Домой Общество Как жители Сирии стали варварами

Как жители Сирии стали варварами

12
ПОДЕЛИТЬСЯ

Сирийские беженцы оккупировали первые полосы европейских газет. Война на Украине, результаты санкционного противостояния, кризис сланцевой нефти — все это ушло с передовиц, уступив место более актуальным статьям об ордах нелегальных мигрантов.

Кто-то видит в этом нашествие варваров, которые сломают европейский жизненный уклад. Кто-то склонен думать, что проблема преувеличена и для 500 миллионов европейских жителей миллион беженцев — это капля в море. Есть люди, небезосновательно подозревающие, что в мутном потоке беженцев скрываются боевики «Исламского государства», которые еще зададут Европе перца. Но встречаются и такие, кому в происходящем видится хитрый план по ввозу в ЕС дешевой рабочей силы.

У всех этих людей есть нечто общее. Они склонны видеть в сирийских беженцах полуграмотных дикарей откуда-то с востока, которые неожиданно явились в цивилизованный мир.

Вот тут-то стоит остановиться и подумать, откуда в Европу тянутся эти варвары. Как так получилось, вроде же XXI век, кругом должно быть торжество разума и все такое прочее. А действительно, как?

Да в том-то и дело, что сирийские беженцы в большинстве своем на варваров не тянут. Просто мы, люди, довольно субъективно настроенные создания. Люди вообще склонны считать себя умнее других. А уж если этот другой говорит на твоем родном языке с ошибками и акцентом, то ярлык «варвар» навешивается сам собой. Взять хотя бы знакомых нам приезжих из бывших южных республик Советского Союза. С молодежью все сложнее, а вот кто заподозрит в пожилом узбеке, работающем на стройке за углом, профессора орнитологии или оператора газораспределительного узла? А вот для беженцев с Украины русский язык родной. Поэтому желающие легко занимали самые разнообразные должности, проблем с подтверждением квалификации возникало значительно меньше.

Применимо это и к беженцам из Сирии. Только с поправкой на время начала военных действий. До начала гражданской войны Сирия была процветающей страной. Стабильно растущий по 2-3% в год ВВП, инфляция на уровне 2%; налаженный импорт, рабочая энергетика под усиленным контролем государства. По уровню ВВП перед войной Сирия обгоняла, например, Болгарию.


Дикий город Дамаск до войны

Под стать экономике была и система образования. С 1950 года в стране введено бесплатное и обязательное начальное образование. До начала войны сирийские дети шли в школу с 6 лет и получали аттестат о начальном образовании по окончании 9 классов. После чего следовали три года среднего образования, по результатам которого можно было попытаться поступить в университет или техникум. Желающих, надо сказать, хватало, на все места конкурс. И это несмотря на то, что многие сирийцы ездили за высшим образованием в Россию или во Францию.

Довольно сильная безработица (около 20%) подталкивала молодежь к получению качественного образования, да и урбанизация не оставляла шансов укрыться от школы в какой-нибудь глухой деревне. На 22,4 миллиона сирийцев приходилось три города-миллионника, в которых проживала четверть населения страны. И все это было не 25 лет назад, как в случае с Узбекистаном, а до 2011 года.

Называть сразу всех этих людей полуграмотными можно только по незнанию. Ну или из-за непомерного самомнения, граничащего с расизмом. А это, кстати, вполне в европейской традиции. Если уж граждане Западной Европы держат Польшу за страну водопроводчиков и строителей-шабашников, то нет ничего удивительного, что арабов там видят в лучшем случае уборщиками или парковщиками. На это еще можно было закрывать глаза, пока мигранты не начали ехать в Европу сплошным потоком, но теперь прибывающих настолько много, что причислять их к одному и тому же социальному слою уже невозможно.

Сирийцы, получившие диплом во Франции, оказываются в привилегированном положении. Они заметно лучше других владеют языком и могут рассчитывать на работу по специальности, хотя при растущей безработице в Европе шансов не так много. А вот граждане, получившие образование на родине, встают перед выбором: впрягаться в черную работу, явно не соответствующую квалификации, либо получать пособия и ждать, пока дома все устаканится. Понятно, что большинство предпочтет второе, особенно если разницы по доходам нет.

Параллельно с сирийцами в Европу валом валят беженцы из Ливана, Судана, Ливии, Туниса. Отовсюду, где стараниями США бесчинствует группировка «Исламское государство». В этих странах тоже достаточно образованных людей, хотя не везде система образования функционировала так же хорошо, как в Сирии. Но рабочих мест, требующих заметной квалификации, европейцам не хватает самим, а число мигрантов с каждым днем все увеличивается.

Заволновались даже те, кто приехал задолго до начала нынешней заварушки. Как раз те ушлые мигранты, которые приехали, не спасаясь от войны, а из-за возможности пожить на халявных пособиях. Делиться с вновь прибывшими не хочется, а местные власти, судя по количеству беженцев, будут вынуждены размазывать имеющиеся ресурсы тонким слоем по всей массе мигрантов. Да и прибывающие люди не всегда согласны поддерживать стереотип дикарей, с которыми лучше не связываться. Чего доброго, еще и благодарить за помощь начнут, а не спрашивать, почему мало дали.

Таким образом, Евросоюз столкнулся не только с проверкой его социальной системы на прочность. Европейцам предстоит показать, действительно ли они стали толерантным сообществом, которое умеет в каждом человеке видеть его личность, его знания и способности. Или они, как и американцы, страдают вирусом исключительности, который позволяет относиться к вполне себе современным людям свысока, основываясь в суждениях исключительно на своем географическом происхождении.

К стране, в которой население вполне официально разделено на граждан и неграждан, вопросов нет, а вот ведущие европейские державы в состоянии ли видеть в прибывающих беженцах не только угрозу или бесплатную рабочую силу, но и равных себе по уровню образования и культурного развития?

Илья Новицкий

Источник: cont.ws