Экономика | ПУСТЫШЕК.НЕТ

Экономика

Экономика

Россия вымирает: численность населения упала впервые за десятилетие, работать некому

Приток мигрантов уже не способен спасти российский рынок труда

Впервые за последние десять лет Россия столкнулась с сокращением населения. По данным Росстата, за январь-май 2018 года естественная убыль числа наших сограждан превысила 147 тыс. человек. Как полагают эксперты РАНХиГС, в ближайшие годы в нашей стране может произойти глобальный демографический кризис и дисбаланс на рынке труда — особенно с учетом того, что миграционный прирост также затормозился. Это грозит тем, что к 2030 году количество занятых на отечественном рынке труда упадет на 10%, что повлечет за собой снижение ВВП на 0,3%.

Согласно оценке исследователей из РАНХиГС, с января по апрель 2018 года число новых мигрантов, приехавших на заработки в Россию, составило немногим более 57 тыс человек. За аналогичный период прошлого года миграционный прирост доходил до 65 тыс человек. Причем, такой стабильный показатель наблюдался последние лет.

 

Одновременно, как свидетельствуют данные Росстата, за январь-май 2018 года естественная убыль населения превысила 147 тыс человек. По этому параметру потери еще существенней: за тот же период 2017 года население нашей страны сократилось примерно на 112 тыс человек.

Таким образом, за первые пять месяцев 2018 года прирост за счет международной миграции компенсировал только 47% естественной убыли населения. «Если подобный отрицательный баланс не изменятся, то уже в этом году, впервые с 2009 года, население России может начать сокращаться», — констатируется в мониторинге РАНХиГС.

Вслед за численностью населения, неизбежно будет сокращаться и количество работников, занятых в отечественной экономике. Первые признаки дефицита кадров, отмечают аналитики, проявились на российском рынке труда еще в 2017 году. За прошлый год численность рабочей силы в нашей стране сократилась на 500 тыс человек — до 76 млн. Стоит отметить, что за последние 10 лет этот показатель практически не менялся, хотя трудоспособное население (мужчины в возрасте 16-60 лет и женщины в возрасте 16-55 лет) поступательно сокращалось с 2006 года. Молодые пенсионеры, формально вышедшие из трудоспособного возраста и продолжавшие работать, начали уходить с рынка труда.

Причем, как полагают авторы мониторинга, мигранты не смогут нивелировать потери трудовой активности, так как количество уехавших из России иностранных граждан превышает число приехавших. В наибольших количествах нашу страну покидают подданные Германии, США, Канады и КНДР. Число иностранных граждан из ЕС, живущих в РФ, за год сократилось на 50 тыс человек, а американский подданных — на 5 тыс человек. Тогда как из других стран Дальнего Зарубежья — Индии, Турции, Вьетнама и Афганистана — в Россию переехало всего 2 тыс человек.

Слабое восстановление миграции из стран Центральный Азии не способно восполнить потери от сокращения мигрантов из Украины. Так, лидером по поставке рабочей силы в Россию в первые четыре месяца года стал Таджикистан — более 12 тыс человек. Вместе с тем, количество мигрантов из Украины составило всего около 7,5 тыс человек. В январе-апреле 2017 года число украинцев, перебравшихся в нашу страну, превышало 27 тыс, а за аналогичный период 2016 года — 35 тыс человек.

Правда, существует один положительный момент. В результате сокращения рабочей силы в стране также снизилась и безработица: она достигла уровня в 5,2% — это повторение минимального рекорда в истории современной России, достигнутого в 2014 году. По данным государственных служб занятости, количество вакансий на сотню зарегистрированных безработных выросло со 116 до 146 позиций.

Впрочем, в будущем ситуация на отечественном рынке труда рискует только усугубиться. По словам заместителя директора Центра трудовых исследований ВШЭ Ростислава Капелюшникова, если наметившаяся тенденция по естественной убыли населения продолжится, то к концу года суммарный показатель может оказаться весьма плачевным — минус 300 тыс человек. По мнению эксперта, приток мигрантов не спасет положение, которое с каждым годом будет становиться все более критичным: к 2020-2025 годам численность занятых работников, обладающих российским гражданством, может сократиться на 15 млн человек. «Помимо демографического кризиса, будут играть роль такие факторы, как травматизм и профессиональные болезни», — отмечает Капелюшников. Приехавшие в Россию мигранты не покроют даже половины этой потери — к 2030 году число занятых на отечественном рынке труда грозит упасть на 7 млн человек или на 10% к нынешнему уровню российских работников, что, по подсчетам эксперта, приведет к снижению ВВП на 0,3%.

ЧМ-2018 побил все рекорды: Самый дорогой и самый малолюдный

Туристический эффект от проведения Чемпионата мира по футболу оказался заметно меньше, чем ожидался. Иностранцы поехали в те города, которые и так хорошо «раскручены» на Западе — Москву, Петербург и Сочи.

Куда испарились тысячи билетов?

На сегодняшний день игры чемпионата посетили чуть более 3 миллионов человек. То есть даже с учетом того, что остались еще две игры (финальная и матч за третье место, на которых будет аншлаг — а это еще 142 тысячи зрителей) российский мундиаль все равно окажется самым «незрительским» за последние годы.

Меньше фанатов на трибунах было только в Южной Корее и Японии в 2002 году, и даже в ЮАР, славящейся своим криминальным миром, в 2010 году оказалось больше болельщиков. Пусть и на самую малость.

На матчи чемпионата, по данным FIFA, было легально продано почти 2,5 миллиона билетов. Оставшиеся сотни тысяч болельщиков на трибунах — как правило, это те, кому пригласительные распределяли через компании-спонсоры.

Видимо, с их низкой активностью и связано то, что некоторые матчи пугали «лысыми» трибунами. По иронии, самыми непосещаемыми на чемпионате стали два матча с участием сборной Египта, когда она играла в Екатеринбурге с Уругваем (недосчитались почти 4,5 тысяч болельщиков) и с Саудовской Аравией в Волгограде (куда-то пропали 3,5 тысячи человек).

В чем чемпионат сработал вхолостую

Туристическое агентство «ТурСтат» проанализировало посещаемость матчей Чемпионата мира по футболу. Оказалось, что хуже всего болельщики посещали игры в Волгограде (в среднем наполняемость «Волгоград Арены» на четырех играх составила 92%), Екатеринбурге (средняя посещаемость четырех игр — менее 95%) и Саранске (на четырех играх было в среднем 96% болельщиков).

Естественно, абсолютным лидером оказалась Москва, где игры проходят на двух крупнейших стадионах, «Лужники» (он самый вместительный в России) и «Спартак»: здесь были заполнены все 100% зрительских мест. Близки к этому показателю Санкт-Петербург и Сочи.

Да и вообще, Москва, Санкт-Петербург и Сочи оказались на этом чемпионате главными городами. Сами болельщики, судя по опросу агентства «Tvil.ru», назвали их самыми «тусовочными» — с самыми зажигательными развлечениями и концертами для футбольных фанатов.

Тут же, кстати, были и самые крупные фан-зоны: в Москве на площадке у здания МГУ на Воробьевых она вмещала 25 тысяч человек, а в Санкт-Петербурге на Конюшенной площади — 15 тысяч человек… Официальная сочинская фан-зона у Южного мола морского порта вмещала более 10 тысяч болельщиков.

Можно представить, сколько выпили пива и съели чипсов эти тысячи людей, искренне болеющих за футбол. Впрочем, экономический эффект для России съеденными чипсами, конечно, не измерить. Главное — это повысить ее туристическую привлекательность. Но тут даже Чемпионат мира сработал не на полную мощность.

Миллиарды выброшены на ветер?

Россия — это далеко не только Никольская улица и сочинские тусовки. Организаторы попытались показать иностранцам те уголки страны, которые были прежде скрыты более раскрученными туристическими «брендами». Но не очень получилось. Скажем, только 1% опрошенных болельщиков назвали «тусовочным» городом Самару, 2% — Волгоград… И вряд ли перуанцы, бельгийцы или японцы снова поедут сюда туристами.

Как говорит французский экономист Пьер Рондо, любое крупное спортивное событие неизбежно приводит к «эффекту вытеснения» — то есть на второй план отодвигаются туристы, которые приехали просто поглядеть прелести страны и которые необязательно являются поклонниками футбола. По словам Рондо, именно так было во Франции, принимавшей чемпионат в 1998 году, а затем в Бразилии в 2014 году.

Увы, частично повторила этот путь и Россия, где многие из построенных для «спортивных туристов» объектов просто окажутся затем заброшенными (при том, кстати, что на подготовку к чемпионату в нашей стране потратили более € 11 миллиардов, в то время как в той же Франции, пусть и двадцать лет назад — лишь € 360 миллионов). И на следующий год после чемпионата число иностранных туристов во Франции не выросло. А если не вырастет и в России, то зачем платить больше?!

Теплов: Нужно развивать и другие направления

Может, параллельно с Чемпионатом мира нужно было раскручивать и другой туристический образ России? В преддверии мундиаля Ростуризм совместно с агентством «OneTwoTrip» провели исследование, опросив самих россиян: где бы они хотели побывать.

Вовсе не Москва и Сочи лидируют в опросе. 34% назвали самыми притягательными уникальные, «дикие» места (Камчатка, Сахалин, Курилы), 34% — доступные природные достопримечательности (Байкал, Карелия, Алтай) и 28% — исторические памятники.

Результаты исследования прокомментировал директор по маркетингу агентства «OneTwoTrip» Алексей Теплов:

— Пожалуй, главная проблема, с которой отчасти удалось справиться в том числе чемпионату мира, — это отсутствием позитивного туристического имиджа России. Для многих иностранцев мы страна двух городов (Москвы и Санкт-Петербурга) и далекой Сибири.

Многие туристы, да и сами россияне, не знают, что смотреть в регионах, чем богат тот или иной край, что там есть для путешественников. Или даже если знают, как в случае с Камчаткой, Карелией, Алтаем, то инфраструктура там не способна обслужить большой поток путешественников.

Большинство наших красивых регионов и курортов пока подходит в основном для любителей экстремального отдыха в суровых условиях, или для тех, кто готов выложить огромные деньги за поездку. Но благодаря ЧМ весь мир узнал, что красиво и хорошо в нашей стране не только в двух столицах.

«СП»: — Но все равно тройка самых привлекательных городов, что до, что во время Чемпионата мира, осталась прежней: Москва, Санкт-Петербург и Сочи.

— Что касается регионов, в том числе тех городов, где проходили матчи ЧМ, то властям необходимо продвигать их как туристически привлекательное направление. Создавать туристические офисы, делать удобную навигацию и промо-ролики для русской и иностранной аудитории.

Но это только часть, самое главное для туристов — это удобство дороги, качественные кафе и рестораны, наличие интересных красивых мест, безопасность и невысокие цены. С последними тремя пунктами у наших городов проблем нет.

Почти все иностранные болельщики, посетившие города, отмечают, что у нас много интересных достопримечательностей, чистые улицы, низкие цены на услуги и питание, в нашей стране они чувствуют себя безопасно. Также почти все отмечали, что русские — очень гостеприимные хозяева.

Однако проблемы с транспортной инфраструктурой и сервисом всё ещё сохраняется, и решить их можно, в том числе, благодаря проведению таких масштабных мероприятий как чемпионат мира.

«СП»: — В правительстве заговорили и о новых законодательных изменениях для привлечения иностранных туристов — от безвизового режима для медицинских туристов до повсеместного введения tax free.

— Отсутствие упрощенного визового режима для иностранцев сильно тормозит развитие туризма в регионах. В первую поездку иностранные туристы стараются познакомиться с Москвой и Петербургом — главными российскими городами, как мы, например, отправляясь впервые в поездку в Италию или Францию, сначала стараемся увидеть Рим и Париж.

Более глубокое знакомство со страной, посещение таких городов как Казань, Сочи, Нижний Новгород, часто откладывают на вторую или третью поездку. Но для этого иностранцу каждый раз нужно заново проходить процесс получения визы.

В чём «прорыв»?

Государственный функционер ельцинского периода Анатолий Чубайс, чья политическая деятельность нанесла, пожалуй, наибольший вред стране, как-то недвусмысленно сказал: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом — новые вырастут». Прошла четверть века, нет Ельцина, нет Чубайса, не вписавшиеся в рынок вымерли, на их место пришло новое поколение молодых людей. Да только либеральная пластинка у государевых служащих осталась прежняя. Но вымирание уже уготовано для тех, кто не вписывается в цифровизацию российского государства.

Слушаешь доклад руководителя направления «Институты и общество» Центра стратегических разработок Марии Шклярук, который был озвучен на конференции «Государственное управление: проблемы и решения», и обнаруживаешь, что ни проблем, ни решений не понимают. За выхваченными из интернет-пространства заумными и многосоставными иностранного происхождения словесами видятся не горизонты модернизации и развития государства, а оторванность даже от существующей реальности. Ощущение, что люди, выполняющие заказы Кудрина и Грефа, не только не представляют, что такое государство и управлением им, они и рядового гражданина, представителя народа, простого курского избирателя, в глаза не видели с момента окончания своих гамбургских вузов.

Отсюда и разрыв в понимании и ощущении проблем общества и видения их разрешения. Как можно решать поставленную задачу, если не имеешь исходных данных о жизни рядовых граждан, которых подавляющее большинство? А по докладу именно это и просматривается. Выступающая попросту озвучивает очевидный демонстративно-фиктивный состряпанный из всевозможных штампов продукт, который можно красиво «презентовать», но использовать — никогда. Да, впрочем, и сама Шклярук это осознаёт, витийствуя, что можно написать план цифровизации государства, но когда подойдёт время его официального принятия, половина пунктов попросту устареет. Следовательно, зачем делать хорошо сегодня то, что через 3–4 года будет не нужно?

Но ведь президент РФ В.Путин дал команду «Цифровизацию — на всю экономику!». Сравнил даже сей «прорыв» с электрификацией всей страны, и, по замыслу главы государства, в ближайшие шесть лет посредством внедрения цифровых технологий и платформенных решений должны быть преобразованы приоритетные отрасли экономики и социальной сферы. Среди них перечисляются здравоохранение, образование, промышленность, сельское хозяйство, строительство, городское хозяйство, транспортная и энергетическая инфраструктура, финансовые услуги. Владимир Путин определил увеличение внутренних затрат на развитие цифровой экономики за счет всех источников не менее чем в три раза по сравнению с 2017 годом. Очень похоже на ещё одну кремлёвскую «национальную идею» — импортозамещение, в которую были закачаны миллиарды бюджетных ассигнований, а импорт при этом только вырос. Предшествовали импортозамещению точно такие же оторванные от реальности доклады и декларации, пустые формулы и какие-то шаманские заклинания.

Чтобы толком никто ничего не понял, но в глазах избирателя и исполнителя кремлёвских указаний выглядело грозно и «съедобно».

