Владимир Милов: пытаются ловить отдельных комаров в комнате, где нагадил огромный слон

13
ПОДЕЛИТЬСЯ

Владимир Милов: пытаются ловить отдельных комаров в комнате, где нагадил огромный слон

Экономист и политик Владимир Милов рассказал Anews.com о том, какого «слона в комнате» старательно не замечают российские официальные лица, почему рублю стоит ждать нового шока, и о сложностях со снятием антироссийских санкций при Дональде Трампе.
Владимир Милов закончил Московский горный университет в 1994 году. В 1997-2002 годах работал в правительственных структурах, в 2002 году занимал пост заместителя министра энергетики России. После ухода из правительства основал независимый Институт энергетической политики. В 2008 году опубликовал совместный с Борисом Немцовым доклад «Путин. Итоги». В 2012-2015 годах был председателем политической партии «Демократический выбор».

«Это ситуация слона в комнате, которого окружающие якобы не видят»

— Давайте начнем с Гайдаровского форума, который проходил в Москве 12-14 января 2017 года. Самым обсуждаемым событий на нем стало не выступление Кудрина, Шувалова, Мантурова или Скворцовой, а главного рокера России Александра «Хирурга» Залдостанова. Как вы относитесь к такой новации?

— Что касается «Хирурга» — это, конечно, очень показательно с точки зрения имиджа форума. Те люди, которые пытаются представить себя экономической элитой, истеблишментом, потеряли всякое понимание о том, какое поведение уместно, с кем уместно находиться в одной комнате, а с кем нет. Этих границ отныне не существует. Завтра бомжа с улицы пригласят выступить, и этому уже никто не удивится.

Эта сервильность уже просто перешла в неуважение к самим себе. Но, честно говоря, к содержательной части дискуссий на форуме это имело мало отношения. Ну выступил Зладостанов на какой-то второстепенной площадке… Что же касается содержания, большинство официозных форумов, которые проходят в течение последних 10 лет и даже больше, проходят по одному и тому же сценарию. Собирается много грамотных людей, которые все без исключения прекрасно понимают, что происходит в стране, но о наиболее серьезных проблемах предпочитают не говорить. То есть это ситуация слона в комнате, которого окружающие якобы не видят.

25 и даже 15 лет назад мы предполагали, что государство станет сервисной, обслуживающей структурой для построения новой России, основанной на частной инициативе. Страны, у которой будут гражданские, политические и экономические свободы. Государство в этой схеме должно выполнять обслуживающую функцию в определенных узких сферах — безопасность, социальная сфера, развитие инфраструктуры и т. д. Но это будущее совершило разворот на 180 градусов и теперь государство не просто главный игрок, оно вообще взяло на себя все возможные функции. Как вести себя людям в семье? Как им строить личную жизнь? Какие фильмы им смотреть, а какие нет?

«У нас ситуация гораздо хуже, чем в Белоруссии или Туркмении»

Что произошло в экономике, тоже известно. Посмотрите десяток крупнейших российских компаний: две трети — крупнейшие госмонополии. На дискуссии, посвященной конкуренции, которую активно твитил Анатолий Чубайс, звучала не раз уже повторенная цифра, что госсектор в России достиг 70% ВВП. В этом плане у нас ситуация гораздо хуже, чем в Белоруссии или Туркмении. Там частный сектор маленький, но он все время растет, а доля государства, хоть понемногу, но сокращается. А у нас доля госсектора в ВВП 10 лет назад была 30%, сейчас 70%. Такого разворота не совершила ни одна из посткоммунистических стран. И многие наши проблемы, о которых говорят от форума к форуму — низкая производительность труда, дефицит инвестиций, отсутствие инноваций — очевидно связаны с доминированием государственных монополий, которые создают неэффективную среду. Это же всё и всем очевидно, хотя на форумах об этом не говорят.

«Путин настолько давно у власти, что при нем успели попробовать все полярные рецепты»

— Что нужно сделать?

— У нас Путин настолько давно у власти, что при нем успели попробовать все полярные рецепты. Нужно взять программу Грефа 2000 года, которая уже при Путине была написана, и там все давно разложено, что надо сделать, чтобы повысить производительность, привлечь инвестиции, сбросить неэффективные сегменты. Но никто об этом не говорит, потому, что все понимают, что вопрос этот политический и его решение требует слома сегодняшней модели существования страны. Но все эти умные мужи так смешно обсуждают косметические вещи и как из этого свинца с помощью какой-то алхимии выплавить золото. Все это было бы смешно, если не имело бы таких катастрофических последствий для страны.

Есть такая метафора: забивать гвозди микроскопом можно, но неэффективно. Все люди, которые что-то обсуждают на секциях экономических форумов именно этим и занимаются. Они пытаются ловить отдельных комаров в комнате, в которой нагадил огромный слон, и продукты его жизнедеятельности явно не озонируют воздух. Я вижу, что многие из них после Гайдаровского форума как-то даже сникли, понимая, что это навязшая на зубах рутина. И даже апологетам конформистской позиции, которые считают, что можно сделать какие-то улучшения в существующей политической системе — даже им скучно стало.

