Экономика

Экономика

Рубль от обвала не спасет даже нефть

Цена на баррель нефти марки Brent превысила 65 долларов впервые с ноября 2018 года. Рост цен эксперты объясняют снижением страха перепроизводства на фоне сокращения добычи «черного золота» в Саудовской Аравии, а также продолжающимися переговорами между США и Китаем о заключении торговой сделки. Хотя пока особых успехов на этом фронте не наблюдается, игроки рынка надеются, что сторонам удастся договориться, и экономический рост КНР не замедлится.

Несмотря на это, рубль продолжил падать в ходе торгов на Московской бирже. В четверг пара доллар/рубль даже пересекала отметку в 67, правда, потом российская валюта немного укрепилась. Традиционно дорогая нефть должна поддерживать рубль, но сейчас этого не происходит. Эксперты в своих оценках однозначны — виной потенциальные американские санкции, анонсированные Сенатом.

Напомним, что новый законопроект предусматривает санкции против российских банков, которые «поддерживают попытки России подорвать демократические институты в других странах»; санкции против инвестиций в российские проекты сжиженного природного газа (СПГ) за пределами страны; меры против политических деятелей, олигархов и членов их семей, которые «способствуют противозаконным или коррупционным действиям в интересах Владимира Путина»; а также санкции против российского госдолга и кибернетического.

Правда, в четверг, 14 февраля стало известно, что Сенат решил смягчить возможные санкции против банков. В новой версии документа DASKA («О защите американской безопасности от агрессии Кремля») сказано, что президент США обязан блокировать активы и операции российских финансовых организаций, которые якобы направлены на поддержку вмешательства «в демократический процесс или выборы» в других странах. Причем делать это — его право, а не обязанность.

В предыдущей версии предлагалось вводить санкции против банков уже только за то, что они являются государственными. Так что смягчение налицо, правда, рубль не особо отреагировал и на него.

Что касается нефти, пока неясно, сможет ли она удержаться на нынешнем уровне. Как считает аналитик социальной сети для инвесторов eToro в России и СНГ Михаил Мащенко, «оценить устойчивость текущего бычьего импульса можно будет после выходных, когда мировые рынки будут отыгрывать итоги торговых переговоров в Пекине и судьбу правительства США — по последним сведениям Трамп намерен одобрить достигнутое Конгрессом соглашение».

В более долгосрочной перспективе цена «черного золота» будет зависеть от санкций против Венесуэлы и Ирана, перспектив роста мирового предложения, прогнозов по мировому спросу, самочувствия мировой экономики в целом и китайской в частности, а также от действий ОПЕК. А так как повлиять на динамику цен в предстоящие месяцы может целый ряд факторов, волатильность здесь будет оставаться высокой.

«Учитывая угрозу замедления мирового спроса, возрастает вероятность того, что потребность мирового рынка в нефти картеля снизится в этом году. А это означает, что группе ОПЕК+ придется рассмотреть вопрос продления сделки по ограничению добычи.

В ближайшей перспективе сохранение всеобщего оптимизма может помочь Brent расположиться над уровнем 65, однако для подтверждения его пробоя потребуется покорение области 65,50″, — говорит аналитик.

Эксперт по фондовому рынку «БКС Брокер» Сергей Гайворонский тоже полагает, что нефть сейчас российскую валюту не поддержит. Зато называет другие факторы, которые могут привести к ее укреплению. Хотя и признает, что все в основном зависит именно от будущих санкций и того, какими они будут.

— На вечерней сессии в четверг давление на валюты развивающихся рынков, к которым относится и рубль, снизилось. Одновременно начал затухать импульс от анонсирования законопроекта по санкциям. Давление со стороны рынка госдолга должно остаться умеренным из-за снизившейся доли нерезидентов. Рост цен на нефть рублем преимущественно игнорируется. Но на следующей неделе стартует налоговый период, соответственно, поддержка рубля усилится.

«СП»: — Чего же ждать от рубля?

— Пара USD/RUB вчера пробила важное сопротивление на уровне 67, но пробой оказалась ложной. Вечером стартовала коррекция на фоне приостановки распродаж локальных активов и отскока валют развивающихся рынков в целом. В результате откат от сопротивления оставил торги в диапазоне консолидации 67−65,5. Чтобы курс доллара продолжил расти необходимо усиление санкционной риторики и рост вероятности принятия предложенного закона.

— Нефть растет потому, что слишком сильно упала в прошлом году и долгое время находилась на достаточно низких уровнях до 55 долларов за баррель, — поясняет аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев. — Потом она немного подросла, но застряла в узком коридоре 62−63 долл/барр.

Факторов, влияющих на нефтяные котировки сейчас, достаточно много. Во-первых, это дисциплина среди стран ОПЕК+, то, кто и насколько соблюдает ограничения добычи. Во-вторых, это предложение Саудовской Аравии вообще отказаться от ОПЕК и создать новую организацию, формат которой неизвестен и непонятно, как она будет регулировать рынок.

Пока рост цен на нефть не вышел за те пределы, которые вызывают беспокойство. Все-таки 65 — это не так много по сравнению с уровнем в 85 долларов, где она была летом прошлого года.

«СП»: — Почему рубль не укрепляется вместе с нефтью?

— Традиционно рубль следует за нефтью, потому что значительная часть валютной выручки, получаемой Россией в бюджет, идет за счет продажи углеводородов. Чем выше цены на нефть, тем больший доход получает российский бюджет, тем крепче рубль.

