Набиуллина идёт по стопам Улюкаева

11
ПОДЕЛИТЬСЯ

Набиуллина идёт по стопам Улюкаева

Не можем мы без личного водолаза в карельских скалах… Не успели наши правоохранительные органы нейтрализовать «исследователя экономического дна» Алексея Улюкаева, его место занял другой «дайвер» — глава Центробанка Эльвира Набиуллина.

Не видит, понимаешь ли, эта женщина катастрофы в снижении годовой цены на нефть до 25 долларов за баррель, о чём не стесняется говорить в интервью журналу Forbes. И что с того, что бюджет страны верстается из расчёта 40 единиц самой «зелёной» валюты мира за бочку стратегического сырья? В её силах и в её власти напечатать триллионы рублей, обвалив курс национальной валюты с 65 до 100 и даже 120 «деревянных» за купюру с изображением Джорджа Вашингтона.

В тартарары летят прогнозы всех министерств и ведомств. Инфляция 4%, запланированная на 2017-й? Куда там… 10-12% официального роста цен и 25-30% реального на товары первичной необходимости не хотите? Роста ВВП тоже не ждите. Вместо 1-1,5% «плюса» при таких раскладах можем получить либо «ноль», либо аналогичный «минус» с последующим урезанием реальных доходов. Всего то и делов. С официальными годовыми доходами 24 миллиона рублей и полной инсайдерской информацией относительно колебаний мировых валют Эльвира Сахипзадовна и не такое вытерпит. Стало быть, и нам корчить из себя страдальцев — дело пустое. Лучше сразу готовиться к худшему.

Оно не то, чтобы кажется совсем уж невероятным. Приход к власти в США Дональда Трампа рискует взвинтить темпы добычи углеводородов в «звёздно-полосатой» стране. Избранный президент-республиканец собирается снять все ограничения для работ нефтяных компаний на шельфах, существовавшие несколько десятков лет. Таким образом, с внутреннего американского рынка будет вытеснено сразу несколько миллионов баррелей нефти Саудовской Аравии, Венесуэлы и Мексики, что чревато колоссальным избытком сырья в хранилищах стран-экспортёров. В буквальном смысле слова горючее будет стоить дешевле питьевой воды. При таких раскладах и 25 долларов за баррель могут оказаться необоснованным оптимизмом. А уж о 50-55 и вовсе придётся забыть навсегда. Оно, конечно, ещё ничего не решено и наверняка встретит сопротивлении в конгрессе, но американская экономика от такого сценария только выиграет, что может заставить противников нового главы Белого дома поддержать его антикризисную программу.

Что делать нам в таком случае — не совсем понятно. Вроде бы об оздоровлении хозяйственной системы начал говорить сам президент. В ходе недавнего выступления Владимир Путин анонсировал «мизерный» спад ВВП в 2016-м году на 0.3%, что на 0.3-1.2% меньше, чем предрекали нам плохие прогнозисты. Вот только что за ним стоит? Если верить официальной статистике, с начала года в России бурно росло сельское хозяйство и добывающая промышленность, которые демонстрируют рост 2-3%, обрабатывающая промышленность падала более, чем на 3%. Вопреки ожиданиям, вместо того, чтобы подорвать могущество нефтегазовой отрасли, кризис катком проехался по высокотехнологичным производствам, что говорит о ничтожной эффективности несырьевого сектора в его нынешнем виде.

Зависимость России от экспорта нефти и газа становится высокой, как никогда. Страна нуждается в притоке зарубежной валюты и для поддержания параметров импорта и для стабилизации курса рубля. По сути, кроме роста добычи, надеяться больше не на что. Раньше национальная валюта могла оставаться на плаву благодаря так называемым «теневым» резервам российской банковской системы, которые, по мнению аналитика «Райфайзенбанка» Дениса Порывая, исчерпаны. Эксперт отмечает, что с начала 2016-го года для поддержания финансовой стабильности с зарубежных корреспондентских счетов было снято порядка 25 миллиардов долларов. Больше такой возможности не будет, ибо имея в распоряжении 28,5 миллиардов долларов финансовые организации должны своим клиентам 42 миллиарда. А кредитоваться у западных коллег в силу экономических санкций невозможно. В итоге, при цене бочки нефти в 45 долларов «американец» будет стоить 73 рубля, а с падением до 40 долларов — 82 рубля и выше.

Выход один — развивать высокотехнологичные производства. Вопрос — как? В правительственных кулуарах уже обсуждают вопрос ликвидации плодящего коррупцию Минэкономразвития и объединения дискредитировавшего себя ведомства с Минфином. На понятном языке — стратегов предлагают слить с бухгалтерией с креном в сторону «счетоводов». Сажать на этот пост Кудрина опасно, а Глазьева — боязно. Оно и понятно. Первый «задушит» любые поползновения любого сектора экономики ради низкодефицитной бухгалтерии. От второго толку будет чуть. «Внедрять» в кабмин на ключевой пост государственника и этатиста «негайдаровской» школы — дело пустое и бесперспективное. Всё равно что большевика Луначарского в 1916-м году делегировать в последнее правительство Николая Второго в ранге министра образования. Скандалов было бы много, но грамотность населения от этого не повысилась бы ни на йоту.

Российская экономика третий год нащупывает дно и борется с кризисом «по инерции». Реальных сил, способных преодолеть её за спиной Эльвиры Набиуллиной, по-прежнему не просматривается.