«Кузькина мать» Дональда Трампа

18
ПОДЕЛИТЬСЯ

"Кузькина мать" Дональда Трампа

Ключевым пунктом в первом телефонном разговоре Владимира Путина и Дональда Трампа стал договор 2010 года о взаимном сокращении ядерных потенциалов, утверждают западные СМИ. Ранее новый президент США связывал с уступками Москвы в этой сфере возможное снятие с России санкций. Однако и российские, и американские эксперты предупреждают об опасности взглядов Трампа на основы глобальной безопасности.

Президент США Дональд Трамп во время телефонного разговора с российским лидером Владимиром Путиным, состоявшегося еще 28 января, раскритиковал Пражский договор 2010 года о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (иногда, по аналогии с советско-американскими соглашениями, называемый в СМИ «СНВ-3». — «Газета.Ru»). Об этом сообщал Reuters со ссылкой на одного бывшего и двух действующих американских чиновников.

По данным источников агентства, когда Путин поднял вопрос о продлении этого договора, Трамп прервался, чтобы уточнить у своих помощников содержание документа.

После консультаций с советниками американский президент вернулся к разговору и заявил, что Пражское соглашение было «плохим» решением администрации Барака Обамы, более выгодным России, чем США.

Обсуждавшийся договор предполагает сокращение до конца 2018 года развернутых носителей ядерных боеголовок, включая баллистические ракеты наземного базирования и на подводных лодках, а также стратегических бомбардировщиков, до 700 единиц, а самих боезарядов — до 1550 единиц. Эти показатели должны сохраняться до 2021 года. Далее сторонам предстоит либо продлить действие договора, либо заключить новый.

В официальном пресс-релизе Белого дома по итогам соответствующей беседы ничего не говорилось о том, что лидеры затронули тему Пражского договора. Пресс-секретарь Трампа от дополнительных комментариев отказался, однако в администрации президента США пообещали инициировать внутренние проверки по поводу утечек содержания переговоров с иностранными лидерами.

Во время предвыборных дебатов Трамп указывал на то, что Россия в 2010 году «перехитрила» Вашингтон. Кроме того, новый президент США заявлял о готовности рассмотреть вопрос о частичном снятии санкций с России в обмен на сокращение ядерных арсеналов.

Можно только «с высокой степенью догадываться», кто дает Трампу советы и подсказывает, что ответить Путину на вопрос о продлении Пражского договора по стратегическим вооружениям, но то, как американский лидер оценил этот документ, свидетельствует о «зародышевом» стратегическом мышлении нового президента США, говорит экс-начальник четвертого ЦНИИ МО генерал-майор Владимир Дворкин.

«Возможно, его подсказчик знает только одну сторону этого и предыдущих договоров: сокращать свои ракетные системы по ним должны только американцы.

Мы приходим к договорным ограничениям и даже ниже их естественным путем, снимая устаревшие системы и не успевая с восполнением. Так и с нынешним договором: к 2021 году надо иметь не более 700 развернутых носителей, а у нас уже теперь их только 508.

Может быть, этому советчику стало обидно», — объяснил Дворкин.

По его словам, оценивать сейчас перспективы реализации поспешных заявлений Трампа в сфере ядерной политики США бессмысленно. «Пока ни новый президент США, ни его «отмороженные» советчики, судя по всему, понятия не имеют о принципах стратегической стабильности и необходимом балансе сил двух ядерных сверхдержав. В то же время сохранение стратегической стабильности возможно только в рамках договоров с Россией, где также попадаются «отмороженные» эксперты», — рассуждает Дворкин.

В рамках действующего договора американцы совершают до 18 детальных осмотров своими инспекционными группами стационарных и мобильных пусковых установок и ракет, подводных ракетоносцев и тяжелых бомбардировщиков. То же самое делают инспекторы из России. «Мы передаем друг другу десятки уведомлений о состоянии стратегических систем и даже до пяти лент с записью телеметрических параметров при пусках ракет», — объясняет Дворкин.