Но в последнее время на нашу валюту действуют несколько факторов, которые тянут его вниз. В основном это возможность введения санкций. Но в том, что новые ограничения будут введены, сомнений нет, это практически решенный вопрос.

Россия с точки зрения США и ЕС виновата во всем, что бы ни случилось. Поэтому санкции введут и за Керченский пролив, и, возможно, за поддержку Мадуро. В любом случае, Запад найдет, за что объявить новые ограничения. А любые санкции на рубле сказываются плохо.

Если вспомнить прошлый год, именно два момента, связанных с западными ограничениями, вызвали обвалы рубля: 9 апреля, когда были введены санкции против «Русала» Дерипаски, и в середине августа, когда была обнародована предыдущая версия законопроекта DASKА.

Сейчас снова возросла вероятность санкций, и это, естественно, давит на рубль, не давая ему подниматься. Поэтому и возникает противоречивая картина. Вроде бы нефть дорожает и рубль должен расти, но вырасти он не может, потому что есть неопределенность из-за санкций. Мы пока только гадаем, какими они будут. Если точечными против отдельных компаний и персоналий — это нестрашно, если против банков — это гораздо неприятней.

«СП»: — Почему рубль так резко реагирует на одну угрозу санкций? Ведь наши чиновники регулярно говорят о том, что санкции на экономику практически не влияют?

— Чиновники не могут говорить ничего иного. Их задача — не сеять панику. Хотя на самом деле, сейчас эффект от санкций не так велик, как в 2014−205 годах, когда их только начинали вводить.

Санкции влияют на экономику и курс рубля потому, что это один из факторов, который определяет приток инвестиций в страну. Чем больше ограничений, тем меньше приток средств в реальное производство и вообще инвестиций.

Многие западные компании вынуждены сворачивать сотрудничество с Россией. Всем известна история с Siemens, которая попала под жесткий прессинг из-за поставок турбин в Крым. Поэтому в целом для России санкции — это плохо, и влияние на экономику они оказывают.

Хотя не всегда негативное. Санкции заставили российскую экономику немного реформироваться. Пока мы сидели на нефтяной игле, мы могли позволить себе ничего не делать, продавать ресурсы и эти деньги пускать на потребление. Сейчас сладкая жизнь «нулевых» закончилась, и из-за санкций мы многое вынуждены производить сами, восстанавливая направления промышленности, которые потеряли за последние 20 лет.

Неизбежный финал: как Венесуэла дошла до жизни такой

События в Венесуэле дошли до пика и с недели на неделю должны чем-то закончиться. Весьма вероятно, что они закончатся концом режима Чавеса-Мадуро — одного из наиболее одиозных в регионе, и приходом к власти демократического правительства либерального толка.

А их-то за что?

Под воздействием пропаганды многие сегодня задаются вопросом, не является ли происходящее в Венесуэле частью какого-то злокозненного «заговора» — ведь всё случилось так «неожиданно», а ведь ещё недавно всё было хорошо…

На самом деле, не было. При подобном режиме «хорошо» быть может разве что в первые годы его жизни, если экономика ещё справляется с его запросами, а политически он ещё недостаточно зрел, чтобы приступать к зачистке политического, экономического и общественного пространства под свой монопольный проект.

Начнём с того, что режим этот — экономически несостоятелен. Венесуэла будто поставила своей целью воплотить в жизнь анекдоты о социализме и отчасти в этом преуспела. За анекдотами о нехватке туалетной бумаги и памперсов, о продуктовых нормах стоит весьма зловещий призрак дефицита товаров первой необходимости, за которым ещё в XX веке стабильно приходил полноценный голод. Происходящее в Венесуэле — не смешно, а трагично. Смешным это выгодно выставлять самим левым — ведь очередной их проект оказался «неправильно социалистическим», и удобнее всего было бы спустить его на тормозах, похихикивая и отпуская шуточки. В реальности же случилось вот что: левые взяли одну из богатейших стран региона, довольно развитую, с великолепным климатом, и менее, чем за двадцать лет превратили её в страну-трущобу, убили её экономику, поляризировали общество до состояния гражданского конфликта и спровоцировали такой дефицит и такую инфляцию, как будто страна ведёт полномасштабную войну. И проигрывает.

Впрочем, так и есть: страна действительно ведёт войну. Люди воюют с группировкой коррумпированных, продажных, способных на всё, кровожадных животных. Эта война поначалу выражалась в постепенном зажимании прав граждан и всё увеличивавшемся потоке национализаций, которыми увлекался Чавес. Они, естественно, не принесли обещанного процветания стране. За кратковременными периодами кайфа, испытываемого от национализаций и допечатывания денег, наступали продолжительные периоды ломки: дефицит, рост цен и рисков, связанных с быстрой криминализацией страны. Вместо улучшения жизни благодетели-социалисты, которых с годами было всё сложнее отличать от завоевателей, осчастливили её собственным наркокартелем, чья верхушка состоит из высших партийных и государственных деятелей, уничтожили промышленность, образование, медицину, туризм, рынок труда, Вооружённые силы, инфраструктуру, а также поместили страну на уровень экономической и политической недееспособности и зависимости, сравнимый с колонизированным или оккупированным государством.

