Цена врачебной ошибки

16
ПОДЕЛИТЬСЯ

Цена врачебной ошибки

500 тысяч рублей: в такую сумму краснодарский суд оценил ущерб, причиненный многодетной матери местными медиками. Из-за врачебной ошибки женщина потеряла сына, а сначала полуторогодовалый ребенок стал инвалидом, и несколько лет родители безуспешно пытались выходить его. Врача уволили, но больше никак наказывать не стали.

На кадрах домашней видеозаписи – полуторагодовалый Саша, любознательный, веселый и активный ребенок. Но это днем, а ночью малыш начинал задыхаться из-за кашля. Обследования, консилиумы, Саше ставят диагноз: бронхиальная астма. Спустя какое-то время его переводят в реанимацию на плазмофорез — очистку крови. «До самого последнего дня я доверяла врачам, отдала сына, ждала здоровым», — вспоминает мама малыша.

Жизнь семьи разделилась на «до» и «после». Катетер, поставленный в яремную вену, оказался слишком большим, в результате был блокирован кровоток. Печальный итог: ухудшение показателей и клиническая смерть. Врачебная ошибка обошлась малышу слишком дорого. Как показала одна из экспертиз, мозг ребенка вовремя не получил кислород, и домой Саша вернулся в вегетативном состоянии. Многодетной матери, воспитателю по образованию, пришлось стать и сиделкой, и юристом.

Расследование уголовного дела и суды затянулись на три года. В 2013 году дело закрыли, врач, допустивший, по данным следствия, преступную небрежность, был уволен. К ответственности он не привлечен по истечении срока давности. Все это время семья продолжала бороться за жизнь малыша дома, покупая медицинское оборудование, лекарства, спецпитание. Операции и реабилитация. В таком состоянии Саша прожил почти семь лет, в 2015 году он отметил восьмой день рождения, спустя месяц его не стало.

У Екатерины четверо детей, которые видели, как страдает брат. От матери старались свои переживания скрыть, но без помощи психолога не обошлось. Начавшиеся еще при жизни Саши гражданские суды длятся уже несколько лет. Семья просит возместить материальный и моральный ущерб, теперь уже за потерю ребенка.

Подобных уголовных дел в России не так много — порядка десяти, возбужденных за последние три года. И там компенсации за моральный ущерб варьируются от миллиона до трех. Сегодня семья продолжает судиться. Адвокат считает, что новое заседание не станет последним, а Екатерина скрещивает пальцы: «Лишь бы дети не болели».

Четких критериев того, какой должна быть компенсация морального вреда, нет. Сумму назначает суд, который рассматривает характер и степень страданий, а также степень вины причинителя. Предсказать исход дела невозможно, поэтому отстаивать свои права решаются далеко не все. Тем более, если родственника уже нет в живых.