Хотите конкретики? Вот новый министр экономразвития Максим Орешкин. Он сказал на форуме правильнейшую вещь, которую из высшего руководства никто еще не говорил. Я ее прилюдно излагаю много лет, кстати. Он сказал, что в России чрезмерная налоговая нагрузка на фонд оплаты труда, и по этому показателю она одна из худших стран в мире. Остальное высшее руководство продолжает убеждать, что у нас нормальная или даже щадящая налоговая нагрузка.

Эта нагрузка — удар по трудоемкому малому, среднему и инновационному бизнесу. У последнего это вообще ключевая проблема, потому, что у него очень высокая доля оплаты труда в издержках и он должен оплачивать, прежде всего, труд тех самых носителей знаний, которые создают инновационный продукт. И за них надо платить огромные страховые взносы в ПФР и прочие фонды.

И что предложил Орешкин? Ничего, просто констатировал факт. Никаких предложений, как это исправить и снизить налоговую нагрузку, он не предложил. Я и мои коллеги много лет говорим, что надо делать дальше (подсказка: отдать в пенсионную систему прибыли госкомпаний, которые сейчас раскладываются в карманы путинских друзей). А Орешкин на этом месте останавливается, потому что, будучи чиновником в этой власти, не принято обсуждать радикальные рецепты, да и мандата у него на это нет.

«Министру только остается пускать пыль людям в глаза»

— Другой министр, глава Минпромторга Денис Мантуров, говорил, что через три года Россия станет экспортировать до 25% промышленной продукции, рассказывал какие есть примеры экспортноориентированных производств, что можно будет сделать с помощью программы господдержки экспорта. Это возможно?

— Я могу привести пример из 90-х, когда я после вуза пытался помочь нашим постсоветским предприятиям найти зарубежные заказы. В частности, многие американцы хотели производить здесь нефтегазовое оборудование. Они приезжали вместе со мной на наш завод и говорили: «Мы хотели бы разместить у вас заказ на производство колесиков для погружных электронасосов для добычи нефти. Посчитайте, сколько это может стоить». И наши считали, составляли смету, получалось $25 за колесико. Американцы говорят: «Вы что, с ума сошли? В Китае нам их сделают за $6!» «А у нас такие накладные расходы, — говорят на нашем заводе, — цеха огромные надо отапливать, нужно содержать инфраструктуру, содержать работников, поэтому меньше $25 никак не получается. Не нравится, езжайте в свой Китай!»

Поэтому я не совсем понимаю, о чем говорит Мантуров. У нас за «высокотехнологичный» экспорт обычно выдается военка и атомные электростанции. Но в случае с оружием эти поставки идут обычно в страны «третьего мира», у которых проблемы с американцами — вот и вся наша ниша.

Что же касается атомной энергетики, сейчас все эти проекты сворачиваются один за другим, Вьетнам и ЮАР от них отказались. Кроме оружия и атомных станций, что еще? Я хотел бы, чтобы они конкретно показали, какие обрабатывающие производства могут быть конкурентоспособными? Здесь, кстати, играет роль та же налоговая проблема — высокие ставки на фонд оплаты труда так же бьют и по обрабатывающей промышленности. Так что надо реально смотреть на вещи и, к сожалению, то, что касается обрабатывающего сектора, из-за большого числа факторов снижения конкурентоспособности мы пока не можем его поднять. И в этом смысле Мантурову только остается пускать пыль людям в глаза.

«Экономисты всего мира завидуют нашей плоской шкале налогообложения»

— Вы являетесь принципиальным противником перехода подоходного налога с плоской шкалы в 13% на прогрессивную. Почему? Он же почти везде в мире растет с увеличением дохода? Тем более, что в России в этом случае работодателю станет выгодно заставить всех работников стать индивидуальными предпринимателями, заключать с ними, как с ИП, не трудовые договора, а договора на оказание услуг и, тем самым, экономить на налогах. Что вы об этом думаете?

— У нас уже была более сложная система НДФЛ и низкая его собираемость. Если государство решит вернуться к этой системе, оно будет как собака, которая гоняется по кругу за своим же хвостом. Оно захочет побольше собрать, у бизнеса не будет возможности и желания платить больше, и он захочет уйти в тень, а государство опять же будет пытаться его на чем то подловить. И в этом увлекательном процессе о конкурентоспособности забудут все. Что касается прогрессивной шкалы НДФЛ, есть масса аргументов против, но один из них тот, что плоская шкала позволяет сейчас вообще не заниматься администрированием этого налога. Платят все по 13%, без заморочек. Прогрессивная шкала предполагает введение сложнейшей системы администрирования, которая тяжким бременем ляжет на предпринимателей, на самих работников, да и на налоговиков.

Я очень много дискутирую с западными экономистами по поводу этой идеи. Нам завидуют: плоская шкала НДФЛ — это один из вопросов, по которому серьезные грамотные экономисты всего мира считают, что Россия действительно вышла вперед. «А мы, — говорят они, — исключительно из-за популизма политиков не можем у себя сделать то же самое. Но хотели бы».