Рассказы о «больницах и школах, построенных Чавесом-Мадуро» и «социальной политике», которыми от души потчуют русскоязычного читателя, отчасти правдивы. Режим Чавеса-Мадуро действительно строит здания, носившие название «клиники» и «школы». В лучшем случае такие клиники принимают ничтожно малый процент больных от запланированного, потому что им не хватает техники, медикаментов и персонала. В худшем они… не работают, а просто стоят посреди района, поначалу сияя чистотой, а затем запыливаясь и становясь очередным бессмысленным зданием, которое, возможно, заселят бездомные.

Социалистический эксперимент, особенно во времена недалёкого и вороватого Мадуро, которому, в отличие от Чавеса, не хватает харизмы и умения манипулировать, чтобы сдерживать аппетиты силовиков и военных, вроде Падрино Лопеса и Диосдато, убил венесуэльское здравоохранение, и сколько времени и денег потребует его восстановление — одному Богу известно. Катастрофа не пощадила даже медицинскую жемчужину Венесуэлы — госпиталь Хосе Мария Варгас де Каракас, основанный в 1888 году. Это было знаменитое на весь Континент заведение на тысячу койко-мест. Hospital Dr. José María Vargas de Caracas был калькой с французского Hospital Lariboisière. Заведение было оборудовано по последнему слову техники и по качеству услуг превосходило частные медицинские центры. Сегодня госпиталь похож на плохую постсоветскую больницу: повсюду грибок на стенах, разрушенные и плохо работающие туалеты, ржавчина, антисанитария. В центральном медучреждении страны — всего семь аппаратов для гемодиализа и постоянная нехватка инструментов и медикаментов. Из-за дефицита, недостатка кадров и угроз со стороны проправительственных боевиков госпиталь не справляется с нагрузками и не способен выжать и 30% своей мощности. Единственным учреждением госпиталя, «выполнившим и перевыполнившим», в 2018 году, как это принято во многих социалистических странах, стал морг: его переполняли так, что он, случалось, был более, чем пятикратно перегружен.

Онкобольных, чей иммунитет и так ослаблен, кладут в палаты с больными туберкулёзом (он тоже вернулся в Венесуэлу вместе со своим братом-социализмом). В 2017 году в стране лишь официально зарегистрировали почти одиннадцать тысяч случаев этого заболевания (точная цифра — 10 952, а в 2016 году в стране было зарегистрировано 8 542 случая туберкулёза). Заодно в страну вернулись дифтерия, корь и малярия. Диабет, в том числе детский, стал очень серьёзной проблемой из-за отсутствия в стране инсулина. Ситуация в области здравоохранения продолжает ухудшаться, ведь специалистам, медицинской аппаратуре и технике, препаратам, инфраструктуре неоткуда взяться.

В сфере образования всё настолько же плохо: она разрушена основательно, на всех уровнях, со знанием дела. Проделанная работа настолько впечатляет, что я рискну предположить: люмпенизация молодёжи и саботаж системы образования, которые привели к тому, что от восьмисот тысяч до миллиона венесуэльских несовершеннолетних подростков находятся на улицах, а не в школах, с высокой долей вероятности являются продуманным и спланированным комплексом действий. Зная особенности латиноамериканских леваков, особенно XXI века, можно предположить, что правительство, увлёкшееся социальной инженерией ещё в первой половине 2000-х, пыталось таким образом создать прослойку «революционной молодёжи», сконструировать собственное массовое хунвейбиноподобное движение, из которого можно было бы кооптировать новые кадры. Такое движение могло бы обеспечивать власть чавистов над улицей и держать оппозицию в страхе.

В пользу этой теории говорит тот факт, что в 2000-х российские власти (а они обладали сильным политическим и интеллектуальным влиянием на Латинскую Америку через государства с партнёрскими и марионеточными режимами) активно пытались сделать молодёжь своей союзницей по сопротивлению оранжевым революциям, протестам и т.д. Попытки создать идеологически заряженное вождистское молодёжное движение, которое подавалось как один из антилодкораскачивательных механизмов, продолжались довольно долго, пока режим окончательно не осознал, что молодёжь ему не по зубам (или не по дёснам) и не сменил тактику на куда менее молодёжную, более жёсткую и прямолинейную.

Идеологическое влияние РФ, руководство которой умело обыгрывало советскую карту, на молодёжные организации Латинской Америки, существовавшие при пророссийских крайне левых режимах, было заметным. Оно частично базировалось на советских наработках, латиноамериканских левых идеях, и частично — на грубо адаптированных российских политических и социальных технологиях 2000-х и 2010-х.

В России никогда не скрывали плотной работы с венесуэльскими социалистами и их молодёжным подразделением. Активисты и представители левых молодёжных проправительственных огранизаций в разных странах Латинской Америки действовали очень похоже и зачастую использовали идентичную риторику, при этом плохо зная собственную историю, как будто учили её по политической брошюре, а идеолог, который продумывал этим активистам политические взгляды, имел общее представление о Латинской Америке, но не понимал, что у жителей разных стран региона — разные точки зрения на происходящее в мире.

Предположение, будто венесуэльцы и аргентинцы могут обладать «одинаковым революционным социалистическим взглядом на мир», мечтают воевать с США и при этом игнорируют быт, экономику и комфорт — это почти стопроцентный признак советского (и российского) присутствия. Мало того, что эта точка зрения носит на себе печать кондового марксистского детерминизма, но и ещё и изображает бывшие колонии в не менее кондовом, по-советски наивном расистском стиле — в качестве бессловесной мебели, на которой может сидеть любой желающий, если он скажет что-нибудь в духе «революсьон! но пасаран! найн империализьмо сионизьмо американо, си эгалите франтерните либерасьон, чина-русия-латина-пхай-пхай, баста янки фашизмо».