Идя в авангарде путинских цифровых реформ, Шклярук предлагает внедрить «государственную платформу со встроенным механизмом исключения конфликтов». Абсолютно серьёзно предлагает. Как можно создать «встроенный механизм исключения конфликта» в обществе, являющемся частью материального мира, состоящего из взаимодействующих друг с другом индивидов, между которыми самой природой подразумевается возможность конфликта? Это конфликт добра и зла, труда и капитала, догматизма и креативности, и пути разрешения их исключительно в нахождении компромисса. И именно государство, как политическая форма организации общества и обязано обеспечивать данный компромисс.

Если государство уходит от решения проблемы общественного баланса, то включаются иные механизмы — радикализации конфликта с последующим распадом государства или жесточайшего тоталитаризма с тюрьмами, виселицами, эшафотами. Что имеет в виду Шклярук? Не может быть никакого «встроенного механизма», да ещё и в системе цифровых технологий. Или речь о цифровом концлагере? Несчастная Россия и её народ, что такие прожектёры участвуют в создании, а по сути, стряпне, фундаментальных государственных доктрин.

Но стоит ли этому удивляться? Государство в путинской России перестало выполнять свою роль организации общества. Ему сегодня предписана новая функция — предоставителя услуг. Как коммерческой лавке, обувному киоску, кооперативу. То есть, по сути, властная группировка тихим сапом встраивает государство в мировой бизнес как некий обслуживающий корпорации винтик. Не бизнес подстраивается под государство и общество, а наоборот. Вот и Шклярук, презентуя свой доклад, акцентирует на ориентации государства не на гражданине, а на «пользователе», на «клиенте».

Причём далеко не каждый гражданин сможет стать таким «клиентом». Платформа смены модели управления предусматривает уход от государства — дилера услуг — к государству по управлению жизненными ситуациями. Просто государство — «скорая помощь». Из плохого состояния в ещё более ужасное, недостойное, хаотичное, непланируемое.

В чём «прорыв»?

Глядя на данный скриншот-кадр, взятый из видеозаписи доклада, обнаруживаешь, что такими жизненными ситуациями могут быть покупка жилья, покупка машины, путешествия, открытие бизнеса… Это на фоне того, что для большинства россиян куда глобальней стоят вопросы работы, доходов, социального обеспечения, безопасности, доступности образования, медицины и т.п. То есть, и «скорая помощь», но не для всех граждан, а для более обеспеченных.

А ведь если цифровые новшества в подобном виде будут проталкиваться качестве государственной доктрины, то недолог час всё общество окажется разделенным в самом себе. То есть в одном государстве параллельно оформится две группы населения, одна из которых будет успешно пользоваться государственными услугами онлайн и управлять своими жизненными ситуациями исходя из своих запросов, а вторая будет получать их по традиционным каналам, по остаточному принципу.

Как сказал в рамках послания к Федеральному собранию президент Путин, «Для всех, кто хочет работать, проявить себя, готов честно служить Отечеству и народу, добиться успеха, Россия всегда будет страной возможностей».

В реалиях путинской России это значит, что одни люди, прежде всего государственные служащие и чиновники местного самоуправления, потеряют работу, а другим, «желающим проявить себя», будут переплачивать. Возникнет ещё большее имущественное разделение. Сотни тысяч людей окажутся на улице, ибо цифровые технологии полностью перекроят рынок труда. В этих условиях формируется еще один парадокс: снижение стоимости рабочей силы, которую готов платить рынок, чревато снижением качества этой рабочей силы. В то время как технологический вызов, наоборот, требует, чтобы это качество повышалось. Что скажут кремлёвские экспериментаторы на этот раз? Что эти люди не вписались в цифровую экономику? Только о какой экономике речь? Как это ни удивительно, но компьютеры и базы персональных данных могут быть полезны в сфере торговли, услуг, развлечений, спекуляций, всё, что касается реального производства — здесь работают совершено другие принципы. Компьютеризация не улучшила жизнь, социальную защиту и производительность издательств и СМИ, ЖКХ и металлургии, строительства и сельского хозяйства. Роботизация может поднять стандарты, но сузить социальную составляющую, углубив известный конфликт труда и капитала.

Идея цифровизации экономики государства в любом случае упрётся в имитацию деятельности, при этом никакого участия учёных ни в создании программ, ни в реализации не только не видится, но и не ожидается. Что касается создания баз персональных данных, контроля, делопроизводства, компьютерного учёта и систематизации взаимодействия между государственными органами и службами, то всё это имеет такое же отношение к экономике государства, как полив цветов в офисе к производству ракет. Кроме того всё вышеперечисленное не требует каких-то огромных ассигнований, которые в путинской России, как показывают реалии, кто-то успешно освоит и распилит.

Как видят в Центре стратегических разработок реализацию своего (и президентско- правительственного) проекта? Вот как: «Многие функции, на которые государство сегодня тратит много ресурсов, автоматизируются с помощью приложений, разрабатываемых как государством, так и коммерческими компаниями, и социально-ориентированными организациями».

Всего лишь приложения — и государство высвободит миллиарды средств? Не верю. Но не вижу расширенного, умного, детализированного ответа и прогноза. Не наблюдаю самого облика будущего цифрового государства, в которое загоняют Россию.

А каким образом будут защищены персональные данные? Вот каким: «Реализуется тройная защита: (1) данных о гражданах, компаниях и государственных институтах; (2) интеграции всех элементов государственной платформы со встроенным механизмом исключения конфликтов; (3) больших систем, в том числе, критически важных инфраструктур».

Снова не вижу образа и системы обеспечения защиты, прочитав лишь три пункта с намерениями.

Во что, по мнению ЦСР, превратится государственный аппарат? Читаем: «Он превратится в малочисленную и высокопрофессиональную службу, обеспечивающую наиболее сложные функции и работающую во взаимодействии с автоматизированными системами. Чиновники превратятся в инженеров госуправления, настраивающих конвейеры госфункций».

Это как в польском фильме «Новые амазонки» что ли? А куда «стратеги» денут другую, многочисленную группу людей, профессионалов, патриотов, которых цифровая экономика выбросит за леера государственного корабля? Лично автор не увидел ответов на поставленные вопросы, зато обнаружил поверхностный подход «стратегов» к формулировкам, за которыми могут стоять судьбы миллионов людей и самого российского государства. Чубайс ведь тоже не видел, выполняя программы уничтожения страны, предписанные западными консультантами.

«Эти технологии требуют смены модели управления», — заявляет докладчик Мария Шклярук. Любопытно было бы познакомиться, о какой модели управления идёт речь? Если о смене всего устроения государственной системы с переводом её на социализированные рельсы с гарантиями народовластия, то здесь есть люфт для дискуссии. Если же подразумевается продолжение провальной путинской политики и её усугубление тотальной цифровизацией, слежкой, контролем, то грош цена таким проектам.

Тем более, что его авторы сами не видят как быстро могут произойти эти изменения, считая, что «переход от сложившейся системы управления на новую платформу должен носить поэтапный характер, не разрушающий действующих механизмов функционирования органов власти».

Если сказать проще, то сроков не видят и не прогнозируют, действующие механизмы управления государством, сложившиеся во времена Путина, предлагают не трогать. В чём же тогда «прорыв»?

Верно пишут в адрес Центра Сулакшина и Партии нового типа наши сторонники: «Вот где Счетная палата, ФСБ, СК РФ, Генпрокуратура? Ведь те деньги, которые такие типы прожирают из госбюджета, категорически нельзя тратить на этот бред!» И добавить нечего…

Импортный газ для Украины подорожал

Украинские предприятия в июне 2018 года импортировали газ по средней цене 266,35 долларов (6960,18 грн) за тысячу кубометров – такие данные обнародовало Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ).

Таким образом, средняя цена импортного газа в июне выросла на 2,4% по сравнению с маем-2018, когда она составила 260,01 долларов (6806,4 грн) за тысячу кубометров, передает segodnya.ua.

Отметим, пока что самая высокая средняя цена на импортный газ в Украине зафиксирована в апреле – 309,9 долларов (8,1 тыс. грн) за тысячу кубометров «голубого топлива».

Украина закупает голубое топливо у Польши, Словакии и Венгрии по реверсу. Прямые поставки из России не ведутся с 25 ноября 2015 года. Российский газ напрямую поступает в Украину только для транзита через украинскую газотранспортную систему в страны Европейского Союза. При этом в январе-марте 2018 года импорт газа из стран Европы уменьшился более чем в два раза благодаря значительному запасу газа в ПХГ. Впрочем, в апреле объемы импорта вновь выросли.

Депутат Рады: "Экономические тупицы" во власти "убивают" Украину

В настоящий момент у власти на Украине «находятся экономические тупицы». Такое определение сегодняшним властям в Киеве дал депутат Верховной рады Вадим Рабинович, во время своего выступления на телеканале «112 Украина».

«У власти находятся экономические тупицы. Сегодня „Киевводоканал“ объявил, что, возможно, на Украине будет ограничена вода, потому что предприятие „Днепразот“ приостанавливает работу… Скажите, у вас есть мозги, чтобы думать за неделю, за месяц? Пока гром не грянет — не перекреститесь», — сказал он.

Комментируя повышение цен на газ на Украине, из-за которого и произошла остановка «Днепроазота», депутат заявил, что таким образом происходит «убийство страны».

 

 

«Я вчера анализировал цифры, которые дали европейские серьёзные издания по ценам на газ в Европе и у нас. Я заметил интереснейшую тенденцию, они приводят стоимость европейского газа, не учитывая покупательскую способность населения. Рассказывают, что нам надо ещё повышать, чтобы была такая, как в Италии, в Англии, — это бредятина полная, вранье и убийство страны. На самом деле, у нас… не просто дорогой газ, а экстрадорогой газ. Ни одна страна в мире не имеет таких затрат у населения на газ», — указал Рабинович.

Нардеп добавил, что по его расчетам, после оплаты коммунальных услуг у украинцев уже не остаётся средств для нормального существования.

Ранее EADaily сообщало, что бывший министр экономики Украины Виктор Суслов, выступая на том же телеканале отметил, что страну ждет скорый крах, так как на фоне бедственного положения ее массово покидают налогоплательщики.

Если посмотреть на изменение цены биткоина с начала 2018 года, то кажется, что на нем пора ставить крест. Но не спешите поддаваться паническим настроениям. Сейчас мы расскажем о 7 причинах, почему биткоин снова вырастет.

Капитализация

Сегодня капитализация биткоина превышает 110 миллиардов долларов, а на пике его стоимости в декабре 2017 года она составляла 337 миллиардов долларов. Обе эти суммы слишком малы для того, чтобы быть максимальной планкой для биткоина. Потому что общее количество денег во всем мире оценивается в 90 триллионов долларов. Какая часть этих капиталов перекочует в биткоин и другие криптовалюты покажет время. По мнению экспертов, среди которых миллиардеры Майкл Новограц и Тим Дрейпер, капитализация крипторынка в течение нескольких лет может составить от 5 до 10 триллионов долларов.

Биткоин — не пузырь

Критики биткоина любят заявлять, что это деньги из воздуха и реальная его стоимость равна нулю. Пусть попробуют рассказать об этом майнерам, которые покупают дорогостоящее оборудование и оплачивают внушительные счета за электроэнергию.

Биткоин устроен таким образом, что сложность его добычи постоянно возрастает. На сегодня средняя себестоимость майнинга биткоина составляет порядка 6000 долларов. Но это не останавливает крупные компании, которые инвестируют сотни миллионов долларов в запуск новых майнинг-ферм везде, где могут найти доступ к дешевой электроэнергии.

Регулирование рынка
Если взглянуть на популярность поисковых запросов со словом “биткоин”, можно заменить, что происходит снижение с начала 2018 года. Да, среди пользователей интернета криптовалюты сейчас не на слуху из-за своего падения в этом году, но зато о них все больше говорят первые лица различных государств. Лучшим подтверждением этому является тот факт, что вопрос криптовалют поднимался на саммите большой двадцатки в марте этого года и там было принято решение разработать международные правила регулирования крипторынка.

Это важно по двум причинам. Во-первых, ведущие государства мира не собираются вводить тотальный запрет на криптовалюты. Во-вторых, крупные инвестиционные фонды с капиталами в десятки и сотни миллиардов долларов готовы зайти на рынок сразу после того, как на нем появятся четкие правила работы.

Цифровое золото
Биткоин не зря называют цифровым золотом. Человечество давно ищет удобный способ хранения ценности и в отличие от драгоценного металла биткоину не нужны банковские хранилища и грузовой транспорт. С помощью криптовалюты можно хранить миллионы долларов на обычной флешке, а чтобы отправить эту сумму на другой конец света потребуется всего несколько минут и доступ к сети интернет.

Мы не утверждаем, что люди начнут продавать золото и на вырученные деньги покупать биткоины. Но уже сегодня частные и юридические лица приобретают криптовалюту в качестве альтернативного средства хранения своих капиталов.

Биткоин — основная единица расчета

Если взглянуть на рынок криптовалют, то более 40% средств приходится на биткоин. Также, именно первая криптовалюта является наиболее распространенной в плане оплаты товаров и услуг, ее даже принимают в качестве уплаты налогов в некоторых городах. Все это указывает на то, что если доллар США является валютой для международных расчетов, то биткоин это его аналог в криптовалютном пространстве.

Блокчейн
Технология блокчейн появилась задолго до биткоина, но именно запуск первой криптовалюты позволил раскрыть все ее возможности. Сегодня блокчейн внедряют в логистику, документооборот, платежные системы и другие сферы нашей жизни. Про блокчейн говорят программисты, ученые, банкиры и политики, сравнивая эту технологию с изобретением интернета.

При этом многие забывают, что самая популярная и защищенная блокчейн сеть — это биткоин. Государства и корпорации могут разрабатывать свои закрытые сети, но блокчейном «для людей» был и будет именно биткоин. Сейчас некоторые сильные команды независимых разработчиков работают над совершенствованием сети биткоина, самые известные из них Bitcoin Core и Blockstream.

Китай разрешит криптовалюты

До сентября 2017 года Китай был самой быстро развивающиеся криптостраной, однако власти Поднебесной решили отрегулировать это направление, а в результате полностью запретили проведение ICO и торговлю криптовалютой. Но сейчас китайское правительство осознало свою ошибку и страна готовится к возвращению на эту часть рынка.

Такие выводы можно сделать из того, что несмотря на многочисленные слухи майнинг биткоина не был запрещен и Китай по-прежнему номер один в мире по добыче биткоинов. Кроме того, Министерство промышленности и информационных технологий Китая начало выпускать собственный рейтинг криптовалют, а Комиссия по банковскому регулированию Китая предложила лицензировать криптовалютную деятельность.

Почему Китай победит в торговой войне

Несмотря на все свое хвастовство по поводу переговорных талантов, Трамп — неумелый дилетант. Он выбрал одиночную борьбу против соперника, который умнее, терпеливее и крепче его. Китайские руководители, несомненно, предложат ему некие косметические уступки, на которые он с радостью согласится. В любом случае, Китай может себе позволить оттягивать время.