«Ну повысите вы пенсионный возраст, у вас две трети людей выйдут на пенсию по инвалидности»

— Еще одна возможность — поднять пенсионный возраст. Об этом тоже много говорят. — Эта возможность тесно переплетена с тем, что называется здоровье нации.

Еще 15 лет назад Эльвира Набиуллина сидела со скучающим видом на таких обсуждениях и говорила: «Ну повысите вы пенсионный возраст, у вас две трети людей, которые, по идее, должны продолжить работу, тут же выйдут на пенсию по инвалидности». Когда сравнивают с Западом, посмотрите, какая там продолжительность жизни. У нас она не так выросла. У нас несмотря на якобы бесплатную медицину и усилия государства по увеличению продолжительности жизни, люди после 60 в своей массе не могут полноценно работать. В этом плане у населения с государством социальный контракт должен быть простой: вы можете заводить речь о поднятии пенсионного возраста, только если вы действительно, а не на бумаге, совершите некие действия для того, чтобы повысить здоровье населения, продолжительность и качество жизни.

«Рубль движется в режиме шоков»

— Нефть подорожала, соответственно, рубль достаточно сильно укрепился. Российских экспортеров это не радует. Какие ваши прогнозы по котировкам нефти и рубля?

— Рубль движется в режиме шоков. Вроде кажется, что все тихо, но подспудно накапливаются какие-то диспропорции, потом ситуация взрывается и с рублем происходит что-то катастрофическое. Я думаю, что дальнейшее движение будет по такой же траектории — периоды спокойствия будут сменяться серьезными шоками. Все понимают фундаментальную слабость рубля, и когда наступает «час икс», все начинают от него спешно избавляться. И это добавляет драматизма следующему шоку.

Сейчас за внешним спокойствием скрывается растущее фундаментальное давление на рубль. Счет текущих операций стремится к нулю. В страну с новой силой пошел импорт. Произошло насыщение импортозамещением, если можно так сказать. С прошлого года устойчиво, хорошими темпами растет импорт, и он будет продолжать расти. Сохраняется внешний долг в размере почти $500 млрд у корпораций и банков, а новых займов нам никто не дает из-за санкций. При этом, даже если вдруг реализуется сценарий, что Трамп вдруг начнет отменять нам санкции, то не выстроятся очереди из американских банков и финансовых институтов давать деньги российским заемщикам.

Такое было 10 лет назад, но не сейчас — все же политические риски по России глобально пересмотрены, и в экономике у нас теперь большие проблемы. Долг большой, выплачивать надо, новых денег не дадут, текущее сальдо плохое, нефть стоит $55-56, несмотря на все усилия ОПЕК сделать ее еще дороже. Цена нефти сейчас перегрета и со временем она с большой вероятностью уйдет в предсказанный коридор $40-45. Что рублю от этого ждать? Ничего хорошего.

«Трамп попробует замириться с Путиным. Какой-то далекий Крым его не волнует»

— Вы упомянули про Трампа. Что вы ждете от него в качестве американского президента, какими будут отношения США и России?

— Надо сказать, что неопределенность выросла. Все его номинанты на посты в администрации президента на слушаниях в Сенате дезавуировали все его основные идеи. Это фантастическая ситуация, я такого не припомню, чтобы президент говорил одно, а все члены его будущей администрации — совершенно другое. Фото: Reuters Второе. Большая часть санкций, в особенности финансовых, наиболее болезненных, вводились не законами, а указами Обамы.

Трудно прогнозировать дальнейшее развитие событий, нужно внимательно наблюдать, будет ли Трамп пытаться их отменить. Его риторика по отношению к Путину очень мягкая, я не ожидал, что он будет так лебезить. Но захочет ли он ругаться на эту тему с Конгрессом — это большой вопрос. Потому что по слушаниям Тиллерсона (кандидат на пост госсекретаря США Рекс Тиллерсон, — Anews.com), Мэттиса (кандидат на пост главы Пентагона Джеймс Мэттис. — Anews.com) и прочих было видно, что они, несмотря на лояльность республиканцев к Трампу, они относятся к российской теме очень серьезно. Они хотят, чтобы ограничительные меры по отношению к России остались и боятся, что Трамп начнет их волюнтаристски в одиночку отменять.

Понятно, что Трамп не дорожит причинами, из-за которых они были введены, его не волнует какая-то Украина, какой-то далекий Крым. Но есть большой запрос со стороны американского истеблишмента на то, чтобы сохранить санкции. Я думаю, что Трамп попробует замириться с Путиным, чтобы сосредоточиться на других проблемах — Китае, пересмотре международных торговых соглашений и т.п. Но и для Трампа Россия — это не тот вопрос, который должен его волновать в первую очередь. При тех масштабах изменений, которых он хочет изменить в США после Обамы, ругаться с Конгрессом из-за России, мне кажется, он не захочет. Похожая ситуация была у Рейгана по санкциям к ЮАР, когда он был против их введения, а Конгресс был за. Рейган в итоге применил право вето, но Конгресс его преодолел и в 1986 году санкции против ЮАР ввел, к неудовольствию Рейгана. Если дело дойдет до противостояния с Конгрессом, возможно Трамп и не будет далее так защищать Путина, как он это делает сегодня.