Отсюда же, из этого дикого мировоззрения, растёт и потешная, неподдельная, с выпученными глазами, надутыми щеками, трясущимися брылями и запотевшими очками, изумлённая ярость советских, когда мебель внезапно оказывается вовсе не мебелью, устраивает мятеж и принимается штурмовать президентский дворец, в котором находится очередной марионеточный «независимый революционный лидер».

Возвращаясь к странным совпадениям, можно предположить, что венесуэльцы зашли дальше аргентинцев-эквадорцев, и в погоне за «альтернативными, народными, революционными методами сопротивления американскому империализму», намеренно разрушили и саботировали систему образования — как «дающую неправильные, империалистические знания», ради создания «уличной, революционной, практической системы знаний». Подобный ход мысли характерен для многих левых, от маоистов до кастроистов-геваристов.

Тенденции к саботированию «классической» системы образования и её трансформации во что-то более соответствующее революционным амбициям правительства, наметились ещё в начале 2000-х, когда Чавес ввёл в образовательную систему правительственных супервизоров-политруков с широкими полномочиями и одобрил участие кубинских учителей в процессе ликвидации безграмотности. Тогда, в 2001-2002, появилось одно из первых мощных оппозиционных Чавесу движений, состоявшее из обеспокоенных родителей, Ассоциации частных школ, оппозиционных профсоюзных организаций, учителей, преподавателей и т.д. Оно выступало против идеологизации и «кубинизации» образования. В 2007 количество молодёжи, охваченной системой образования, начало снижаться. Именно в 2007-2008 кризис стал отчётливо заметен.

Правительство вербовало «освобождённых» от школы детей и подростков в colectivos — нечто среднее между партячейкой, локальным распределительным пунктом и местной мотобригадой проправительственных парамилитарес.

«Партийные лекции» для молодёжи нередко читали ультралевые боевики из соседней Колумбии, кубинские инструкторы и т.д. Впрочем, удивляться нечему: мне известны даже случаи приглашения колумбийских террористов в венесуэльские учебные заведения для проведения открытых уроков, почему бы им не читать ещё и лекции для проправительственных боевиков.

В колективос подростки садились на мотоциклы, получали оружие (о том, что оно российское, знает весь регион) и революционное напутствие — и ехали зарабатывать на жизнь, благо в Венесуэле можно грабить людей с «неправильными» взглядами. Прорежимные байкеры быстро стали страшным сном для многих представителей малого бизнеса и частных предпринимателей, альтернативных социальных организаций и политической оппозиции, поскольку они делали наиболее грязную работу, на которую не всегда шла даже полиция. Исчезновения представителей оппозиции, коррекционные изнасилования, пытки, внесудебные расправы, нападения и избиения неугодных режиму людей… Colectivos зарекомендовали себя похуже самых отмороженных латиноамериканских антикоммунистических спецслужб из 60-70-х.

Справедливости ради, в боливарианском руководстве нет единства по проблеме парамилитарес. Например, поклонник и, думается, немного косплеер Сергея Шойгу, венесуэльский министр обороны Владимир Падрино Лопес, часто критикует деятельность colectivos и обвиняет их в искажении идеалов революции и уголовщине. «Революции не нужны уличные гопники и хулиганы, ей вполне достаточно силы государства и силы венесуэльского закона».

Проблема в том, что Падрино Лопес видит корень проблемы не в убийствах оппозиции и неправильных законах. Его возмущает, что беспредельщики-колективос подрывают монополию государства на насилие и подставляют власти и силовиков своими беспорядочными и демонстративными акциями.

Кроме того, режим несостоятелен внутриполитически, не способен на диалог и склонен к насилию против собственных граждан и сотрудничеству с международными террористическими и наркоторговыми картелями на идеологической основе.

Наследуя политические привычки своих спонсоров, уважающих речи про размазывание печени по асфальту и Тяньаньмэнь, венесуэльские власти изначально не отличались толерантностью к инакомыслию. Однако в конце 2000-х они сделали ставку на насилие и грубое подавление протестов и потянули за собой родственные режимы в Никарагуа, Боливии, Эквадоре, Аргентине.

Подсчёт жертв ведут сразу несколько структур внутри страны и организаций венесуэльской диаспоры за рубежом, однако более-менее полные данные по пострадавшим, убитым и пропавшим без вести, конечно, будут в лучшем случае через несколько месяцев после смены власти.

Сегодняшние разрозненные цифры говорят только об одном: насилие со стороны государства прогрессирует. Если в 2014 году в ходе протестов в Каракасе погибло 42 человека, то в 2017 — уже 163.

Насилие было настолько масштабным, что под обвинения в избыточном применении силы и нарушениях прав граждан в 2010-х попадали даже высокопоставленные функционеры — такие, например, как экс-глава Нацгвардии Антонио Бенавидес Торрес. Которого также обвиняют также в отмывании денег, пытках, внесудебных расправах, публичных угрозах оппозиции, хищениях и коррупции. Причём обвиняют не только иностранные империалисты-хищники-ястребы, держащие палец на спусковом крючке войны, но и родная революционная прокуратура.

2019 год только начался, а погибших уже 35: за один только январь режим почти выполнил годовую норму 2014 года. Это говорит о том, что «социальная» маска начала сваливаться, и из-под неё полезло реальное социалистическое мурло, до сих пор прикрывавшееся высокими целями и «социальными преобразованиями».