В экономическом плане от торговой войны пострадают и США, и Китай. Карательные пошлины подтолкнут вверх импортные цены, ударят по экспорту, приведут к сокращению рабочих мест и затормозят экономический рост. Поэтому обеим сторонам лучше воздерживаться от начала противостояния. Но администрация Трампа грозит ввести 25-процентные пошлины на американский импорт из Китая на сумму 46 миллиардов долларов, а Китай принял соответствующие ответные меры, и поэтому торговая война грозно замаячила на горизонте. Трамп еще больше поднял ставки, пригрозив ввести дополнительные пошлины на импортные товары в сумме 100 миллиардов долларов (пока перечень этих товаров не указан), а Пекин в ответ незамедлительно пообещал соразмерные санкции. Очевидно, Трамп рассчитывает на то, что потери у Китая будут больше, а поэтому он пойдет на попятную. Но американский президент ошибается.

Сводная статистика серьезно преувеличивает степень экономической уязвимости Китая — и приуменьшает уязвимость Америки. Если сосредоточиться на торговле товарами, как делает большинство обозревателей, то мы увидим, что американский импорт из Китая в прошлом году составил в сумме 506 миллиардов долларов, почти в четыре раза превысив экспорт в противоположном направлении (131 миллиард долларов). Но Соединенные Штаты продали Китаю услуг на 38 миллиардов долларов больше, чем купили у него, и это самое крупное положительное сальдо в двусторонней торговле для Америки. Кроме того, товарный экспорт из США в Китай это в основном продукция сельского хозяйства и готовые изделия с американским в основном содержимым, которые продают американские фирмы. А экспорт Китая в США это главным образом товары китайской сборки, в которых много зарубежных деталей и компонентов. И вдобавок ко всему, они зачастую имеют американские торговые марки. Еще 37 процентов американского импорта из Китая составляют детали и комплектующие, которые используют американские производители.

Возьмем в качестве примера айфон фирмы «Эппл». Когда айфоны поставляются с китайских предприятий в Соединенные Штаты Америки, вся импортная стоимость товара приписывается Китаю. Но в таком айфоне есть дисплей фирмы «Самсунг» из Южной Кореи, есть интегральная схема памяти фирмы «Тошиба» из Японии и много других иностранных комплектующих. Согласно одной оценке, на сборку в Китае приходится лишь 3-6 процентов затрат на производство айфона 10-й модели, которые составляют 370 долларов. А поскольку в розничной торговле такой смартфон стоит 999 долларов, то основная часть добавленной стоимости является американской: это маржа «Эппл» и американских продавцов.

По общему признанию, этот пример не самый типичный, а скорее исключительный, и Трамп пока не нацелился на импорт айфонов. Поэтому давайте подумаем о другом примере — импорте на сумму 46 миллиардов долларов, которому угрожает Трамп. 26 миллиардов из этой суммы приходится на электронику. По идее пошлины Трампа призваны затормозить кампанию китайского правительства «Сделано в Китае 2025», целью которой является разработка отечественной высокотехнологичной продукции. Но эти пошлины в действительности главным образом отразятся на технически несложной продукции, которую Китай экспортирует в Америку в настоящее время. По оценкам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), почти половина начинки экспортируемых Китаем в США компьютеров, электронной и оптической техники является иностранной. (Последние данные от 2011 года, поэтому за прошедшие годы пропорция могла немного измениться.) Даже если предложенные пошлины сократят китайский экспорт такой продукции на четверть, прямые убытки для Китая составят 6,5 миллиарда долларов, то есть, примерно 0,05 процента национального ВВП. Для экономики, которая растет на 6,8 процента в год, это комариный укус, не более.

Китай выдержит даже единую американскую пошлину на все экспортные товары, включая айфоны и прочие изделия. ОЭСР считает, что около трети содержимого американского импорта из Китая на самом деле имеет иностранное происхождение. Поэтому условно чистая стоимость китайского экспорта в США составляет примерно 329 миллиардов долларов, то есть, около 2,7 процента от общего объема 12-триллионной в долларовом выражении экономики КНР. Так что даже если единая пошлина Трампа сократит китайский экспорт в США на 25 процентов, прямой убыток для ВВП составит 0,7 процента. Да, это будет болезненно. Но китайская экономика все равно будет расти темпами 6,1 процента в год.

До этого вряд ли дойдет — как раз в силу того, что Соединенные Штаты гораздо хуже защищены от торговой войны, чем кажется Трампу. Представьте себе, как возмутятся потребители, если Трамп введет пошлины на айфоны! Следует заметить, что поскольку многие американские фирмы перевели производство в Китай, они совершенно не защищены от грязных китайских уловок. Скажем, Пекин может остановить на какое-то время производство, обосновав это вымышленными регуляторными претензиями.

Под угрозой оказались не только товары американских брендов, которые нравятся потребителям в США. Торговая война также создает опасность для тех предприятий, которые работают в США, и которым для поддержания конкурентоспособности на мировом рынке нужны китайские комплектующие изделия и детали. Список Трампа на 46 миллиардов долларов нацелен против винтов для самолетов, машинного оборудования и прочих промежуточных продуктов. Если возрастет их стоимость, это создаст угрозу рабочим местам в сфере производства в США. И хотя пошлины не распространяются на потребительские товары типа одежды и обуви, цены на некоторую продукцию широкого потребления возрастут, скажем, на телевизоры и посудомоечные машины.

В отличие от США, возможные ответные меры Китая будут более целенаправленными. Первыми в списке окажутся экспортные американские товары гражданской авиации. Цена акций «Боинг» упала, когда Китай объявил о своих шагах. Но китайские авиалинии развиваются настолько быстро, что «Боинг» может пойти на сокращение цен ради сохранения продаж на этом рынке. В этом случае Китай никак не пострадает от введенных пошлин. А если ситуация обострится, у китайцев есть надежный альтернативный поставщик: европейская компания «Эйрбас» (Airbus).

На второй позиции в списке будет экспорт американской сои, объем которого составляет 12,8 миллиарда долларов. Китай закупает более половины американской экспортной сои, и это дает ему власть на рынке. Как только начались разговоры о торговой войне, американские фермеры незамедлительно ощутили последствия, поскольку цены на соевые бобы упали. Но и здесь у Китая есть альтернативный поставщик в лице Бразилии.

Короче говоря, дефицит торгового баланса США с Китаем, реально составляющий всего 200 миллиардов долларов, вряд ли даст Америке какие-то серьезные преимущества.

У Китая также гораздо больше возможностей для устранения экономического ущерба, чем у администрации Трампа. В отличие от американской Федеральной резервной системы, китайский центральный банк не является независимым, а поэтому ему в случае необходимости могут приказать сократить учетные ставки для увеличения внутреннего спроса. Государственным банкам также могут дать указание выдавать больше кредитов. И хотя Китай после прихода Трампа в Белый дом разрешил существенно приподнять курс юаня по отношению к доллару, теперь он может опустить его, благодаря чему китайский экспорт станет более конкурентоспособным.

У китайского государства также гораздо лучше состояние бюджета, и оно может компенсировать убытки любым отраслям и предприятиям, которые пострадают от торговой войны. А вот у американского государства есть крупный бюджетный дефицит, составляющий примерно четыре процента от ВВП, и в предстоящие годы этот дефицит наверняка увеличится. Для увеличения расходов потребуется одобрение конгресса, а он может его не дать.

И наконец, китайскому государству будет намного проще преодолеть политические издержки от торговой войны. Всякий раз, когда Трамп набрасывается на Китай, американский рынок акций падает. Это создает особые затруднения для президента, который к промышленному индексу Доу Джонса относится как к персональному рейтингу одобрения, особенно в связи с тем, что самой крупной компанией в этом индексе является «Боинг». Поскольку президент привязал себя к этому индексу, администрация Трампа всякий раз в случае снижения котировок вынуждена успокаивать рынки, говоря о том, что стремится урегулировать торговый конфликт путем переговоров. Это ослабляет ее рычаги воздействия.

В ноябре стране предстоят промежуточные выборы, и республиканцы в политическом плане особенно уязвимы. Китай пользуется этим и вводит карательные меры против соевых бобов, которые выращивают в основном в штатах Среднего Запада, где население поддерживает Трампа. Китай также планирует принять ответные меры против американского экспорта виски, основным производителем которого является штат Кентукки, откуда родом лидер сенатского большинства Митч Макконнел (Mitch McConnell).

Вдобавок ко всему у Трампа, похоже, отсутствует стратегия. Международный альянс мог бы гораздо эффективнее надавить на Китай, заставив его открыть свои рынки и соблюдать права интеллектуальной собственности иностранных фирм, чем это могут сделать США в одиночку. В прошлом году Соединенные Штаты, Евросоюз и Япония договорились о совместных действиях в этом направлении. Но Трамп настроил этих союзников против Америки, введя пошлины на экспортную японскую сталь и алюминий по надуманным соображениям национальной безопасности, а также пригрозив аналогичными мерами союзникам из ЕС. А поскольку его пошлины против Китая ударят и по иностранным поставщикам, прежде всего в Азии, это еще больше ослабит шансы на создание единого фронта.

Трамп еще больше усугубил ситуацию, приняв в одностороннем порядке меры против Китая, что по всей видимости является нарушением правил Всемирной торговой организации. Надо сказать, что потенциальные союзники считают отвратительным лозунг Трампа «Америка прежде всего». Благодаря этому Китай оказывается в выгодном положении в политическом плане. Его официальная линия такова: «Китай не хочет торговой войны, но и не боится ее».

Несмотря на все свое хвастовство по поводу переговорных талантов, Трамп — неумелый дилетант. Он выбрал одиночную борьбу против соперника, который умнее, терпеливее и крепче его. Пока это в основном политический театр. Но поскольку Трамп переоценивает свои возможности и недооценивает решимость Китая, существует вполне реальная опасность, что этот конфликт усилится.

А поскольку китайские руководители умнее и хитрее Трампа, они несомненно предложат ему некие косметические уступки, на которые он с радостью согласится. Очевидным обоюдовыгодным вариантом станет увеличение закупок американского сжиженного природного газа. Судя по сообщениям в Твиттере, Трампа ввели в заблуждение так называемые уступки, о которых китайский председатель Си Цзиньпин объявил 10 апреля на форуме в Боао. Они заключаются в обещании экономических реформ, о которых было заявлено ранее, но которые были переформулированы и зазвучали как музыка для ушей Трампа. Если Трампу повезет, он сможет отступить, заявив при этом о победе.

В любом случае, Китай может себе позволить оттягивать время. Избиратели могут проголосовать за демократов в конгрессе, и это подрежет Трампу крылья на будущий год. А в 2020 году они могут проголосовать против него. Си Цзиньпину же не нужно волноваться по поводу переизбрания.

Цены на нефть могут взлететь выше 150 долларов за баррель

Сокращение капиталовложений в геологоразведку в конечном итоге вызовет катастрофический рост цен на нефть. Как утверждают эксперты Sanford C.Bernstein & Co., в определенный момент рыночная стоимость этого сырья может превысить 150 долларов за баррель.

В частности, как передает агентство Bloomberg со ссылкой на указанных экспертов, из-за избытка предложения нефти на мировом рынке в последние годы возникло “хроническое недофинансирование” нефтедобывающей промышленности. Вложения в геологоразведочные работы упали до самого низкого уровня за последние годы, отмечается в докладе Sanford C.Bernstein & Co.

В результате объем доказанных запасов у большинства крупных нефтяных компаний за исключением ExxonMobil и British Petroleum сократился в среднем на 30% по сравнению с 2000 годом.

“Инвесторы, которые добивались от управляющих нефтяных компаний сокращения капиталовложений и повышения дивидендов, возможно, пожалеют о недофинансировании нефтяной промышленности, – подчеркнули эксперты. – Любое сокращение поставок нефти на мировой рынок обернется супервысоким ростом цен, возможно, даже более высоким, чем в 2008 году”.

Ранее с похожим предупреждением выступил генеральный секретарь ОПЕК Мохаммед Баркиндо. Он отметил, что в период до 2040 года мировой нефтегазовой отрасли необходимо более 10 трлн долларов инвестиций.

“Для покрытия спроса на нефть до 2040 года требуется вложение до 10,4 трлн долларов инвестиций в нефтяную промышленность. Должны быть устранены все пробелы. Стабильно растущий спрос должен постепенно удовлетворяться. Единственный путь для достижения поставленных целей проходит через сотрудничество”, — подчеркнул Баркиндо.

При этом на данный момент в индустрии все значительно лучше, чем было два года назад, считает генсек ОПЕК: “Соглашение ОПЕК+ привело к изменению энергетического ландшафта в мире, ОПЕК смогла объединить 24 производителей нефти под единым соглашением, именно этого элемента не хватало тогда для стабилизации цен на нефть”.

Госдолг России вырастет к 2021 году до 16,6% ВВП

Чтобы профинансировать национальные проекты, правительству придется существенно нарастить госдолг. В 2019-2021 годах Россия займет на выполнение нового майского указа 1,7 трлн руб., из-за чего госдолг превысит 16% ВВП. Сами нацпроекты пока не прошли утверждение.

Расходы федерального бюджета в 2019 году могут составить 17,9 трлн руб., увеличившись в номинале от прошлогодних планов на 1,5 трлн руб. Это следует из основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики (ОНБНТП), направленной Минфином в пятницу, 6 июля, в правительство.

Расходы на 2020 год предложены на уровне 18,9 трлн руб., а в 2021 году — 19,9 млрд руб.

Бюджетные доходы следующего года Минфином оценены в размере 19,6 трлн руб. Доходы 2020 года оцениваются в размере 20 трлн руб., а 2021 года – 20,5 трлн руб.

Главное изменение бюджетной политики в том, что Минфин наконец объединил в одном бюджете разнонаправленные планы по накоплению резервов и сокращению ненефтегазового дефицита.

Благодаря новому бюджетному правилу, которое уже действует в 2018 году, в следующую трехлетку ФНБ будет переведен в режим только накопления нефтегазовых доходов. А вот расходы на инвестиции предлагается занимать на внутреннем рынке, увеличивая размер госдолга.

Объем госдолга по замыслу Минфина увеличится с 14% ВВП в 2018 году до 15% в 2019-м. В 2020 году он вырастет еще до 16%, а в 2021-м — до 16,6%.

Такой размер госдолга признан «экономически безопасным».

Для реализации этой конструкции, прежде всего, предлагается полностью отказаться от финансирования дефицита бюджета за счет ФНБ. Ресурсы фонда «будут использоваться исключительно в целях софинансирования добровольных пенсионных накоплений граждан РФ», – говорится в документах Минфина.

Отметим, что сейчас существует только одна госпрограмма софинансирования пенсионных накоплений, в которую можно было вступить до 31 декабря 2014 года. По планам Минфина таким образом расходы ФНБ сокращаются с 1,1 трлн руб. в 2018 году до 4,5 млрд руб. в 2019 году, 3,8 млрд руб. в 2020 году и 3,4 млрд руб. в 2021 году.

Новый бюджетный Фонд развития формируется не из доходов бюджета, а исключительно на заемные средства. «Это приведет к структурному дефициту бюджета на первичном уровне в объеме около 0,5% ВВП ежегодно», — говорится в материалах Минфина.