По мнению эксперта, при отсутствии прозрачности в военной сфере оппоненты всегда преувеличивают военные потенциалы друг друга и для гарантии повышают свои возможности — эта система быстро ведет к потере устойчивости и гонке вооружений.

В декабре 2016 года избранный президент Дональд Трамп привлек всеобщее внимание к ядерному оружию, написав в своем твиттере, что США «должны значительно усилить стратегические ядерные силы», пишет издание Defense News. Это заявление шло вразрез с предыдущими усилиями США ограничить распространение ядерного оружия еще со времен «холодной войны».

Более того, на следующий день Трамп, по словам Майка Бжезинского, ведущего вечернего шоу на телеканале MSNBC, пообещал «гонку вооружений» и заявил, что США «превзойдут противников по каждому показателю и переживут их всех».

В соответствии с распоряжением от 27 января 2017 года, Трамп поручил министру обороны США Джеймсу Мэттису «оценить положения нового Ядерного обзора (Nuclear Posture Review, NPR) и гарантировать, что стратегические ядерные силы Соединенных Штатов современны, технически исправны, гибки, готовы к боевому применению, обладают требуемой организационно-штатной структурой и могут гарантированно противодействовать угрозам XXI века и тем самым убедить союзников США в мощи и надежности ядерного зонтика Вашингтона».

Директор программы по Восточной Азии Центра исследований в области нераспространения ядерного оружия им. Джеймса Мартина Джеффри Льюис считает, что Трамп передает ядерную политику прежде всего в руки нового главы Пентагона Джеймса Мэттиса.

При этом большинство американских экспертов в сфере ядерного оружия соглашаются, что план модернизации американского ядерного арсенала, сформулированный еще во времена администрации Барака Обамы, вряд ли претерпит существенные изменения, пишет Defense News.

Причины этого в том, что при Обаме были разработаны и без того амбициозные планы по совершенствованию всего комплекса ядерного оружия США, и настроений его пересматривать в стенах американского военного ведомства пока нет.

В течение ближайших 15 лет Пентагон готовится потратить миллиарды долларов на разработку стратегического бомбардировщика B-21, нового флота атомных подводных лодок с баллистическими ракетами и межконтинентальных баллистических ракет следующего поколения.

Наконец, в Вашингтоне хотят получить новую крылатую ракету, а также модернизировать систему управления стратегическими ядерными силами.

Директор проекта по ядерным проблемам и старший советник по программе Международной безопасности в Центре стратегических и международных исследований Ребекка Херсмен напомнила журналистам, что последний Ядерный обзор был подготовлен в 2009 году. По ее мнению, внешние угрозы с тех пор несколько изменились, но коррективы концептуального характера в ядерной доктрине нецелесообразны.

Аналитик Ассоциации контроля над вооружениями Кингстон Рейф сказал Defense News, что пока трудно описать будущий Ядерный обзор, поскольку сейчас в связи со сменой администрации на многие важные должности в военном ведомстве США пока не назначены конкретные персоналии. Но, добавил эксперт, самое важное кресло в Пентагоне уже занято.

«Я думаю, что Джеймс Мэттис — это символ», — сказал Рейф. По его словам, Пентагон будет стремиться к консервативной ядерной политике с ее традиционными приоритетами.

Главный консультант в сфере обороны Ассоциации военно-воздушных сил Питер Хесси предполагает, что с приходом Трампа программы обновления ядерного арсенала могут быть ускорены, а Национальное ядерное агентство по безопасности (National Nuclear Security Agency, NNSA), где идет модернизация очередной серии боеголовок, скорее всего, получит дополнительное финансирование. Сейчас в этом агентстве, которое подчиняется министерству энергетики США, реализуется план, известный как «Стратегия 3+2».