Третья причина — режим Чавеса-Мадуро — лживый, марионеточный, зависимый и уродливый. В мире существует великое множество не до конца самостоятельных государств и политических режимов; скорее всего, независимых на все сто вообще не существует. Венесуэльское руководство, тем не менее, нашло свою нишу: оно двигало страну в сторону, противоположную здравому историческому смыслу и смогло поднять концепцию «зависимости» на какой-то доселе недосягаемый, бордельный уровень. При этом венесуэльская зависимость не является сытой бюргерской зависимостью коллаборациониста, который сознательно предпочёл крепкий сон, личное авто и полный холодильник — собственным убеждениям, культуре и свободе выбора. Это можно было хотя бы попытаться понять. Но ведь в Республике нет и этого! Её зависимость — это нищая, унизительная, нестабильная и невыгодная зависимость холопа — тире — второсортного дилера.

Венесуэлу продавали России, Китаю, «европейским партнёрам», «американским партнёрам — по необходимости», «региональным партнёрам», Ирану и его террористическим прокси-прокладкам, и даже боевикам-панарабистам. Например, лидер иракского вооружённого баасистско-джихадистского Высшего командования джихада и освобождения, Иззат Ибрагим ад-Дури, является близким соратником отца бывшего вице-президента Венесуэлы Тарека аль-Айссами. Сам Тарек аль-Айссами, обвиняемый в наркоторговле, отмывании денег и коррупции и занимающий ныне пост министра индустрии, тесно связан с Хизбаллой и наркокартелем Солес (созданном и возглавляемом венесуэльскими силовиками и военными.) Он также торговал венесуэльскими паспортами, незаконно предоставив гражданство сотням исламских и ультралевых террористов.

Но, может быть, автор намеренно берёт наиболее одиозные фигуры и злонамеренно выдаёт их за нечто систематическое?

Нет. К сожалению, поехавших среди венесуэльского руководства много. Про Диосдадо Кабельо, который является руководителем наркокартеля Солес и одновременно вторым человеком в венесуэльском государстве и в правящей партии PSUV, в рунете уже более-менее известно.

Как насчёт Рафаэля Лакавы, губернатора штата Карабобо по кличке Дракула, которого очень многие характеризуют как ужасного руководителя? Этот эпатажный персонаж катается и фотографируется в чёрной машине, которую называет машиной Дракулы.

Ещё он облепил машины дорожной полиции «социальной рекламой» с летучей мышью и постоянно форсит Дракулу в качестве мема. Валашский воевода в подаче Лакавы — это супергерой, что-то среднее между Бэтменом и собственно Владом Колосажателем, только без колосажания, который борется с преступностью, наводит ужас на криминальный мир своим вопиющим архетипизмом и брутальностью и формирует у граждан чувство безопасности.

Сложно сказать, насколько знание, что обсаженный коксом губернатор-социалист по ночам носится по городу в катафалке, воображая себя героем комиксов, добавляет гражданам спокойствия.

Можно было бы вспомнить министра по делам исправительных учреждений, Ирис Варелу, шумную и безграмотную фанатичную чавистку, которая прославилась своими бессвязными и неграмотными, но крепкими, правоверными речекряками, и агрессивными пассажами против оппозиции. Ирис, будучи ответственной за пенитенциарную систему, само собой тесно связана с криминальным миром и питает слабость к криминальным авторитетам, с которыми регулярно встречается.

Она имеет репутацию беспредельщицы, с которой избегают иметь дела многие праны (пранами в Венесуэле называют авторитетных лидеров ОПГ, держащих власть в тюрьмах и на улице. По смыслу «праны» близки к ворам в законе, но в то же время между ними есть различия ввиду разницы в понятиях и правилах).

Были и славные страницы! Они сгорели.

Режим умудрился срезаться даже там, где у Венесуэлы есть историческое и моральное преимущество — в сфере внешней политики.

Внешнеполитическая доктрина боливарианцев выглядела относительно перспективной в той её части, которая провозглашала курс на латиноамериканскую интеграцию с сохранением и уважением особенностей каждого субъекта-государства, предполагающую различной глубины экономическое, культурное и политическое взаимодействие и взаимоподдержку стран Латинской и Центральной Америк и Карибского региона.

В конце концов хорошая идея вылилась в попытки связать страны региона в единую траффикантскую транснациональную структуру, завязанную на вражду с США, левую идеологию, занимающуюся нефтью, производством и торговлей наркотиками, оружием и поддержкой международного терроризма. Высокие политические идеалы, требующие диалога, терпения, мудрости и выдержки, оказались в мусорке, а им на смену пришёл попрошайнический и хамский «левый реалполитик». Который заключается в дружбе с любыми спонсорами, если те готовы платить и называют себя «врагами капитализма».

К середине 2010-х Венесуэла растеряла большинство друзей в регионе и официально стала больным человеком Латинской Америки. В 2016 её выгнали из Меркосур, куда она попала благодаря коррупции левых. В 2017 была организована Grupo de Lima — транснациональная организация, специально созданная для решения венесуэльского кризиса. Президент Аргентины Маурисио Макри практически с первых дней своего правления активно выступал против насилия и беспредела, которыми занимались венесуэльские власти, и резко критиковал венесуэльского коллегу. Чилийский президент Себастьян Пиньера занял ещё более жёсткую позицию, а наиболее адекватную реакцию на режим Мадуро проявили Жаир Болсонару (который сейчас борется с пневмонией, которую заработал после операции — таковы последствия предвыборного покушения) и Дональд Трамп.