В реальных деньгах предельный объем Фонда в развития в 2019 году может составить 530 млрд руб. На следующий год на нужды нового фонда может быть занято еще 556,3 млрд руб. и 597,4 млрд руб. в 2020 году. Но такая конструкция позволяет Минфину пополнять реальный размер Фонда развития в зависимости от готовности и обоснованности инфраструктурных проектов, главным критерием для которых является соответствие требованиям майскому указу президента (№204) «О национальных целях и стратегических задачах развития».

Накопительство ФНБ при одновременном заимствовании Фонда развития Минфином объясняется «золотым правилом» по которому «дефицит бюджета направляется на создание новых активов, на капитальные вложения, на создание и стимулирование экономики, а не на текущее потребление».

Отметим, что параллельно Минэкономразвития уже провело работу по оптимизации традиционных инвестиционных расходов из федерального бюджета.

В мае этого года Минэкономразвития отказало ведомствам в проектах на сумму 396,8 млрд руб. на 2019 год по федеральным целевым программам (ФЦП) и федеральной адресной инвестиционной программе (ФАИП). На 2020 год количество отклоненных инвестпроектов увеличено до 555,4 млрд руб.

По решению Минэкономразвития расходы на ФЦП и ФАИП сворачиваются с 737,3 млрд руб. в 2019 году до 468,5 млрд руб. в 2021 году. Такое «усыхание» ФЦП и ФАИП сопоставимо и с темпами увеличения Фонда развития, который будет управляться уже по другим правилам.

Так же Минфин определился и с общей стоимостью мероприятий по президентскому указу «О национальных целях и стратегических задачах развития».

С учетом Фонда развития и нацпроектов в 2019 году и в 2020 году планируется потратить на эти цели 1,2 трлн руб. ежегодно. В 2021 году эти расходы уже оценены в 1,5 трлн руб.

Впрочем, нацпроектов у правительства пока нет. Они будут готовы не ранее 1 октября 2018 года. Так что пока можно говорить только о предельных лимитах, а не конкретных статьях расходов.

Остальные бюджетные расходы считаются «базовыми» (они заложены в действующий бюджет на 2018-2020 годы) и рамки маневра для их увеличения, небольшие. В основном они проиндексированы на уровень изменившихся показателей инфляции.

Тем не менее в условиях неопределенности с нацпроектами, Минфин в основных направлениях сделал важную оговорку для региональных властей: в отличии от майских указов 2012 года новый указ президента «не предполагает увеличения нефинансируемых мандатов регионов».

Для региональных бюджетов запланировано сокращение общего дефицита с 97 млрд руб. в 2019 году до 36 млрд руб. в 2021 году.

При этом указывается, что источниками финансирования дефицита бюджетов субъектов станут «ценные бумаги и кредиты от кредитных организаций».

Но как при этом будет гаситься долг регионов, который, по данным Счетной палаты на 1 января 2018 года, составил 2,3 трлн руб., Минфином не объясняется.

Никаких новых налоговых потрясений, кроме уже фактических принятых решений Минфин не обещает.

В основных направлениях учтены рост НДС с 18% до 20%, ускоренный возврат НДС экспортерам, фиксация страховых взносов на уровне 30% и завершающийся в 2021 году нефтегазовый налоговый маневр. Для бизнеса более важными могут быть детали.

Основные направления обещают на ближайшую трехлетку продолжение улучшения администрирования доходов бюджетной системы, «в том числе за счет дальнейшей цифровизации налогового администрирования и интеграции всех источников информации и потоков данных в единое информационное пространство», говорится в материалах Минфина.

Особое внимание будет уделено «повышению собираемости зарплатных налогов, а также созданию единой информационной среды налоговых и таможенных органов, включая единый механизм сквозного контроля».

Стабильная экономика в цифровом будущем: Путин о кибербезопасности в мировой экономике

Общество уже невозможно представить без компьютеров, цифровой связи и современных технологий. С середины 20 века человечество прошло такой же путь, как за тысячелетия цивилизации до этого. Мир стремительно сокращается, благодаря тому, что теперь можно мгновенно «дотянуться» до другого человека даже на другой континент. Впереди замаячил полный переход человечества на цифровые технологии, ведь глобализация уравнивает все страны, позволяя делиться достижениями, повышать эффективность дальнейшего развития. Вот почему Владимир Путин ставит глобализацию и цифровизацию мировых систем экономики, как одну из приоритетных мировых задач и направлений развития собственного общества.

  

Этим темам посвящен Международный конгресс по кибербезопасности, который открылся в пятницу в Москве по инициативе ПАО «Сбербанк». Организацию мероприятия взяли на себя ПАО «Сбербанк», АНО «Цифровая экономика» и Ассоциация банков России. На открытии Конгресса выступил президент РФ Владимир Путин. Он подчеркнул, что мир движется к цифровой экономике, и главные условия ее развития – цифровая свобода бизнеса и общества. Именно благодаря тому, что в жизнь общества все шире внедряется электронный документооборот, робототехника и цифровые платформы, деятельность основных социальных институтов становится эффективнее и доступнее для граждан.

 Стабильная экономика в цифровом будущем: Путин о кибербезопасности в мировой экономике 

У нас в России, как отметил президент, уже реализуется госпрограмма «Цифровая экономика Российской Федерации».Благодаря ее реализации, в стране должны быть созданы условия для проведения важных научных исследований в данном направлении, вырастет и спрос на инновационные идеи. Главные результаты, на которые нацелена программа, это:

  • Правовое поле, способное гибко реагировать на изменения в отрасли, оперативно отвечать на вызовы времени, гарантировать безопасность граждан, их собственности и неприкосновенность частной жизни;
  • Информационная инфраструктура, способная к сбору, передаче, анализу и хранению в десятки раз больших объемов информации, чем ранее, а главное – делать это безопасно и с оптимальной скоростью;
  • Исследование сквозных технологий в области цифровизации – это даст нам преимущество в создании конкурентных продуктов и услуг на базе цифровых инноваций;
  • Подготовка специалистов для дальнейшего развития цифровых технологий в экономике.

 

 Однако на этом пути любые государства могут столкнуться (и уже сталкиваются) с целым рядом киберугроз. И только совместными усилиями мир сможет их одолеть. Так, мы уже имеем пример положительного сотрудничества с европейскими странами в области регулирования правил защиты персональных данных. Владимир Путин призывает распространить этот опыт совместной работы в области инфобезопасности на уровень ООН. Тогда согласованные  меры защиты от киберугроз не смогут препятствовать мировому технологическому прогрессу и внедрению инноваций.

 

Россия в лице президента Путина предлагает мировому сообществу выработку совместных решений для защиты от киберпреступности. Мы готовы разработать автоматизированный комплекс для оперативного обмена данными между странами, корпорациями и правоохранителями различных государств, чтобы успешно согласовывать и направлять их деятельность по предотвращению нарушений в области кибербезопасности. Цифровая сфера, как подчеркнул Владимир Путин, это не то направление, в котором уместен местечковый эгоизм некоторых стран. Только совместно мы сможет быть эффективными и удерживать мировую экономическую систему в состоянии баланса:

 Стабильная экономика в цифровом будущем: Путин о кибербезопасности в мировой экономике

Таким образом, внедряя цифровизацию в самые разные сферы жизнедеятельности государства и  уделяя пристальное внимание проблеме киберпреступности, стремясь наладить оперативное и достаточное реагирование на киберугрозы, Россия продвигается в авангард развития мировой экономической системы. С такими лидерскими позициями мы сможем защитить свою инфраструктуру от вызовов времени и просто цифрового хулиганства, а также поможем своим зарубежным партнерам.

Цунами мирового кризиса накроет и Россию

На протяжении длительного времени Федеральная резервная система США проводила либеральную денежно-кредитную политику под названием «количественные смягчения». В самый разгар финансового кризиса 2007−2009 гг. американский Центробанк запустил программу количественных смягчений (КС), которая заключалась в том, что ФРС США стала активно скупать на фондовом рынке долговые бумаги — казначейские облигации, облигации полугосударственных агентств и ипотечные ценные бумаги. В результате как на дрожжах стал расти баланс Федерального резерва, а в обращение стали поступать все новые порции продукции «печатного станка» — долларов США.

Первый раунд КС начался в ноябре 2008 года. ФРС объявила о планах закупки облигаций спонсируемых государством компаний (Government Sponsored Enterprise — GSE) Freddie Mac, Fannie Mae и Ginnie Mae на сумму 100 млрд долл. Плюс к этому на сумму около 500 млрд долл. ипотечных ценных бумаг. Первый раунд КС был продолжен в марте 2009 года, когда ФРС расширила программу на 850 млрд долл. для покупки ипотечных облигаций и облигаций GSE. Кроме того, ФРС дополнительно выделила 300 млрд долл. на закупку долгосрочных казначейских облигаций. На первом этапе в общей сложности Федеральный резерв закупил на рынке бумаг на сумму без малого в 1,5 трлн. долл.

Затем начался второй раунд (вторая программа) КС — с ноября 2010 г. по июнь 2011 г. За ней последовал третий раунд (третья программа) КС — с сентября 2012 по октябрь 2014 год. Детали последующих двух программ для краткости я опускаю. Осенью 2014 года на программах КС была поставлена точка. Итого весь период политики количественных смягчений составил почти шесть лет. За это время валюта баланса Федерального резерва увеличилась с уровня, равного примерно 850 млрд долл., до 4,5 трлн. долл.

Образно выражаясь, Федеральный резерв выступил в роли «пылесоса», который за несколько лет «засосал» с финансового рынка США различных ценных бумаг на общую сумму свыше 3,6 трлн. долл. В расчете на год получается в среднем около 600 млрд долл., в расчете на месяц — около 50 млрд долл.

На такую же величину (3,6 трлн. долл.) увеличился объем продукции «печатного станка» ФРС — долларов. Причем в американской экономике задерживалась лишь часть этой долларовой массы. По экспертным оценкам, преобладающая часть «зеленой массы» уходила за пределы США, растекаясь по различным международным рынкам и подпитывая экономики других стран.

Программы КС Федерального резерва были нацелены, прежде всего, на преодоление финансового кризиса и последующее восстановление американской экономики. Параллельно с программами КС Федеральный резерв использовал такое средство спасения и оживления американской экономики, как ключевая ставка. Накануне кризиса (в 2006 году) ее уровень был поднят до 5,25% (таким образом Федеральный резерв пытался предотвратить перегрев экономики). А 16 декабря 2008 год она уже была опущена до «уровня плинтуса» — 0,00 — 0,25%. И на этой планке ключевая ставка находилась ровно семь лет.

Количественные смягчения и низкие ключевые ставка можно сравнить с лекарством для лечения тяжелобольной экономики. Однако никакое лекарство нельзя использовать бесконечно долго, так как нарастают побочные действия, способные спровоцировать другие, еще более тяжелые заболевания. Экономика, длительное время живущая на наркотике дешевых или почти бесплатных денег, имеющихся в избытке, теряет способность к развитию. К тому же, как выше было сказано, значительная часть денег достается не американской экономике, а экономикам других стран. Дешевые (почти бесплатные) деньги покидают Америку и устремляются на те рынки, где можно получить прибыль. Это, в первую очередь, рынки развивающихся стран. Кстати, дешевые доллары устремлялись и на российский рынок, где можно было без особого напряга получить хороший навар. Ведь Центробанк России держал ключевую ставку на планке выше 10%.

Понимая, что минусов от политики КС может стать больше, чем плюсов, Федеральный резерв осенью 2014 г. прекратил дальнейшую скупку бумаг на рынке, а валюта баланса ФРС США замерла на планке 4,5 трлн. долл. И на этом уровне показатель держался три года. Пока, наконец, в прошлом году тогдашний председатель Федерального резерва Джанет Йеллен не заявила, что с осени 2017 года американский Центробанк начнет постепенно освобождаться от избыточной массы ценных бумаг, накопившихся на его балансе за годы количественных смягчений. Макроэкономические показатели США свидетельствовали о том, что угроза дефляции миновала, а темпы экономического роста и уровень безработицы достигли приемлемых значений. Правда, в последние месяцы прошлого года продажи бумаг Федеральный резервом были чисто символическими — по несколько миллиардов долларов в месяц. При таких темпах «расчистка» активов ФРС США растянулась бы на весь XXI век. Думаю, что Джанет Йеллен желала красиво уйти со своего поста (она покинула кресло председателя ФРС США в январе 2018 года) и не хотела допустить возможных обвалов в экономике. Почетную миссию расчищать авгиевы конюшни Федерального резерва она передала своему преемнику — Джерому Пауэллу, который в начале нынешнего года затупил на пост руководителя американского Центробанка.

Новый председатель ФРС США прекрасно понимает, что американскую экономику надо обязательно «разминировать»: накопившаяся в ней денежная масса избыточна. Пока, к счастью, она абсорбируется финансовыми рынками, но если по каким-либо причинам на них начнется паника, деньги с финансовых рынков хлынут на товарные рынки и дефляция или слабая инфляция может быстро перерасти в гиперинфляцию.

Из двух инструментов ужесточения денежно-кредитной политики — продажи ценных бумаг и повышения ключевой ставки Федеральный резерв до сих пор предпочитал пользоваться вторым. Было уже несколько повышений ставки: первое произошло 16 декабря 2015 года, всего при Джанет Йеллен было осуществлено пять повышений. Эстафету перехватил Джером Пауэлл. В июне 2018 года ставка была поднята на очередные 0,25 проц. пункта, в настоящее время она равна уже 1,75−2,0%. Это, между прочим, выглядит очень неплохо на фоне Европейского центрального банка, который с 2015 года держит ключевую ставку на нулевой отметке. У Банка Англии она равна + 0,50%. А у Центробанков Японии, Швейцарии и Швеции ключевые ставки вообще находятся в минусе (соответственно 0,10; 0,75; 0,50). Поскольку доллар США является валютой, занимающей монопольные позиции в мировой финансовой системе, то ФРС США не может позволить себе роскоши держать слишком долго ключевую ставку на уровне более низком, чем Центробанки других стран. Ибо это спровоцирует понижение курса доллара США по отношению к другим валютам, что может, в свою очередь, породить бегство от доллара. И так весь прошлый год доллар США обесценивался по отношению к ведущим западным валютам, а также к китайскому юаню. В настоящее время этот процесс прервался, доллар США весной текущего года начал расти. А Федеральный резерв для подкрепления доверия к «зеленой» валюте обещает, что в этом году повышения ключевых ставок продолжатся.

А вот с таким инструментом ужесточения денежно-кредитной политики, как распродажи ценных бумаг у Федерального резерва возникает гораздо больше «головной боли». Для начала отмечу, что на балансе ФРС немало «мусора», прежде всего, ипотечных бумаг. Их реализация на рынке может высветить камуфлируемые убытки, Федеральный резерв может получить по итогам года отрицательный финансовый результат. Пока еще толком никто не понимает, что такое убыточный Центральный банк.

