в Верхнем Египте. Россия так и не открыла небо для чартерных полетов в Египет, и если ИГИЛ окончательно обоснуется в треугольнике Эль-Ариш – Рафиах – Шейх-Зувейд, о туризме можно будет надолго забыть.

Сейчас Синай – одно из самых привлекательных в мире мест для террористов. «Аль-Каида», ИГИЛ – все они имеют большие планы на эту гористую, безжизненную местность с протяженной береговой линией. Если египетская армия не проведет необходимых реформ, то этот полуостров вскоре станет новым подобием Ракки и Мосула, распространяя нестабильность дальше по Ближнему Востоку. Тем более что расположенная по соседству палестинская Газа предоставляет для этого все возможности.