Говоря о венесуэльских друзьях, постепенно сходивших с дистанции будет нелишним упомянуть Гаити. Во-первых,

россиянам будет полезно узнать, что на их деньги Венесуэла оказывала обширную гуманитарную помощь Гаити. Российские налогоплательщики через посредство Каракаса и Гаваны оплатили строительство гаитянских больниц, списание некоторых гаитийских долгов и создание инфраструктурных проектов.

Само по себе дело, конечно, благое, хотя есть сомнения, что средства действительно пошли на больницы и инфраструктуру (при гаитянской-то неразберихе).

Во-вторых, тёплые венесуэльско-гаитянские отношения на российско-китайские средства привели к анекдотической ситуации: местные нео-дювальеристы-антикоммунисты, которые хотят видеть внука Папы Дока кандидатом в президенты на следующих выборах… солидаризировались с гаитийскими левыми после голосования стран региона относительно венесуэльского кризиса и легитимности Николаса Мадуро! Дювальеристы тепло относятся к чавистам, потому что те оказывали гуманитарную помощь Гаити и давали деньги, не рассчитывая получить их обратно. Левые тепло относятся к чавистам, по тем же причинам, плюс потому что идеологически солидарны с ними. Власти Республики Гаити были в хороших отношениях с официальным Каракасом. В Порт-о-Пренсе даже существует парк имени Уго Чавеса.

Однако в 2019 гаитянское руководство впервые за много лет отказалось поддержать венесуэльских партнёров и выступило против Николаса Мадуро. Не последнюю роль в этом сыграл постоянный гаитийский представитель в ОАГ Леон Шарль, который посетил венесуэльско-колумбийскую границу и сообщил, что ситуация очень серьёзная, что существует масштабный гуманитарный кризис, требующий срочного решения. Политические радикалы — дювальеристы, социалисты из партии RASIN Kan Pеp, крайне левые и некоторые более умеренные политические группы выступили с резкой критикой руководства своей страны.

А что армия?

Не стоит безоговорочно разделять пессимизм касательно морали венесуэльских военных и считать армию чем-то недостойным и скомпроментировавшим себя раз и навсегда. В какой-то степени армия сама стала жертвой циничных политических интриг. Её обманул Чавес, который её обезглавил и деморализировал, а затем коррумпировал до невменяемого состояния. Он смог это сделать, используя антиколониальную, интеграционистскую и патриотическую риторику, большие суммы денег и циничную игру на националистических, конституционалистских, интеграционных традициях и материальной заинтересованности венесуэльских Вооружённых сил.

Для венесуэльских милитарес характерны сильные интеграционистские и народнические настроения, сопряжённые с культом антиколониальной борьбы. Народничество и антиколониализм, в свою очередь, заключаются в правильном распоряжении природными ресурсами (в первую очередь нефтью), развитой социальной и активной внешней политикой, желательно третьемиристского толка.

Несмотря на некоторую деморализованность конца прошлого века, вызванную глобальными переменами, эти тенденции никуда не делись и венесуэльские военные продолжают в них верить. Например, в статье полковника Эктора Угуэто Эспиносы «Конституционная точка зрения и Вооружённые силы в контексте ибероамериканского единства» (1992) отмечается, что венесуэльский конституционализм подразумевает открытость, уважение прав человека, взаимодействие и взаимопомощь молодых и самоопределяющихся наций, и отказ от войн, агрессии и экономического подавления как средств международной политики. В подкрепление своих слов полковник Эспиноса ссылался на реплику тогдашнего президента Республики Карлоса Андреса Переса о необходимости латиноамериканской интеграции для эффективной «защиты природных ресурсов, которыми мы владеем, развития и уважения к человеческой личности».

Изучив чавистскую пропаганду и послушав-почитав речи Уго Чавеса, несложно заметить, что режим изо всех сил мимикрировал под вышеозвученную доктрину, прилагал большие усилия, чтобы выглядеть как «социально ориентированный», третьемиристский и националистический. Он до сих пор позиционирует себя как хранителя венесуэльской идентичности, независимости и национального взгляда на Конституцию и наследие выдающихся политических деятелей прошлого.

Чавес и Мадуро, а также их коррумпированные друзья у власти, в силовых структурах, армии и разведке сыграли на военных, их заблуждениях, корыстных интересах, сентиментальных и романтических чувствах, патриотизме, коррумпированности, решительности, политической безграмотности, эмоциональной идейности и чувстве долга.

Вливая средства в армию и перевооружая её, социалисты создали видимость «построения истинной боливарианской армии», призванной освобождать и нести слово интеграции и независимости народам, а сами попросту обезглавили Вооружённые силы и выдавили значительную часть военных за границу (те, впрочем, не сдались, стали частью венесуэльской оппозиции за рубежом и сегодня охотно признают нового лидера страны), довели армию до состояния «мы уже ничего не понимаем» и поставили деморализованных милитарес на службу своему наркосоциалистическому режиму. Проще говоря, Чавес пообещал армии, что он поможет ей полностью реализовать патриотический долг, вдобавок с пользой для её финансового состояния, а сам завёл в подворотню, пробил ей голову и сдал в бордель.

Тем не менее, это не оправдывает тех милитарес, которые сегодня высказываются в поддержку Мадуро или хранят молчание. Их невмешательство, конформизм или трусость сделают лишь хуже. Несмотря на то, что ряд военных, такие, как генерал Франсиско Янес и полковник Рубен Альберто Пас Хименес, призвавший военных смелее переходить на сторону демократии и «восстанавливать Венесуэлу вместе с народом и президентом Гуайдо» вышли из подчинения Мадуро, это явление отнюдь не носит массового характера.