За вековую историю существования ФРС США она впервые прибегла к масштабным количественным смягчениям, а как из них выходить — не знает. Это можно сравнить с ситуацией, когда человек сел за штурвал самолета, разогнал его и взлетел. У него это получилось, и, казалось бы, даже неплохо. А вот как совершить посадку он не понимает. Он уже начал снижение, но дальнейшее сближение с землей его пугает. Некоторые центробанки также практиковали или продолжают практиковать количественные смягчения. Например, Европейский центральный банк и Банк Японии. Но эти центробанки пока пребывают в состоянии эйфории. Они, образно выражаясь, продолжают набирать высоту. О посадке они пока не задумываются. Примечательно, что весной этого года некоторые центробанки уже находились на большей высоте, чем ФРС США. Я имеют величину активов, которые они нарастили в ходе КС. К началу июня 2018 года активы ЕЦБ уже были равны 5,4 трлн. долл., Банка Японии — 4,9 трлн. долл., а Федерального резерва США — 4,3 трлн. долл.

Обратим внимание, что Банк Японии стал практиковать наращивание своих активов путем покупки бумаг на рынке еще с начала нулевых годов. Правда, тогда даже не было даже понятия «количественные смягчения». Когда в мире начался финансовый кризис, Центробанк Японии продолжал свои количественные смягчения, которые безусловно амортизировали негативные эффекты кризиса. Создается такое впечатление, что Банк Японии и не собирается идти на снижение, он даже не заикается о возможности сворачивания программы КС. В отличие от ЕЦБ, руководство которого заявило, что программа КС будет свернута к осени текущего года. О планах расчистки своего баланса от бумаг (это в основном бумаги суверенных долгов стран-членов еврозоны) ЕЦБ пока никаких конкретных заявлений не делал.

Получается, что первопроходцем среди Центробанков в деле расчистки активов (сейчас появился специальный термин — «нормализация активов») выступает Федеральный резерв. Операция опасная, похожая на расчистку заминированных полей от фугасов. В первом полугодии, по данным ФРС, американский Центробанк как «пылесос» засасывал по 30 млрд долл. «зеленой массы» ежемесячно. Во втором полугодии среднемесячный показатель может вырасти до 50 млрд долл. В целом за год может получиться около 0,5 трлн. долл. Деньги будут засасываться не только из американской экономики, но также экономик других стран. Капиталы с так называемых «развивающихся рынков» будут как магнитом притягиваться растущей доходностью американских ценных бумаг. Например, доходность десятилетних казначейских бумаг США пробила уже планку 3%. Это очень хорошо на фоне многих бумаг, эмитированных за пределами США.

Для России (как и многих других стран периферии мирового капитализма) нынешний курс ФРС США на ужесточение денежно-кредитной политики может очень серьезно «аукнуться». Отток капитала из российской экономики наверняка ускорится. Со всеми отсюда вытекающими неприятностями (например, падение валютного курса рубля). Но еще большую неприятность может породить начатое «разминирование» баланса ФРС, которое в любой момент может спровоцировать кризис в американской экономике. Такой кризис неизбежно стал бы триггером, который спровоцирует вторую волну мирового финансового кризиса. Эта волна неизбежно накроет нашу экономику…

Можем ли мы снизить, а, может быть, даже исключить возможные негативные последствия для российской экономики нынешнего курса Федерального резерва на ужесточение денежно-кредитной политики? Конечно, можем. И первое, что надо сделать, — ввести ограничения на трансграничное движение капитала. Такие ограничения станут железобетонной стеной, которая защитит российскую экономику и от бегства капитала, и от второй волны мирового финансового кризиса.

Источник новости

Когда ЧМ-2018 закончится, финансовая нагрузка на россиян вырастет

После эйфории от чемпионата мира по футболу россиян ждет похмелье: государство увеличивает финансовую нагрузку на граждан. Речь идет не только об НДС и пенсионной реформе.

Сегодня футбол интересует россиян больше пенсионной реформы, как выяснили социологи «Левада-центра». Это вполне объяснимо: сборная России неожиданно для многих прошла в четвертьфинал домашнего чемпионата мира по футболу, подарив болельщикам ощущение праздника. Вне зависимости от возможных будущих успехов российских футболистов, 15 июля турнир закончится. Тогда россияне, вероятно, больше заговорят о непопулярных мерах властей РФ — повышении пенсионного возраста и налога на добавленную стоимость (НДС), а также о других мерах, которые могут отразиться на их экономическом благополучии.

НДС и замедление роста экономики России

В 2018 году никто уже не ждет от российской экономики особой динамики — обновленный прогноз роста ВВП министерство экономического развития РФ снизило с 2,2 до 1,9 процента в годовом выражении. Но в следующем году он, как ожидается, еще больше замедлится, составив меньше полутора процентов, предполагает Минэкономиразвития. Одна из причин — повышение НДС, которое должно вступить в силу 1 января 2019 года. Госдума одобрила в первом чтении правительственный законопроект, предусматривающий повышение ставки НДС с 18 до 20 процентов.

Этот шаг способен затормозить рост экономики и разогнать инфляцию при фактическом прекращении роста реальных зарплат, признает Минэкономразвития. Но сначала повышение НДС обеспечит федеральный бюджет деньгами: по оценкам, два дополнительных процентных пункта НДС могут дать казне около 620 миллиардов рублей только за следующий год. Это, кстати, сопоставимо с расходами на проведение чемпионата мира по футболу. По официальным расчетам, турнир обошелся государству в 678 миллиардов рублей.

Пенсия позже, бюджету РФ — лучше

Другая непопулярная реформа — повышение пенсионного возраста в России. В день открытия ЧМ-2018 правительство РФ обнародовало планы повышения пенсионного возраста — до 65 лет для мужчин и до 63 лет для женщин. Пока понятны только базовые контуры изменений. Повышение планируется проводить поэтапно с 2019 до 2028 года — для мужчин и до 2034 года — для женщин.

По оценке главы Счетной палаты РФ Алексея Кудрина, реформа может приносить около 100 миллиардов рублей в бюджет ежегодно. Эти деньги государство обещает частично потратить на самих пенсионеров, повысив размер выплачиваемой им пенсии.

За пять-шесть лет, по словам министра труда и соцзащиты Максима Топилина, размер пенсии может увеличиться на 8-10 процентов в реальном выражении. «Это серьезная прибавка, такого роста реальных пенсий у нас вообще не было никогда», — заявил министр.

Однако законопроект пока вызывает неприятие со стороны большинства населения и привел к резкому падению популярности российских властей и к протестам. Многие обозреватели не исключают, что пенсионная реформа будет смягчена во время обсуждения законопроекта в Госдуме.

Более высокие госпошлины и акцизы уже в этом году

И хотя НДС и пенсии — вопрос не очень отдаленного, но будущего, финансовая нагрузка на рядовых россиян увеличилась уже сегодня. 4 июля на сайте правовой информации РФ был опубликован закон, увеличивающий размер госпошлины за выдачу документов нового поколения.

За получение загранпаспорта теперь придется заплатить 5 тысяч рублей вместо 3,5 тысяч. Детям, не достигшим 14-летнего возраста, паспорт с электронным носителем информации обойдет не в полторы, а в две с половиной тысячи рублей.

Увеличится и пошлина за выдачу водительских прав нового образца. Теперь они обойдутся не в 2 тысячи рублей, а в 3 тысячи. По оценкам правительства, повышение госпошлин увеличит поступления в бюджет на 42,3 миллиарда рублей в год — правда, часть этих средств уйдет на покрытие расходов на выдачу документов нового образца. Государство также подняло с 1 июля акцизы на сигареты: на десять процентов. Теперь акциз за тысячу сигарет составит 1718 рублей.

Помимо этого, с 1 июля подорожали жилищно-коммунальные услуги (ЖКХ) — в среднем на четыре процента по стране.

Перекрытие Ираном Ормузского пролива поднимет цену на нефть до небес

Если Иран реализует свою угрозу и все-таки закроет Ормузский пролив, то это решение спровоцирует серьезный мировой энергетический кризис, а стоимость нефти может увеличиться в разы — даже до 400 долларов за баррель. Такого мнения придерживается замдиректора группы корпоративных рейтингов АКРА Василий Танурков.

По его словам, такого развития событий скорее всего не будет, так как это “самоубийством” для Ирана и фактически объявлением войны США, Европе и Китаю.

“Перекрытие Ормузского пролива приведет к мировому энергетическому кризису и неконтролируемому росту цен на нефть. Тут можно называть любую цифру – и 200 долларов за баррель, и 400 долларов за баррель. Но это почти невероятно, фактически это станет объявлением “войны” со стороны Ирана, причем как всем странам, экспортирующим нефть через пролив, так и всем основным импортерам, то есть и США, и Европе, и Китаю”, — цитирует слова Тануркова РИА Новости.

Как считает эксперт, к подобного рода заявлениям Ирана нужно относится со здоровой доле скепсиса, так Иран их делает всякий раз, когда видит угрозу для своей страны, однако затем ситуация «рассасывается».

“Реальная блокада пролива была бы для Ирана “самоубийством”. “Через Ормузский пролив транспортируется вся нефть Ирана, Кувейта, Катара, ОАЭ и большая часть из Саудовской Аравии и Ирака. В общей сложности 20% всей экспортной торговли нефтью проходит через пролив – 17-18 миллионов баррелей в сутки, плюс Катарский СПГ. Нефть поставляется по всему миру, сколько-либо значимых альтернативных путей нет”, — заявил Танурков.

Ранее Иран заявил, что собирается перекрыть транспортировку танкеров, перевозящих “черное золото” в другие страны мира через Ормузский пролив, если Исламская Республика из-за санкций не сможет экспортировать в другие страны свою нефть. В частности, такое заявление сделал заместитель начальника ставки Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) «Саралла» Исмаил Коусари.

Бомба под доходы россиян: что разгонит цены в 2019 году

2019 год будет очень сложным для россиян. Минэкономразвития опубликовало пессимистичный прогноз, который предполагает рост ВВП в следующем году на 1,4%, реальных зарплат — ниже 1% и инфляцию выше 4%. Но опрошенные «Газетой.Ru» эксперты считают, что все будет гораздо хуже: в 2019 году реальные доходы населения уйдут в минус, бизнес будет экономить на развитии, а цены вырастут даже на социально значимые товары.

Принятое накануне в Госдуме в первом чтении повышение НДС с 18% до 20% с 2019 года приведет к весьма неоднозначным последствиям для россиян. «Следующий̆ год, как ожидается, будет достаточно сложным с точки зрения адаптации к принятым решениям в области бюджетно-налоговой политики», — предупредили в Минэкономразвития. Согласно опубликованной накануне на сайте министерства «Картине экономики», в 2019 году инфляция может увеличиться до 4,3%, ВВП вырасти всего на 1,4%, а рост реальных зарплат составить менее 1%.

Опрошенные эксперты считают, что реальная «картина экономики» в ближайшее время может выглядеть еще пессимистичнее, чем прогнозируют в Минэкономразвития.

Россияне останутся без покупок

2018 год был первым годом, когда реальные доходы россиян (реальные располагаемые денежные доходы — это доходы населения за вычетом обязательных платежей, скорректированные с учетом индекса потребительских цен — «Газета.Ru») начали расти после четырехлетнего падения.

Так, в 2017 году они сократились 1,7%, в 2016-м — на 5,8%, в 2015-м — на 3,2%, в 2014-м — на 0,7%. За январь — май 2018 года с учетом единовременной выплаты пенсионерам в 5 тыс. рублей в январе 2017 года, реальные доходы выросли на 2%, а без учета ее, — на 3,2%, сообщил недавно Росстат. Доходы в 2018 году наконец выровнялись и начали расти, констатирует Киселев Андрей (MBA), управляющий партнер компании «Генезис».

В 2018 году у россиян было несколько поводов для радости. Так, правительством были проиндексированы до целевого уровня оплата труда работников соцсферы, МРОТ был поднят до прожиточного минимума. Рост реальных доходов привел к тому, что россияне почувствовали себя увереннее и стали делать крупные покупки, реализовывая «отложенный ранее спрос», говорит аналитик «Финам» Алексей Коренев. Именно поэтому и активно росло в этом году потребкредитование: наши сограждане не боялись брать кредиты на покупки, добавляет он.

При этом, учитывая планируемое повышение НДС, часть граждан может совершить покупки товаров длительного пользования в конце этого года, а не следующего, как планировали изначально, полагает Богдан Зварич, вице-президент Гильдии финансовых аналитиков и риск-менеджеров (ГИФА).

В 2019 году радовать себя крупными покупками будет гораздо меньше россиян. По мнению Коренева, в следующем году россияне будут больше сберегать, а не тратить и откладывать все крупные покупки на более благоприятный момент.

По словам главного экономиста БКС Глобал Маркетс Владимира Тихомирова, по крайней мере в первом квартале следующего года рост реальных доходов может замедлиться до нуля и даже уйти в минус. Алексей Коренев в свою очередь считает, что если по итогам этого года реальные доходы будут в плюсе, то в следующем году они, как и предыдущие четыре года, будут снижаться.

Россияне заплатят «налог на инфляцию»

Почти ни один крупный экономический форум в последнее время не обходилcя без того, чтобы чиновники не хвастались, что таргет по инфляции в 4% был достигнут. По прогнозу Минэкономразвития, эффект от повышения НДС в 2019 году будет ощущаться уже в 2018 году, однако по итогам этого года рост цен составит 3,1%. Но уже в 2019 году инфляция достигнет 4,3%. При этом, как пишет министерство, «счетный» вклад в инфляцию от увеличения базовой ставки НДС с 18% до 20% оценивается в 1,3 п. п.

Однако эксперты считают, что чиновники недооценивают влияние НДС на стоимость продуктов.

«Решение повысить НДС было принято, поскольку это налог, который очень просто взимать и взыскивать. Но дело в том, что он включен в любую цепочку поставки товара несколько раз, и его повышение будет оказывать мультипликативный эффект на цены.

Так, увеличение НДС на 2 процентных пункта может повлечь за собой рост цен на дополнительные 4-5 процентных пунктов в дополнение к общему уровню инфляции. В результате и НДС, и «инфляционный налог» придется заплатить всем домохозяйствам и всем предприятиям, и это расширит серый рынок и снизит общую мотивацию к предпринимательству в стране», — поясняет генеральный директор компании «Мани Фанни» Александр Шустов.

По словам Алексея Коренева, несмотря на то, что чиновники убеждают, что рост цен не затронет социально значимые товары, такая продукция связана «цепочкой с контрагентами», поэтому они также подорожают.

«Кто-то поставляет сырье для таких товаров, кто-то занимается логистикой – соответственно, они все заплатят повышенный НДС, и это в конечном итоге отразится на стоимости социально значимых товарах», — поясняет эксперт.

При этом, по мнению Коренева, в следующем году официальная инфляция может достичь от 4,3 до 4,6%, однако «ощущаться она будет гораздо выше». Список товаров и услуг, по которым считают официальную инфляцию, вызывает массу вопросов, говорит эксперт. Даже сейчас при том, что инфляция по прогнозам составит в этом году 3,1%, россияне ощущают ее как 8-9%, отмечает Коренев.

