Домой Политика Красная Россия

Красная Россия

39
ПОДЕЛИТЬСЯ

Красная Россия

В интересной стране живем. Как я всегда и говорил, «краснопузость» современной России (как, кстати, и Украины) никуда не девается даже через почти 30 лет после Перестройки.

«Массы смотрят на давнюю революцию совсем иначе. Незадолго до октябрьского юбилея фонд „Общественное мнение“ предложил участникам своих опросов высказаться о событиях столетней давности, а потом самим поиграть в красных и белых.
Показать полностью… Выяснилось, что сегодняшние россияне считают Октябрьскую революцию скорее полезной, чем вредной. Знают или хотя бы полагают, что их предки в Гражданскую воевали за красных, 40% опрошенных; за белых — 4%; одни за тех, другие за других — 6%. Оказавшись мысленно в России столетней давности, 36% сограждан поддержали бы красных, и только 10% — белых».

Совок не вытравить, как оказалось, даже за почти что те самые «40 лет по пустыне». Почему это происходит, хотя вроде бы давно уже Ленина не проходят в школе, а в стране даже, по некоторым данным, существуют частные предприятия? Моя гипотеза такова: совок — это своего рода «религия беззащитного человека». А проблема в том, что в стране изменилось многое, но основа осталась прежней: основа — это все та же МАССА, в которой каждый чувствует себя одиноким и беззащитным перед всеми прочими. В точности по Маяковскому: «Плохо человеку, когда он один. Горе одному — один не воин. Каждый сильный ему господин, и даже слабые, если двое».

По новому времени мы можем легко расшифровать маяковские метафоры: «каждый сильный» — это равно предприниматели и чиновники, то есть люди богатые и/или властные; ну, а «двое слабых» — это банда, бандиты. Податься в этих условиях бедному крестьянину по-прежнему некуда. Почему? Потому что постсоветский «человек массы» остался в главном таким же, как и советский: у него минимум горизонтальных связей с себе подобными. Он не включен в сообщества, поскольку и сообществ почти нет (если сравнивать с Западом).

То есть совки — это сборище беззащитных одиночек, так было, и так осталось. Совок беззащитен и перед государством («закон» — пустой звук, суды фактически бутафория), и перед бандитами, и просто перед «богатеями» (потому что «богатеи» могут купить, по желанию, или государство, или бандитов, переходя, таким образом, к условиям предыдущей задачи). Вот поэтому до сих пор жива тоска по «государству рабочих и крестьян», где «все общее», то есть по «красной идее» — потому что совок обещает уничтожить хотя бы две из трех угроз: бандитов и богатеев. При этом, правда, бесконечно усилится государство — но это, типа, «знакомое зло», и одно, как думает наивный совок, всяко лучше, чем все три сразу.

Так система воспроизводит сама себя. Пока в умах — хотя «осовечивание» России уже видно и так, невооруженным глазом.