При этом у венесуэльских милитарес нет другого пути, кроме как свергнуть Николаса Мадуро, арестовать правительство и верхушку PSUVи объявить о конце социалистического режима. Если раньше у них могли быть какие-то оправдания в виде ссылок на «нейтралитет армии в вопросе внутренних дел», то сегодня, когда венесуэльское руководство показало себя во всей красе, когда оно перешло к тупому мочилову всех и вся, когда оно блокирует гуманитарную помощь со стороны Колумбии (в то время как венесуэльские врачи, несмотря на угрозы со стороны колективос, просят Мадуро пропустить её, и даже бегут на колумбийскую территорию, чтобы просить о срочном международном вмешательстве, которое может спасти много жизней) — выбора больше нет.

Либо в Венесуэлу войдёт международный контингент.

Армия может начать воевать, после чего её ближайшие лет сорок будут гнобить и вспоминать как кучку психопатов в погонах, втянувших страну в войну. Она может сдаться — и в ближайшие сорок лет её будут гнобить и вспоминать как кучку трусов в погонах, допустивших оккупацию страны сначала бандой красных подонков, а затем — бандой грингос и их союзников.

Либо в Венесуэле дожмут «мирный переворот», и власть быстро поделят безликие либералы и перекрасившиеся, сжигающие партбилеты, всегда тайно находившиеся в оппозиции и внутренней эмиграции функционеры PSUV.

О последствиях бездействия предупредил и сам и.о. президента страны Хуан Гуайдо: непропуск гуманитарного груза венесуэльскими военными может рассматриваться, как преступление против человечности, заявил он в своём недавнем выступлении.

Венесуэльским военным не помешало бы взглянуть на опыт аргентинских коллег, которые даже в 2019 не могут выпутаться из подобных обвинений, и поскорее сделать свой выбор, пока ещё есть возможность, пока армию не посадили на голодный паёк, как потенциально опасный для демократии институт, а самих милитарес не начали пачками отправлять за решётку на десятки лет: ведь обвинения маячат тяжёлые.

Вооружённые силы Боливарианской Республики Венесуэла обязаны вмешаться в конфликт на стороне народа, свергнуть правительство Николаса Мадуро, арестовать правящую верхушку и наиболее коррумпированных, склонных к насилию высокопоставленных милитарес и силовиков и обеспечить переход страны к демократии в том формате, в каком это будет удобно венесуэльцам. Оппозиция ждёт именно этого. Простые люди ждут именно этого. Страна ждёт именно этого.

Кто такой Хуан Гуайдо и как к нему относиться?

Гуайдо это консенсусная фигура, необходимая для «демократического транзита». Он является легитимным и.о. президента Венесуэлы, по которой нет возражений ни у большинства государств региона, ни у народа в самой Венесуэле, ни у оппозиции за рубежом. При этом он не вызывает каких-то ярких положительных эмоций. Не следует делать из него «национального спасителя» или искать какие-то выдающиеся лидерские качества.

Гуайдо это типичный для современной Венесуэлы и вообще для Латинской Америки молодой малоизвестный либеральный политик, главной задачей которого является побыть голосом разума в бушующем море политического кризиса до той поры, пока он не разрешится. Рассматривать его в качестве президента Венесуэлы мне бы не хотелось, поскольку Гуайдо не справится с этой задачей из-за неопытности, безыдейности, неготовности к решительным реформам и ответственности за них.

Подведём итоги?

Панамериканский разворот вправо идёт полным ходом, и левые репрессивные режимы шатаются и рушатся. В рунете этот процесс освещается, мягко говоря, необъективно. Я надеюсь, что когда мой читатель в очередной раз услышит рассказы о «внезапном», «спланированном в Вашингтоне путче» в Венесуэле, где всё было спокойно, а с 2018 начались инспирированные американцами протесты — он или она критически отнесётся к пропаганде.

Закрепим пройденное вкратце. Протесты в Венесуэле начались ещё в первой половине 2000-х, они усиливались и становились всё более мощными, став чем-то привычным к началу 2010-х. В 2013 на выборах едва не победил Энрике Каприлес — кандидат от оппозиции (если бы не страхи и нерешительность оппозиции и не старания бессменной председательницы Национального избирательного совета Тибисай Лусены — коррумпированной социалистки, которую венесуэльцы ненавидят за подтасовки в пользу социалистов на выборах, Каприлес бы победил).

Протесты достигли огромных масштабов, международное сообщество и пресса начали обращать на них внимание. Внезапно оказалось, что страной управляет взбесившийся социалистический наркокартель, связанный с государствами-изгоями и международным терроризмом, а по ней тем временем катаются байкеры-парамилитарес, губернаторы в машинах Дракулы, колумбийские наркокартели и ближневосточные джихадисты. Президент при этом общается с духом покойного Чавеса в образе птицы, а оппозицию пытают и убивают посреди бела дня.

В 2016 Венесуэлу выгнали из Меркосур, куда она едва смогла пробраться в 2012. Её исключили за нарушения прав человека. В 2017 была создана Grupo de Lima, и лишь к 2019 все заговорили о возможном международном вмешательстве. На протяжении всего этого времени огромная венесуэльская диаспора за рубежом привлекала внимание к проблемам страны, устраивала марши, протесты, акции, публиковала статьи, проводила съезды.