Как поясняет аналитик ИК «Фридом Финанс» Анастасия Соснова, официальная инфляция может превысить в 2019 году 4,5%, если появятся «дополнительные» к повышению НДС негативные факторы – например, «увеличится волатильность рубля».

«Минэкономразвития в своем прогнозе исходили из достаточно консервативных оценок влиянии изменений на динамику ВВП. Поскольку проводимые изменения окажут влияние на потребление, а именно оно в России является одним из основных факторов роста экономики, темпы роста ВВП могут оказаться ниже 1%», — считает Богдан Зварич.

По словам директора аналитического департамента «Golden Hills — КапиталЪ АМ» Михаила Крылова, повышение НДС заставит бизнес сильнее экономить «на развитии фондоотдачи и обновлении основных средств». При свободном движении денег повышение НДС увеличивает риск оттока капитала, добавляет эксперт.

Вероятно, это означает, что зарплату повышать буду значительно реже.

При этом даже если в какой-то момент зарплаты начнут расти, увеличившаяся налоговая нагрузка съест эту прибавку, говорит Шустов.

«На это можно было бы возразить, что собранные от роста НДС деньги должны быть потрачены на социальные проекты, и от них должен вырасти уровень жизни россиян, но поднять уровень жизни будет довольно трудно в отличие от того, как просто разогнать рост цен», — резюмирует Шустов.

Цены на коммуналку взвинтили, а деньги где?

Первого июля под праздничный грохот мундиаля в России в очередной раз увеличились тарифы на жилищно-коммунальные услуги. И рядовые граждане, нашаривая последние рубли в своих продолжающих тощать кошельках, все больше недоумевают — как же так получается, что качество самих услуг не растет, а вот цены на них продолжают свое движение вверх?

«Причиной этого, — полагает строитель, энергетик, кандидат на пост мэра Москвы от партии КПРФ Вадим Кумин, — является тот факт, что эта сфера стала наиболее взяткоемкой. ГБУ „Жилищник“ является прекрасным образчиком этого».

Это точку зрения разделяют и многие представители экспертного сообщества. В частности, гендиректор НП «Индустрия Сервейинг», член комитета Торгово-промышленной палаты РФ в сфере экономики недвижимости Юрий Павленков, прямо заявляет, что сложившаяся за последние 20 лет система тарифного регулирования в России порочна.

— Да и системой-то, — развивает он мысль, — ее трудно назвать. Это, скорее, такой способ отъема денег у населения. Я обосную. В течение последних 20 лет делалось все, чтобы мы с вами не получили достоверную и отчетливую систему измерения того, за что мы платим. Например, с 2003 года вообще прекратилось функционирование системы учета и инвентаризации всего того, что было построено не только в новейшей России, но и еще при СССР. В техническом балансе страны это никак не отражено. Причем речь идет не только о недвижимости, но и о коммунальных инженерных системах. Об этом вопиют не только управляющие жилой недвижимостью, но и кадастровые инженеры с Росстатом. Мы считаем, что это сделано целенаправленно через разгром БТИ. И это первая, базовая причина роста тарифов.

«СП»: — А вторая?

— Вторая еще хуже. В России приступили к вовлечению муниципальных инженерных систем и самих объектов в некую форму модернизации в виде концессии. Например, в 2013 году правительство Москвы продало, не советуясь с москвичами, общегородское достояние собственность, Московскую объединенную энергетическую комиссию (МОЭК), в частные руки. Таким образом жизненно важные для города показатели стали неизмеряемыми. С этого времени Москва вообще перестала влиять на динамику роста стоимости основных ресурсов- электроэнергии и тепла. А это такие суммы… Не буду называть конкретные цифры, они просто сумасшедшие. Одно лишь тепло к настоящему времени выросло в 2,2 раза! И в результате последнего первоиюльского повышения тарифов Москва вновь стала лидером по размеру тарифов. Они поднялись где-то на 7,5%.

— «СП»: — А как же заявления федеральных чиновников о том, что тарифы поднимутся в среднем не более чем на 4%? Москва не приняла во внимание?

— Она из года в год это не выполняет.

«СП»: — Интересно, третья причина повышения есть?

— Есть. Она заключается в том, что полномочия по регулированию тарифами передается периодически от одного ведомства к другому. Сначала долго «косячила» с этим Федеральная служба по тарифам (ФСТ), потом эту функцию передали Федеральной антимонопольной службе (ФАС), а в 2017 году ее господин Артемьев высказался в том ключе, что ФАС только собирается с духом и не понимает, как можно к тарифам подступиться, но примерно года через три разберется. Между тем домохозяйства продолжают платить совершенно ростовщические поборы за коммуналку, которые экономически обоснованными назвать невозможно.

Четвертую причину роста тарифов на жилищно-коммунальные услуги озвучил корреспонденту «СП» президент некоммерческого партнерства управляющих недвижимостью СРО «Совладение», член комитета Торгово-промышленной палаты РФ по ЖКХ Александр Павленко.

— В той же Москве, — констатировал он, — создано и функционирует более сотни государственных бюджетных учреждений (ГБУ), учредителями и руководителями которых выступают префекты. Но поскольку из-за своей аффилированности с вертикалью власти ГБУ и выигрывают тендеры на благоустройство, то, само собой, они же еще имеют возможность на этом неплохо зарабатывать. Так, в одном только ГБУ «Жилищник» тверского района столицы сумма осваиваемых за год средств превышает 1 миллиард рублей. Из них непосредственно на благоустройство уходит примерно 400 миллионов. А эти 400 миллионов город, в свою очередь, зарабатывает на платных парковках, и, по-хорошему, их должны бы адресно распределять и эффективно контролировать местные депутаты. Но данное благоустройство осваивается как госзаказ, с завышенными ценами, которые устанавливают сами же чиновники. Вот и получается, что деньги осваиваются, а качество услуг не растет.

«СП»: — А можно ли как-то реально улучшить работу этих самых ГБУ? Какие шаги необходимо предпринять?

— На моей памяти за последние 20 лет правительство Москвы три или четыре раза пыталось провести соответствующие реформы. Еще при Юрии Лужкове дирекции единого заказчика (ДЕЗы) акционировались, и типовой район столицы с полутысячей домов управлялся десятком-другим конкурирующих между собой частных компаний. Но потом коммунальным сектором столицы стал руководить Петр Бирюков, волевой начальник советского типа, который сказал, что всеми деньгами мы будем распоряжаться сами. И вот вместо ДЕЗов появились ГБУ. Сначала в виде эксперимента, а потом кто-то и как-то признал его положительным.

«СП»: — Учитывая озвученные вами объемы финансовых средств, которыми оперирует ГБУ «Жилищник», нельзя ли в Москве сделать тарифы на ресурсы менее обременительными для населения? Например, многие пожилые люди прекрасно помнят, как после Великой Отечественной войны опустились цены на продукты. Что мешает столице поступить аналогичным образом?

— Это можно сделать совершенно спокойно, причем сразу на 30−40 процентов. То же самое и по капремонту. Потому что это как раз та самая цифра, которая появляется и исчезает затем неизвестно куда. Но для этого город должен научиться жить за счет налогов. Ведь с девяностых годов платежи жителей — это та палочка-выручалочка, которая позволяет властям существовать и формировать свои бюджеты. К тому же с нас уже собрали налог на имущество. И граждане заплатили, но возникает вопрос — где деньги? Данных открытых нет, но по нашим прикидкам только за 2015 год таким образом было собрано порядка 10 миллиардов рублей. По логике вещей эти средства должны были бы вернуться горожанам в виде оказанных услуг в сфере ЖКХ, капремонта и даже реновации.

— Да, заметно снизить тарифы можно, — соглашается с коллегой Юрий Павленков. — причем всего лишь за счет элементарных организационно-правовых и технических решений. Но дело в том, что административная система ведет себя очень чванливо. Она не подпускает к проблеме профессионалов, экспертов, не позволяет им вмешиваться.

И на эти вещи, подчеркнул Павленков, новому министру строительства и ЖКХ надо раскрывать глаза. Потому что сейчас получается так — либо нас без изменения эксплуатационных качеств жилья ведут в новое столетнее коммунальное рабство, либо мы останавливаемся, анализируем нормативно-правовую базу в сфере ресурсоснабжения совместно с обществом, а потом начинаем формировать новую матрицу ценностей в этой области.

Bank of America: Кризис и дефолт 1998-го уже на пороге

Bank of America предупредил об опасности повторения кризиса 1998 года. По мнению аналитиков банка, мировые рынки демонстрируют динамику, сходную с той, что предшествовала кризису конца 1990-х. Об этом 3 июля сообщило агентство Bloomberg.

«Устойчивый рост в США, сглаживание кривой доходности облигаций, сокращающиеся рынки развивающихся стран — все это очень похоже на события 20-летней давности», — цитирует агентство ведущего инвестиционного аналитика Bank of America Майкла Хартнетта.

«Сегодня развивающиеся рынки обваливаются под воздействием сильного доллара, а акции технологических гигантов движутся вверх на фоне оптимизма по поводу роста американской экономики. Два этих фактора предопределили кризис 1997—1998 годов», — пишет Bloomberg.

Заметим: тот кризис стал экономическим потрясением. ВВП стран Юго-Восточной Азии за год обрушился на 35−40%, а Индонезии — вообще на 83%. В России в результате дефолта рубль обесценился более чем в три раза: 17 августа 1998 года один доллар стоил 6 рублей, а 1 января 1999 года — 21 рубль.

Вместе с тем, Bloomberg отмечает, что у сравнения, предложенного аналитиками Bank of America, есть недостатки. В частности, снижение валют развивающихся стран сейчас гораздо меньше связано со слабостью национальных экономик. Кроме того, азиатские рынки выглядят намного более устойчивыми: рост ВВП в Азии, исключая Японию, в 2020-х годах может составить 6%.

Тем не менее, мировой кризис возможен. Ранее об этом предупреждали Всемирный банк и финансист Джордж Сорос. 29 мая, выступая в Париже, Сорос предсказал новый глобальный кризис из-за укрепления курса доллара и оттока капиталов с развивающихся рынков.

Как считает финансист, «прекращение» ядерной сделки с Ираном и «уничтожение» трансатлантического сотрудничества между ЕС и США неизбежно окажут негативное влияние на европейскую экономику и вызовут другие сдвиги, включая девальвацию валют развивающихся стран. «Все, что могло пойти не так, пошло не так», — добавил Сорос. «То, что Европа находится в экзистенциальной опасности, больше не фигура речи, а суровая реальность», — заключил он.

По мнению ряда экспертов, мир встретится с понижающей фазой глобального экономического цикла уже к концу первого полугодия 2019 года. Если к этому времени реализуется любой из геополитических рисков, Россия может оказаться в крайне нежелательной экономической ситуации.

США и Китай так и не отошли от края в военно-торговом сценарии. По оценкам аналитиков, если этот сценарий реализуется, мы увидим примерно пятикратное возрастание внешнеторгового мирового тарифа. За год это приведет к сокращению мировой торговли на $ 2,7 трлн., сокращению роста глобальной экономика на 1,4%, и в конце концов к мировой рецессии.

Когда разыграется этот шторм, насколько сильно ударит он по России?

— Провал страны в кризис зависит от того, насколько высок был ее подъем, — отмечает доктор экономических наук, профессор Академии труда и социальных отношений Андрей Гудков. — Это горки, и трудно скатиться с горки, если ты на нее не забирался.

Россия находится в кризисе уже пять лет. Точнее, это состояние называется депрессией — когда кризис размазан во времени. Но правило работает и в этом случае: раз нет подъема — нет и состояния спада.

Важен и другой момент. Мировой кризис распространяется, как цепная реакция, через торговлю и финансовые рынки. Однако нам с 2014 года Запад сильно урезал возможности в сфере внешних заимствований, международной торговли, и вложений на мировых рынках.

И возникает вопрос: если мы не зависим от экономики США, которой предрекают кризис «Блумберг» и Сорос, каким образом этот кризис перекинется к нам?

С другой стороны, у нас огромный неудовлетворенный внутренний спрос, контрсанкции, импортозамещение, а связи с Западной Европой в значительной мере переориентированы на Китай и Индию. Как же мы можем пострадать от кризиса в США?!

«СП»: — Ударит ли мировой кризис по российскому экспорту?

— У нас очень небольшая линейка товаров, поставляемых на экспорт. Это нефть, газ, зерно, вооружения и лес.

По нефти — мы только-только, в рамках соглашения ОПЕК+, начинаем увеличивать добычу. И надо понимать: нефть — самый эффективный энергоноситель, и темпы его потребления в мире, несмотря на пертурбации, неуклонно нарастает.

Зерно из России, в основном, идет в развивающиеся страны. Я не могу представить себе ситуации, при которой арабы или африканцы откажутся кушать.

Вооружения поставляются по долговременным контрактам, и кризис им не помеха.

Лес — сколько не поставь на мировой рынок, его возьмут весь. Просто потому, что имеется очень много направлений применения леса: конструкционный материал, бумага, сырье для химической промышленности. Можно сказать, на рынке леса ограничений вообще не существует.

Словом, российскому экспорту кризис, я считаю, не грозит.

«СП»: — Можно ли экономической политикой, невзирая на кризис, преодолеть нынешние трудности в российской экономике?

— На мой взгляд — элементарно. Но прежде нужно кое-что пояснить. У нас налог на прибыль — 20%. Эту планку в начале 2000-х установил Алексей Кудрин. И важно понимать, что до этого момента эффективная ставка налога на прибыль (реально собираемый налог) была меньше — 18,5%. То есть, налог на прибыль де-факто увеличили.

Но главное, тогда же было принято чудовищное, на мой взгляд, решение: отменена инвестиционная льгота. Эта норма устанавливала, что если часть прибыли направляется на капиталовложения, то она не облагается налогом.

Когда буржуазия разобралась, что к чему, она возмутилась: ничего себе, мы вкладываем в расширение производства, а с нас дерут 20%! И объявила власти тихий локаут: вы нам политический и налоговый режимы, которые нас не устраивают, а мы вам — полное отсутствие капиталовложений. В итоге у нас в стране капиталовложения в 1,5 раза ниже чем необходимо, чтобы иметь 3−4% роста ВВП в год.

Эту ситуацию можно исправить — за счет неудовлетворенного внутреннего спроса. В России, напомню, полно медвежьих углов, где надо выправлять и социальную сферу, и инфраструктуру.

Если дать российской буржуазии преференции и льготы, в случае направления ею средств в капиталовложения, а также защиту от государственных рейдерских структур — в России все может очень хорошо наладиться.

«СП»: — Когда все-таки может грянуть глобальный кризис, о котором предупреждает Bank of America?

— Не знаю — это почти невозможно предсказать. По Карлу Марксу, цикличность кризиса обуславливается циклом обновления основного капитала, и составляет 10 лет. Но сегодня главным фактором движения капитальных и финансовых ресурсов является не обновление основного капитала, а движение предметов потребления.

Их следует разделять на два класса — собственно предметы потребления, срок службы которых менее года, и так называемые средства потребления, которые служат несколько лет. Замечу, что стоимость этих средств потребления значительно превышает стоимость средств труда.