В соответствии с ним NNSA объединяет весь американский арсенал боеголовок в пять разновидностей ядерных боеприпасов. Пять типов авиационных бомб и боевые части к крылатым ракетам объединяются в два проекта боеголовок — W80-4 и B61-12. Пять типов боевых частей к межконтинентальным баллистическим ракетам — в три новых совместимых боеголовки IW-1, IW-2 и IW-3.

По мнению Хесси, Пентагон также попытается предоставить Трампу больше возможностей для применения ядерного оружия. Об этом свидетельствует недавний декабрьский отчет Научного совета по обороне США, который призвал военное ведомство рассмотреть вопросы «более гибкого применения ядерного оружия для ограниченного использования, если обычные средства поражения окажутся недостаточно эффективными».

Язык подобных исследований может ободрить тех, кто ищет опасные решения в сфере ограниченного применения ядерного оружия, поскольку новые боеголовки, включая варианты с пониженным уровнем мощности, подобные возможности предоставляют, предупреждает Кингстон Рейф из Ассоциации контроля над вооружениями. Начальник штаба ВВС США генерал Дэвид Голдфейн уже пообещал инициировать «дискуссию о числе требуемых ядерных боеприпасов и их мощности».

Высокоточные ядерные боеприпасы пониженной мощности и уже всеми отмеченная решительность и непреклонность нового американского лидера легко могут привести к войне с неограниченным применением ядерного оружия, напоминает Defence News.

«Американцам нужно будет обновить свой традиционный Ядерный обзор, и вряд ли в новом документе будут сильные отличия от существующего, поскольку администрация Барака Обамы включила в него глубокое совершенствование существующей ядерной триады и модернизацию бомбы типа В61, — объясняет Дворкин. — Это совершенно логичные программы обновления стареющих стратегических систем — замена МБР, подводных ракетоносцев, тяжелых бомбардировщиков. Таким же обновлением занимаются и в России. И пока нет намерений сторон выходить за рамки Пражского договора».

В Кремле пока также не стали комментировать утечки содержания телефонных переговоров с Трампом, но пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков согласился, что после «перерыва» в диалоге по вопросам стратегической безопасности «необходим взаимный апдейт информации позиций». Перспектива продления договора, по его словам, «зависит от позиции наших американских партнеров».

Возобновление переговорного процесса о продлении СНВ-3 между Россией и США уже поддержал председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев. Ситуация с отсутствием переговоров по новому договору о сокращении ядерных арсеналов сложилась впервые с конца 1940-х годов, заявил сенатор «Парламентской газете».

В пользу активизации переговоров вокруг Пражского договора говорит и вероятная кандидатура на должность российского посла в Вашингтоне.

По версии издания Foreign Policy, им станет нынешний заместитель министра иностранных дел Анатолий Антонов, недавно ушедший с должности замминистра обороны, где он также курировал дипломатическую работу. Антонов был ведущим переговорщиком от Москвы во время подготовки Пражского договора, подчеркивает Foreign Policy.

О необходимости продлить российско-американский договор 2010 года уже высказался бывший министр обороны США и один из ведущих американских специалистов по вопросам ядерной безопасности Уильям Перри. Сделать обратное, по его словам, было бы «трагической ошибкой». «Распространяемое прессой мнение президента США Дональда Трампа, что СНВ-3 — «плохая сделка» и был принят в интересах России, в корне неверно. Договор предусматривает одинаковое количество вооружений и такую процедуру проверки, которая, если что, для России жестче, чем для США», — цитирует его слова Politico.

За ратификацию Пражского договора 2010 года дружно голосовали демократы и республиканцы, напоминает в свою очередь Дворкин. Новый состав конгресса не станет его аннулировать, считает он. «Если не сможем до 2021 года заключить новый договор, то совершенно необходимо продлить действующий на пять лет. За оставшееся время образумят Трампа. И у нас прекратят оперировать ничем не обоснованными аргументами о препятствиях к новому договору в виде ПРО США и неядерных стратегических ударах», — резюмирует российский специалист.