Крепкий рубль не дает покоя правительству России

26
ПОДЕЛИТЬСЯ

Крепкий рубль не дает покоя правительству России

Наблюдаемое в последнее время укрепление курса рубля, похоже, все больше затягивает российские верха в пучину дискуссий. На этой неделе мы услышали даже некое подобие словесных интервенций, которые смогли воздействовать на отечественный валютный рынок. Пока, однако, это слабо напоминает острые пикировки конца 90-х годов между тогдашним премьер-министром Михаилом Касьяновым и главой ЦБ РФ Виктором Геращенко.

Как Минэкономразвития рубль опускало

В середине недели глава Минэкономразвития Максим Орешкин обстоятельно поговорил о крепком рубле с президентом Владимиром Путиным. В результате российская валюта чуть ослабла по отношению к доллару и евро. В пятницу министр Орешкин обнародовал подробности совещания у главы государства.

Сильно на рубль совещание уже не повлияло — он и так пошел вниз под давлением медленно опускающихся сверху нефтяных котировок. Тем не менее глава Минэкономразвития посчитал нужным закрепить достигнутое, причем в весьма изящной форме. Министр назвал недавнее укрепление российской валюты сезонной тенденцией и заявил, что правительство вроде бы никак на курс влиять не намерено.

«Оценка здесь у всех одинаковая — мы считаем, что то укрепление, которое мы видим на рынке, носит краткосрочный характер и не связано с фундаментальными факторами. Два фактора, которые играют ключевую роль, — это притоки капитала, в том числе связанные с приватизационными сделками, а вторая история — это сезонность. Традиционно первый квартал — это сильный квартал с точки зрения платежного баланса, импорта в начале года всегда мало, эти факторы играют сейчас на укрепление рубля, — отметил Орешкин. — Изменение действий властей не планируется, все как системно объявлено. Центральный банк придерживается плавающего валютного курса. Министерство финансов, в свою очередь, продолжает осуществлять те покупки, которые были начаты 7 февраля».

К слову о включении «бюджетного правила» и покупках валюты Минфином. Их старта на прошлой неделе российский валютный рынок как бы даже не ощутил. Что были эти 100 млн долларов в день, что их не было — рубль, слегка просевший в конце января, бодро карабкался в гору.

Изменилось все только с активизацией Минэкономразвития. Вот как ловко и деликатно глава ведомства обозначил устраивающий правительство валютный курс.

«Сейчас министерство [финансов] покупает порядка 100 млн долларов каждый день. Это на самом деле означает, что из прироста цен на нефть выше 40 долларов за баррель Минфин забирает две трети дополнительного давления. То есть де-факто российская экономика живет не по цене Urals 52 доллара, как мы видим на рынке, а по цене 44 доллара за баррель. Если говорить о конкретных уровнях, у нас прогноз был при 40 долларах — 67,5 рубля (среднегодовой курс к доллару — ред.). Понятно, что при 44 долларах значение должно быть чуть покрепче», — подчеркнул Орешкин.

И тут же министр окончательно додавил рынок:

«В целом мы ожидаем, что в ближайшее время будет некоторое ослабление рубля, а затем его стабилизация. Правительство продолжает внимательно следить за ситуацией и при необходимости будет на ситуацию реагировать».

Как Банк России обозначил сопротивление

ЦБ РФ попыталось защитить крепкий рубль, но попытка эта была довольно вялой. Первый зампред Банка России Ксения Юдаева в интервью агентству Bloomberg сказала буквально несколько слов в поддержку российской валюты. А затем сменила тему на гораздо более волнующую для ЦБ — снижение инфляции до целевого уровня 4% в год. Резюме ее выступления: главный финансовый регулятор российского рынка не считает, что крепкий рубль угрожает финансовой стабильности государства.

«Если отклонение курса от неких расчетных фундаментальных значений и есть, то оно в пределах нормы. Мы будем реагировать на инфляцию, смотреть на инфляционные тренды и строить политику на этой основе. Валютный курс в России плавающий, такая политика доказала свою эффективность, и мы из этого исходим», — заявила Юдаева.

Она также отпустила несколько дежурных реплик насчет причин недавнего укрепления рубля. Среди них были перечислены «усиление продаж эскпортеров», «возвращение сезонности», а также «приток капитала от инвесторов, стремящихся получить дополнительную доходность за счет высоких процентных ставок» (неглавная причина). Далее последовала ремарка про устойчивость нынешней финансовой ситуации. И, разумеется — фраза, что ЦБ обязан придерживаться «достаточно жесткой политики», чтобы достичь-таки вожделенной 4-процентной инфляции.

Напоследок, связав одно с другим, Юдаева все же заметила, что, если бы Минфин не покупал валюту на рынке, «инфляция могла бы снижаться быстрее». А так, начало операций финансового ведомства как раз и заставило ЦБ «замедлить снижение процентных ставок». Две недели назад, напомним, Банк России принял решение оставить ключевую ставку на прежнем уровне — 10% годовых.

Как считают остальные

Очевидно, что «чересчур» крепкий рубль заставил волноваться российских экспортеров. Причем не только нефтегазовых, но, например, сельскохозяйственных. Глава Минсельхоза Александр Ткачев даже назвал нынешний подъем российской валюты серьезным ударом по экономике РФ.

Минфин в рублевой дискуссии принял сторону большинства. Глава ведомства Антон Силуанов признал, что покупки валюты были затеяны с одной лишь целью — стабилизировать ситуацию на валютном рынке. Читай — обуздать распоясавшийся на беду экспортеров рубль.

«Если бы мы не начали сейчас покупать, а мы покупаем примерно по 100 млн долларов за торговую сессию, то курс бы начал укрепляться еще резче, чем это происходит сейчас, — подчеркнул Силуанов. — А потом чуть-чуть цены на внешних рынках, и отток капитала бы у нас усилился, и сразу бы пошли обратные явления на курс. То есть эта волатильность, непредсказуемость курса серьезно влияет на наш бизнес. Особенно на тот бизнес, который конкурирует с импортом, и на тот бизнес, который экспортно-ориентирован», — развил министр свою мысль.

Как мы уже поняли ЦБ РФ взирает на действия Минфина сквозь пальцы — для него главное прикрутить инфляцию. А вот относительно независимый эксперт — глава Сбербанка Герман Греф — сказал, что одно с другим связано напрямую. По мнению банкира, валютные интервенции Минфина могут ускорить инфляцию на 0,3-0,5 процентного пункта. Впрочем, Греф тут же назвал это влияние несущественным.

«Мы не видим существенного влияния ни на инфляцию, ни на курс. По нашим оценкам, это может в инфляции дать 0,3, максимум 0,5, процентного пункта, не больше. Влияние на курс рубля — 1,5-2 рубля, это максимум. Но сейчас прогнозировать очень тяжело», — отметил председатель правления Сбербанка.

По оценке Грефа, если цены на нефть останутся на сегодняшнем уровне, то сумма покупок валюты может составить минимум 20-22 млрд долларов. А это значит, что Минфин либо увеличит дневную дозу, либо будет заходить на валютный рынок более полугода.