Так вот, в современной экономике кризисы случаются, когда старые средства потребления перестают пользоваться спросом, и люди ожидают новых средств потребления. В США я такой ситуации не наблюдаю, и потому мне не кажется, что кризис созрел.

С другой стороны, у нас общемировой кризис был в 2008 году, и с того момента — в точности по Марксу — прошло 10 лет. До этого был кризис 1998 года — еще 10 лет. А еще десятилетием раньше — в 1987—1988 годах — мировая экономика пребывала в рецессии.

Так что, возможно, ларчик с нынешними предсказаниями открывается просто: аналитики подметили, что 10-летний цикл повторялся уже четыре раза, и подтягивают под эту зависимость свои выводы.

Не следует также сбрасывать со счетов, что эти аналитики — представители либерального лагеря, которые рады подложить свинью нынешнему президенту США Дональду Трампу. Так что, вполне возможно, нового мирового кризиса и не случится.


Поговорим о том, какие бывают способы спиздить данные карты и деньги с неё и на какие типы эти способы можно разделить.
Согласись, банковские карты сейчас есть практически у каждого.
В современном мире уже сложно обходиться без них. Карты просты в оформлении, удобны в пользовании, и открывают ряд возможностей, которые недоступны для кэща, например покупка товаров через интернет-магазины, например как мой любимый ебей))
Но в вопросе безопасности карты совсем не идеальны. Каждый день огромное количество данных утекает в чужие руки. Заканчивается это тем, что у владельца пиздят деньги, а если карта кредитная, то это дабл пиздец. В итоге это все заканчивается долгим разбирательствами с банком и правоохранительными органами, и не факт, что получится вернуть свои кровные.
Так как же именно крадутся эти данные? Давай разберемся.
В основном я могу выделить два типа воровства данных: «контактный» и «бесконтактный».
«Контактные» методы осуществляются через непосредственный физический контакт.
«Бесконтактные» методы, соответственно, применяются без такого контакта.
Сейчас по ходу дела поймешь, о чем я.
Контактными методами можно назвать такие методы как:
1) Скимминг
Информация может быть украдена с магнитной полосы на карте. Для этого используется скиммер – это такое устройство, которое имитирует часть банкомата и закрепляется поверх прорези для карт. Пин-код крадут путем установки поддельной клавиатуры, которая записывает нажатия, либо установкой маленькой видеокамеры, которая снимает набор кода. А могут и не красть пин-код, а тупо снять бабки без него, ведь при онлайн оплате это не нужно.
2) Через терминалы для оплаты
Украсть данные также можно через POS-терминалы, если понятнее выражаться, то через ту херню, в которую ты карту вставляешь или прикладываешь в магазине) Ставят туда вирусное ПО или же устройство наподобие того, которое в банкомат ставят.
3) Кража данных обслуживающим персоналом
Запросто можно проебать данные карточки в таких местах как бары, рестораны и кафе, где официанты забирают карту посетителя и уносят с собой к кассовому аппарату. По пути туда официант тупо фотографирует карту с двух сторон и получает всю необходимую информацию.

Бесконтактными методами можно назвать такие методы как:
1) Фишинг
Я говорю о фальшивых сайтах банков и платежных систем. Также существуют фейковые сайты-копии различных интернет-магазинов, где заполняя форму оплаты, вместо оформления покупки у чела пиздят данные.

2) Приложения для смартфона
Не секрет, что приложения собирают и хранят слишком много ваших данных о вас. Существует возможность эти данные украсть. А ещё иногда встречаются копии известных банковских приложений типа Сбербанк Онлайн, которые передают данные налево.

3) Открытые сети Wi-Fi
Подключайся к открытым сетям осторожнее, бро) Сейчас даже школьник может перехватить доступ к твоему смартфону установив пару кулхацкерских программ и получить самую различную информацию.

4) Кража данных при помощи телефонного звонка
В основном это классический развод, когда чел звонит и представляется сотрудником банка и вешает лапшу на уши, типа ему ваши данные для какой-то проверки нужны) Или представляются покупателями, которые хотят внести залог и запрашивают лишние данные.

Своей историей криптовалютного успеха недавно поделился программист Питер Саддингтон. , которые когда-то вложил в главную криптовалюту.

Инвестировать в биткоин Питер начал еще в 2011 году, когда «цифровое золото» стоило около 2,5 долларов. Каждую пятницу в течение 5 лет парень покупал монеты на определенную сумму, и в результате его криптодоход от первоначальных инвестиций составил 321000%.

Недавно на обналиченные 45 биткоинов, которые стоили программисту 115 долларов, Питер купил Lamborghini Huracan, а видео с приобретенной машиной выставил на YouTube, собрав более 1,5 миллионов просмотров.

Несмотря на то, что Питер продолжал покупать биткоин, когда тот стоил 19 000 долларов, его вложения все равно окупились с лихвой. Этот пример может послужить отличной мотивацией для всех криптоэнтузиастов и искателей «пассивного дохода».

Напомним, что ранее мы писали о хедж-фонде Pantera Bitcoin, который смог на росте биткоина показать 25 004% прибыли. В долларовом эквиваленте доход компании составил 2.1 миллиарда долларов. Как пишет The New York Times, другим лучшим хедж-фондам прошлого года удалось получить прибыль не превышающую 148%.

Все чаще звучат разговоры о «мыльном пузыре» и о скором крахе не только биткоина, но и отрасли цифровых валют в целом. Перспективы биткоина действительно выглядят не столь радужно, как раньше, но относится ли это и к другим криптовалютам?

Сейчас поводов для таких сожалений о нереализованных возможностях стало еще больше. В декабре биткоин потерял в один день сразу 15% от достигнутого ранее ценового рекорда в $20 000 и продолжил свое движение вниз к рубежу в $15 000.

Январь начался с обвала этой же криптовалюты и сейчас, в середине марта, биткоин торгуется по цене чуть выше $10 000. Скептики заговорили в связи с этим о «мыльном пузыре» и о ближайшем полном крахе не только всей самой известной сейчас криптовалюты, но и отрасли цифровых валют в целом. Перспективы биткоина действительно выглядят не столь радужно, как раньше, но значит ли это, что под удар поставлена сама идея криптоиндустрии?

Причины обвала
Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо разобраться в причинах произошедшей коррекции. Локальный «спусковой крючок», о котором много говорили в прессе, конечно же, имеет значение: обвал последовал после предостережения денежно-кредитного управления Сингапура о рисках, связанных с инвестициями в ICO и криптовалюты.

Однако есть и гораздо более глубокая, фундаментальная причина: наблюдается ослабление спроса на биткоин среди массовых непрофессиональных вкладчиков в период отсутствия притока компетентных игроков, включая институциональных инвесторов.

Практически все, кто хотел вложиться в криптовалюту, предвкушая легкие деньги и не понимая сути явления — уже в рынке. На стоимость биткоина давит и тот факт, что несколько квалифицированных крупных инвесторов, например, Эмиль Ольденбург и Роджер Вер, применили принцип Натана Ротшильда, который на вопрос о причинах своего финансового успеха на бирже как-то ответил, что он никогда не покупает по самым низким ценам и всегда продает слишком рано.

Что еще смущает инвесторов? Во-первых, чтобы лежащая в основе биткоина конструкция сохраняла свою работоспособность, темпы майнинга должны все более возрастать, в то время как сами эти вычисления становятся все сложнее и сложнее.

Осталось «добыть» 9 млн монет из фиксированного объема в 21 млн, и, проводя аналогией с добычей полезных ископаемых, можно сказать, что самые легкие, верхние золотоносные пласты уже разработаны. Чем сложнее добыча, тем выше себестоимость — различные ухищрения вроде воровства электроэнергии у соседей по дому через домовую электросеть, или же подключение недобросовестных работников к системе энергоснабжения предприятия (как это недавно сделал программист в аэропорту Внуково) уже не работают.

В дело вступают целые майнинговые фермы, запитанные от мощных гидроэлектростанций Китая. Сама технология майнинга предполагает больший расход энергии. И год от года объем электроэнергии, потребляемой этой индустрии, растет, пусть данные и прогнозы по конкретным цифрам существенно разнятся.

Все возрастающая сложность майнинговых вычислений, лежащая в основе финансовой модели биткоина, негативно отражается на скорости транзакций, которые проходят очень низкими темпами — до 4,5 часов для операций с биткоином, при том что обычные платежные системы позволяют делать такие переводы моментально.

Во-вторых, очень много претензий высказывается по отношению к анонимности пользователей биткоина. Спецслужбы многих стран справедливо полагают, что эта криптовалюта — настоящая находка для тех, кто хочет отмыть полученные преступным путем средства.

Больше не нужно покупать «белые бизнесы», вести сложную двойную бухгалтерию, выстраивать сложные платежные цепочки и пользоваться услугами оффшорных компаний — инвестор вкладывается в биткоин, который гарантирует анонимность пользователей, и исчезает из поля зрения как финансового регулятора, так и правоохранительных органов. Именно эта анонимность и смущает сейчас финансовые инстанции во многих странах.

И, наконец, финальная проблема состоит в том, что биткоин очень сложно внедрить в традиционные финансовые системы.

Посредством биткоина сейчас нельзя осуществить операции, требующие долгосрочного финансового планирования. Из-за волатильности курса им не выплатишь пенсии, в нем не возьмешь кредит. Сроки проведения операций с биткоином настолько длительны, что не соответствуют самому главному критерию — удобства для пользователя.

Банковские платежи через, например, Apple Wallet, моментальны, а в онлайн-банкинге перевод занимает считанные секунды. Биткоину же, напротив, требуется на многие операции несколько часов, в ходе которых компьютеры в разных частях планеты, объединенные в общую сеть, должны совершить ряд сложных вычислений и выдать общий результат.

Криптобудущее
Однако значит ли, что криптовалюты в целом ожидает неминуемый крах, и вся эта индустрия не имеет перспектив для развития? Конечно же, нет. Технология блокчейна — распределенного и защищенного от фальсификации хранения данных — активно развивается во всем мире и во многих отраслях, включая не только финансы, но и энергетику и промышленность.

Пока по всему миру будет продолжаться все более победное шествие блокчейна, будут распространяться и совершенствоваться криптовалюты — одни из важнейших его производных.

Из-за разговоров о крахе биткоина, из фокуса общественного мнения исчезает очевидный факт: биткоин — не единственная криптовалюта на рынке, но коррекции вниз подвергся только его курс. Аналоги биткоина, чувствуют себя на рынке вполне уверенно, а если их курс и подвергается коррекции, то не настолько сильно — по той причине, что многие из них, используя схожие с биткоином принципы и технологии, в то же время лишены его самых серьезных изъянов.

Когда ажиотаж вокруг биткоина пройдет, они могут привлечь гораздо больше внимания инвесторов, чем это происходит сейчас. И тогда, в будущем, мы увидим, как на мировом финансовом рынке криптовалюты первого поколения сменяются на криптовалюты второго поколения — усовершенствованные денежные средства, в которых устранены основные технологические недостатки их предшественников.

Какими будут альткоины?
Что объединяет эти криптовалюты? Во первых, для многих из них не требуется майнинг— а значит, исчезает громоздкая и неповоротливая система, поддержание работоспособности которой требует все новых энергоресурсов и вовлечения в «добычу» криптовалюты все новых участников.

Это плохая, но очень закономерная новость для тех, кто купил дорогие современные видеокарты в расчете на добычу биткоинов.

Вторая такая черта — высокая степень проводимых транзакций при одновременной низкой стоимости: в отличие от биткоина, пользователи таких систем могут не ждать часами, пока отправленные средства дойдут до получателя. При этом новое поколение криптовалют сохраняет то же преимущество перед традиционными платежными системами, что и биткоин: они позволяют произвести перевод на суммы в миллионы долларов за минимальную комиссию в несколько центов.

И последняя, и не менее важная основная особенность криптовалют нового поколения состоит в том, что расчеты между участниками таких систем осуществляются только на основе уникальной цифровой подписи. Таким образом, отменяется принцип анонимности, и вместе с ним уходят в прошлое претензии к криптовалютам со стороны регуляторов и правоохранителей.Есть надежда, что криптовалюты будут интегрированы в финансовые системы как на национальном, так и на глобальном уровнях и будут применяться в качестве расчетного средства.

Появление новых платежных средств на рынке криптовалют побуждает смотреть на скачки стоимости биткоина вполне спокойно — если, конечно, вы не инвестировали в эту криптовалюту значительные денежные средства. Даже если биткоин, судя по некоторым признакам, вскоре подойдет к своему закату, эра криптовалют только начинается. Инвестировать в криптовалюты стоит — но только в те, которые обладают перечисленными выше признаками принадлежности к их новому, усовершенствованному «второму» поколению.

1. Во-первых, запомните! Неважно, какой у вас за бизнес, блокчейн можно прикрутить ко всему! Песок, золото, бананы, марихуана — здесь просто позарез нужен был блокчейн, поверьте!

2. Что самое главное нужно подготовить к ICO? Правильно, Whitepaper! Не знаете как? На рынке огромное количество крутых экспертов, они напишут её за вас. Доверьтесь профессионалам, они точно знают о вашем продукте больше вас!

3. Обязательно наймите ICO агентство. Это такие ребята, которые недавно участвовали в ICO, но почему-то не пилят свой продукт. Вместо этого они помогают другим стать следующими Tezos или Civic. Они позаботятся обо всем – WP, токенах, трафике, пиар и адвайзори! За скромные фи в $100-200k, в зависимости от их «веса» на рынке и вашего боевого потенциала. Плюс доля со сборов, 7-15%. С вас не убудет — вы же соберете через пару месяцев миллионы!

4. Кстати, вы знаете зачем в вашей команде программисты? Правильно! Чтобы сделать лендинг, а потом каждый день улучшать его.

5. О маркетинге (продукта все равно нет). Для начала запомните: Маркетинг = Трафик. Трафик = Маркетинг. Инвестируйте в него все деньги. Благо, предложений на рынке ICO сейчас море. От CPA до медиабаинга. Мало денег на рекламу не бывает. Когда будете лить трафик, не забудьте заходить на alexa.com каждый день и радоваться летящему вверх графику посещаемости вашего лендинга — это главное мерило вашего успеха, миллионы уже рядом.

6. Включите в план как можно больше спонсорских пакетов на понтовых выставах, желательно в Европе и Азии. Удовольствие пообщаться на родном языке с соотечественниками — бесценно!

7. Сделайте баунти. Тысячи чудесных людей с bitcointalk будут лайкать, твитить, репостить ваши гениальные посты. У вас будет больше лайков, чем у Бутерина! Даже если корпоративный пост будет о том, как неделю назад ваш кот наделал в тапки.

8. Не забудем про адвайзори! Их роль светить лицами, как медными тазами, на вашем лендинге и брать за это скромные 10 килобаксов в месяц.

9. Нужна ли ICO прозрачность? Ну не знаю… Прямые контракты, на которые надо кидать эфиры? Кому это надо? Главное побольше собрать, не важно чего, хоть фиата. Напишите красивые цифры по сборам на лендинге, пусть инвесторы радуются. Можно немного, на пару-тройку нулей, приукрасить и счетчик поставить на автоматическое пополнение. Чего уж там, все так делают!

10. Паузу между pre-ICO и ICO делают только слабаки.

11. Кто ходит к крипто-инвесторам и крипто-фондам – тоже слабаки. Когда стартует ICO, и к вам прибегут тысячи мелких инвесторов, тогда и crypto whales подтянутся.

12. Запомните, не бывает неуспешных ICO, бывают слишком честные фаундеры. Пока ваши ботинки не начнут мокнуть на тонущем корабле, делайте все то, что описано выше, но с усиленной энергией и бюджетами. Больше баннеров, больше скидок и больше треша…

13. Все сделали, а soft cap так и не набрали? Зачем всем об этом кричать. Неужели возвращать собранное? Столько сил, столько нервов было вбухано в ICO. Объявляйте его успешным в любом случае. А дальше как-нибудь разберетесь.

Валентин Катасонов: Власти берут криптовалюты "под колпак"

Цифровым валютам пошел десятый год. Если отсчитывать от запуска наиболее известной криптовалюты «биткойн». За это время их на белый свет народилось много тысяч. Правда, большинство из криптовалют оказались «бабочками-однодневками». По данным CoinMarketCap, на 24 февраля нынешнего года в мире насчитывалось 1519 видов цифровых денег. Из них более 90% — стартапы, которые завершаются через месяц-другой. Т.е. это мертворожденные младенцы денежного мира. К выжившим можно отнести те валюты, которые продержались хотя бы год. Таких на сегодня около сотни.

По состоянию на 3 января нынешнего года суммарная капитализация мирового рынка криптовалют (той самой «живой сотни») составила 707 млрд долл. Лидером по капитализации на протяжении всей истории криптовалют остается биткойн (Bitcoin, BTC). Но этой криптовалюте наступают уже на пятки такие, как эфир (Ethereum), риппл (Ripple), иота (IOTA), дэш (Dash), лайткойн (LTC) и ряд других. Все эти цифровые валюты относятся к разряду частных, их эмиссия осуществляется на основе так называемого «майнинга» (в котором могут участвовать все желающие).

Кроме того, большинство из цифровых валют претендуют на то, чтобы быть именно криптовалютами, т.е. обеспечивающими анонимность участников транзакций. А также эти валюты (за редкими исключениями) базируются на использовании технологии блокчейн, фиксирующей все действия участников операций в сети, накапливающей и сохраняющей соответствующую информацию. Блокчейн еще называют технологией «распределенных реестров».

В высшей степени динамичном мире цифровых валют в ближайшее время ожидаются разные «революции». Они касаются не только каких-то изменений технологического характера. По многим причинам (анализ которых выходит за рамки данной статьи) многие нынешние частные криптовалюты исчезнут. А ведущие позиции от частных валют могут перейти к официальным цифровым валютам. Под «официальными» имеются в виду цифровые валюты, которые будут эмитироваться Центробанками или какими-то государственными организациями (или, по крайней мере, получат какую-то поддержку от государства) и которые будут иметь легальный статус.

На протяжении нескольких лет правительства и центробанки многих стран мира пытались определить свое отношение к частным криптовалютам. Одно время даже казалось, что власти пойдут на полную легализацию таких валют. Однако за последний год настроения стали меняться. Большинство стран отказались или в ближайшее время откажутся от этого. В лучшем случае для частных криптовалют создадут свои «гетто», в которых любителям азартных игр будет позволено проводить операции с такими финансовыми инструментами. Речь идет, прежде всего, о специализированных биржах. Но на этих площадках от участников «цифровых игр» будут требовать раскрытия информации о себе. С цифровой анонимностью в ближайшее время будет покончено как на биржах, так и за их пределами.

Главное же — гражданам и юридическим лицам будут предложены официальные цифровые валюты. Которые вберут в себя главное «достоинство» частных криптовалют — отслеживание каждой операции владельца «цифры» и при этом лишатся другого не менее важного «достоинства» — обеспечения анонимности владельца. Будет сделан всего один шаг. Но это будет шаг от эйфорического ощущения полной свободы и независимости к состоянию человека, попавшего в клетку. Клетка эта называется «электронно-банковский концлагерь». И этот один-единственный шаг и будет главной сутью предстоящей революции в мире цифровой валюты.

Шаг этот власти сумеют сделать. Для начала они с помощью законов запретят или ограничат использование частных цифровых валют. Это, конечно, необходимый, но недостаточный шаг. Придется вытаскивать любителей частных цифровых валют из подполья. Каким образом?

Во-первых, к некоторым частным криптовалютам у властей имеется «ключ». Например, к биткойну, который, судя по всему, является разработкой американских спецслужб. Я об этом говорил неоднократно. Наконец, недавно этот «медицинский факт» озвучила Наталья Каперская, она знает, о чем говорит.

Во-вторых, даже если такого «ключа» нет, у компетентных государственных органов есть возможность отлавливать «анонимных» пользователей частных криптовалют при входе или выходе из «цифрового гетто» (под входом и выходом я имею в виду операции по обмену «цифры» на обычные валюты — доллары, евро и др.).

В-третьих, сегодня ведутся разработки так называемых «квантовых» компьютеров, гигантская мощность которых позволит создать (вычислить) любые крипто-ключи.

А нельзя ли было властям сразу начинать со второго акта драмы? То есть с создания официальных цифровых валют и закладки фундамента электронно-банковского концлагеря? Думаю, что первый акт под названием «Частные цифровые валюты» был нужен. Во-первых, для того, чтобы на биткойне и других криптовалютах отработать технологию «блокчейн». Во-вторых, чтобы людей побыстрее отлучить от наличных денег, сделать их максимально зависимыми от безналичной цифры. Занавес после первого акта опустился. В первом акте были мифический Сатоши Накамото (якобы основатель биткойна), «страшный пират» Робертс (тот самый, который с помощью биткойнов торговал наркотиками через компанию «Шелковый путь»), Виталик Бутерин (гениальный юноша, который создал криптовалюту «эфир») и т. д.

Теперь занавес вновь поднимается. И на сцене мы видим уже других актеров. Во втором акте — «приличные» и очень «солидные» люди — президенты, премьер-министры, министры финансов и руководители центробанков, депутаты лидеры политических партий и т. п.

На протяжении последних примерно трех лет власти многих стран мира делали заявления о том, что планируют запустить выпуск своих цифровых валют. Это такие страны, как Великобритания, Япония, Израиль, Эстония, Швеция, Индия, Китай, Россия, Саудовская Аравия, ОАЭ, Венесуэла, Турция, Иран и т. д. То, что некоторые государственные руководители и чиновники называют «криптовалютами», на поверку оказывается обычная валюта (фунт стерлингов, иена, крона и т. п.), лишь в безналичной форме. Приставка «крипто» лишь вводит в заблуждение. Излишне говорить, что такая увлекательная на сегодняшний день форма частного бизнеса, как «майнинг», прикажет долго жить. Эмиссией официальных цифровых денег будут заниматься центробанки.

Продвижение любых денег в безналичной форме, которое происходит в банковской системе, является достаточно «прозрачным». Усиление безналичного денежного оборота технологиями «блокчейн» еще более повышает прозрачность каждой операции. Раньше, например, банк мог зафиксировать, что его клиент «Х» снял деньги со счета, а для чего — неясно. С появлением банковских карт уже становится понятно, что клиент «Х» снял деньги со счета для того, чтобы расплатиться в универсаме. Но что конкретно купил клиент «Х», банк не знает. При наличии системы «блокчейн» в очередном протоколе будет перечислено, что именно купил клиент «Х». Более того, все протоколы о покупках клиента «Х» во всех торговых точках будут сохраняться и накапливаться. А это уже ключевая тема «цифровой экономики», называемая «Big data», — сбор, накопление, обработка и использование больших массивов информации обо всем на свете, но в первую очередь, о людях. «Blockchain» и «Big data» — ключевые элементы конструкции, называемой «Электронно-банковский концлагерь».

Справедливости ради, следует сказать, что некоторые страны, делая заявления о запуске официальных цифровых валют, сразу же оговаривают, что они не будут основываться на технологиях «блокчейн». Так, осенью прошлого года Яо Цянь (Yao Qian), директор Института исследования цифровой валюты при Народном банке Китая заявил, что Центробанк страны готовится к запуску своей электронной валюты под названием «цифровой юань». При этом он подчеркнул, что технология распределенных реестров использоваться не будет. Видимо, НБК под прикрытием термина «официальная цифровая валюта» проводит планомерное вытеснение из оборота как наличных денег, так и различных частных цифровых валют типа биткойна.

Осенью прошлого года в Китае, между прочим, началось массовое закрытие специализированных бирж по операциям с криптовалютами (ряд лет Китай держал первое место в мире по операциям таких бирж). Что касается безналичных юаней, то они нужны в связи с тем, что НБК делает ставку на максимально широкое использование дистанционного (электронного) банкинга. И сегодня Китай по абсолютному количеству выпущенных банковских карт («Юнион Пэй») занимает первое место в мире. НБК явно стремится вывести страну на первые места и по уровню развития электронного банкинга.

Примечательно, что в некоторых странах эмиссией официальных цифровых валют поначалу будут заниматься не Центробанки, а частные банки, которые получат на это необходимые разрешения (лицензии). Это будет предварительная отработка новых технологий, после чего за дело могут взяться центробанки. Так, в сентябре прошлого года Банк Японии выдал разрешение на выпуск цифровой валюты, получившей название J Coin, консорциуму банков страны. В него вошли такие гиганты, как Mizuho Financial Group и Japan Post Bank. Валюта J Coin будет использоваться для оплаты товаров и услуг по всей стране при помощи смартфонов. Ее запуск запланирован на 2020 год, когда в стране будут проводиться Олимпийские игры.

Консорциум учредит специальный банк-эмитент, а стоимость новой валюты будет привязана к иене. Эксперты полагают, что создание японскими банками цифровой валюты — это реакция на запуск в стране платежного сервиса Alipay от Alibaba. Японские финансовые компании опасаются, что популярный китайский сервис будет собирать информацию о клиентах и передавать ее в КНР. Японские банки не будут получать комиссии за проведение платежей при помощи J Coin, зато они получат доступ к информации о потребительских предпочтениях клиентов. Опять всплывает тема «Big data».

Кстати, согласно последним социологическим обследованиям, японцы оказываются очень консервативной нацией, они не проявляют большого интереса ни к смарт-телефонам и электронному банкингу, ни к безналичным деньгам вообще. В Японии исторически сохраняется большая привычка пользоваться наличными (в отличие от Китая, где граждане очень склонны к использованию безналичных денег с помощью смарт-телефонов и других мобильных устройств). Именно поэтому Банк Японии не спешит брать на себя бремя выпуска цифровой валюты, а поручает это дело частным банкам.

О планах запустить собственную криптовалюту в марте 2016 года объявил Банк Англии. Цифровая валюта, как отмечали тогда в регуляторе, будет называться RSCoin. Функционировать она станет на блокчейне — технологии, на которой также построены биткойн и другие криптовалюты, поясняли в банке. В Банке Англии считают, что выпуск собственной криптовалюты позволит жителям Великобритании отказаться от обычных банков и хранить свои деньги в цифровой форме. Кроме того, криптовалюта позволит осуществлять крупные транзакции, такие как покупка дома, «за доли секунды». Такое решение представители регулятора объясняли необходимостью «централизовать денежные массы». Запуск RSCoin запланирован на 2018 год.

Удивительно, но в континентальной Европе вокруг темы «официальные цифровые валюты» царит относительная тишина. Исключением была Эстония, являющаяся членом Европейского союза и входящая в еврозону. На протяжении 2016−2017 гг. она очень шумно анонсировала запуск свой официальной цифровой валюты под названием Estcoin. Детали проекта не очень оглашались. Но постоянно подчеркивалось, что валюта получит государственную поддержку. Шумиха вокруг Estcoin резко прекратилась в сентябре прошлого года, когда президент Европейского центрального банка (ЕЦБ) Марио Драги жестко предупредил Эстонию, что не потерпит никаких экспериментов с цифровыми валютами в еврозоне. Мол, такие эксперименты подрывают денежно-кредитную политику ЕЦБ. Можно предполагать, что у ЕЦБ есть свои планы по введению цифровой валюты на подведомственной ему территории. Но делать он это будет в жестко централизованном порядке.

Из общего ряда проектов официальных цифровых валют выбивается проект Венесуэлы под названием «El Petro». Так называется цифровая валюта, которую начали с 20 февраля выпускать в этой латиноамериканской стране. И если в большинстве других стран под прикрытием цифровых валют решается задача вытеснения из обращения наличных денег, то в Венесуэле валюта «El Petro» предназначена для достижения других целей. Президент страны Николас Мадуро их не раз озвучивал и продолжает озвучивать. Во-первых, заместить этой цифровой валютой стремительно обесценивающуюся официальную денежную единицу «боливар». Во-вторых, с помощью El Petro преодолеть финансово-экономическую блокаду страны, которую организовали США. С момента запуска «El Petro» прошло всего несколько дней. Согласно заявлениям Мадуро, только за два первых дня удалось мобилизовать средства, эквивалентные примерно 1 млрд долл. Проект предусматривает выпуск 100 миллионов единиц валюты «El Petro». Данный проект отличается от большинства других проектов официальных валют не только целями, но еще и несколькими другими особенностями. Назову некоторые из них.

1. Хотя «El Petro» можно отнести к разряду «официальных цифровых валют», эмиссия осуществляется децентрализовано, без участия Центробанка или консорциума банков, получивших лицензию от Центробанка. Она создается в результате майнинга, в котором участвует значительная часть населения страны (более 800 тысяч человек). «El Petro» подается властями страны как своеобразный «народный проект» под патронатом государства.

2. Валюта «El Petro», как заявляют власти страны, обеспечена запасами нефти в недрах страны. Этим цифровая валюта Венесуэлы отличается не только от других официальных цифровых валют, но даже от любых официальных валют, которые когда-либо выпускались центробанками. Традиционным обеспечением выпускаемых центробанками денег выступают золото, другие драгоценные металлы, ценные бумаги, иностранная валюта.

3. «El Petro» обращается в стране наряду с валютой «боливар», которая, согласно конституции страны, является единственной законной денежной единицей Венесуэлы. Что еще более удивительно, боливар не может использоваться для покупки «El Petro». Приобретение этой цифровой валюты разрешено лишь на иностранные валюты доллар США и евро, а также частные криптовалюты биткойн и эфир. Власти даже не предусмотрели котировки курса «El Petro» по отношению к боливару (привязка осуществляется по отношению к рыночной цене одного барреля определенного сорта нефти, добываемого в Венесуэле).

Несмотря на многие очевидные «нестыковки» в проекте «El Petro», он представляет большой интерес для тех стран, которые либо пребывают в состоянии перманентного экономического кризиса и упадка (развивающиеся страны), либо находятся под «дамокловым мечом» экономических санкций со стороны США и их союзников. Среди таких стран и Россия. Власти нашей страны также сделали заявление о создании официальной цифровой валюты. Но об этом — в отдельной статье.