Таким образом, ничего неожиданного или экстраординарного в нынешнем уровне давления на Венесуэлу нет. Оно добиралось до него много лет и венесуэльские власти приложили все усилия, чтобы давление не ослабевало. Заказывали — получайте, расписывайтесь.

Ученые узнали, во что обойдутся вспышки на Солнце экономике США

Астрономы подсчитали, во сколько сверхмощные вспышки на Солнце и сопутствующие им геомагнитные бури обойдутся экономике США.

В журнале Space Weather появилось исследование астрономов, которые приняли решение посчитать воздействие экстремальной космической погоды на работу основных секторов экономики.

По утверждению создателя исследования Эдварда Оутона, на Солнце временами происходят массивные вспышки, которые сопровождаются выделениями энергии в виде тепла, видимого света и рентгеновского излучения. А вероятность такой катастрофы ученые оценивают в 12%.

Как показали эти расчеты, разрушение электрических сетей не будет единственной и основной проблемой для США — на их долю приходится только 49% финансового ущерба. Такие вспышки пробиваются магнитный щит планеты Земля и нарушают системы радиосвязи и спутников, а еще влияют на здоровье космонавтов на орбите. Вспышки на Солнце могут разрушать инфраструктуру. По крайней мере 40 млрд. долларов потребуется ежедневно после катастрофы похожей событию Каррингтона (1859г).

Считается, что более мощная вспышка произошла в 1859 в процессе так называемого «события Каррингтона». Тогда вред составил приблизительно не менее тринадцати млн. долларов. Это влечёт за собой остановку индустриальных учреждений из сбоя работы компьютеров.

Экономический вред, как подчеркнули ученые, безумно зависит от того, над какой частью территории Америки начнется геомагнитная буря.

Учёные Кембриджского университета провели исследование, целью которого было установление воздействие вспышек Солнца на экономику США.

В Крыму появятся до восьми зон экономического развития

Крым будет разделен на несколько зон экономического развития. Первая такая зона будет образована в Евпатории и окрестностях города, рассказал министр экономического развития Крыма Николай Коряжкин.

Как рассказал Коряжкин журналистам, ситуация именно в Евпатории

Nordea: финская экономика парализована

Один из крупнейших в Северной Европе банк Nordea ухудшил прогноз роста ВВП Финляндии на 2015 год с минус 0,2% до минус 0,3%. В следующем году рост экономики страны составит всего 0,5% (против 1,0% согласно прошлому прогнозу). Финская экономика парализована, говорится в последнем

Чем может обернуться для России отъём мундиаля?

В прямом эфире радио «Комсомольская правда» доктор экономических наук Михаил Делягин обсуждает с ведущим Антоном Челышевым, чем может обернуться для России отъём мундиаля: упущенной выгодой или колоссальной экономией средств и почему на Украине не стали назначать

Медведев заявил, что россияне не замечают экономический рост

Несмотря на санкции и колебание цен на нефть, российская экономика демонстрирует рост третий год подряд. Но жители страны его не замечают. Такое заявление сделал 14 февраля премьер-министр Дмитрий Медведев, выступая на инвестиционном форуме в Сочи, передаёт РБК.

Качество экономического роста не устраивает и представителей власти, признал глава Кабмина.

— Мы, конечно, до сих пор сталкиваемся с целым рядом неблагоприятных факторов, они не исчезли, — отметил он, перечислив торговые войны, замедление глобальной экономики, постоянную угрозу расширения санкций и ряд других проблем, которые мешают исправить экономическое положение в России.

Тем не менее, по итогам 2018 года ВВП вырос более чем на 2%, напомнил Медведев.

ВТБ подсчитал убытки за первый квартал

Группа ВТБ получила в первом квартале 2015-го убыток по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО) в размере 18,3 миллиарда рублей против прибыли 400 миллионов рублей годом ранее, сообщается в пресс-релизе холдинга. Одной из причин слабого результата стали

Китайский криптовалютный инвестор Чандлер Гуо сообщил о своих планах по запуску собственного форка биткоина Bitcoin God (GOD).

Китайцы хотят выпустить форк биткоина Bitcoin God

В своём Twitter Гуо пишет, что форк произойдёт на блоке 501 225, который ориентировочно должен быть выпущен 25 декабря. Он не планирует проводить премайн, а объём эмиссии составит 21 млн GOD. По словам Гуо, таким образом он хочет сделать символический подарок всем держателям биткоина.

В последнее время всё большее число разработчиков желает обзавестись собственной версией биткоина. Недавно о своих планах сообщила команда Lightning Bitcoin, намеревающаяся произвести хард форк на блоке 499 999. Кроме того, планируется запуск Super Bitcoin, Bitcoin Platinum и Bitcoin Cash Plus. Все они рассчитывают привлечь существующих пользователей биткоина путём бесплатной раздачи собственных коинов.

Тем временем, продолжаются торги на рынке Bitcoin Gold, форка биткоина, запуск которого стоил держателям криптовалюты $3,3 млн. В момент публикации 1 BTG стоит $318, объём торгов за последние 24 часа составляет $100 млн.

Падение нефтяных цен ставит под вопрос новые проекты на $1,5 трлн

Падение мировых цен на нефть более чем на 50% ставит под угрозу инвестиции в энергетический сектор. Как сообщает The Financial Times, такие выводы делают аналитики исследовательской компании Wood Mackenzie.

Из-за снижения мировых цен на нефть инвестиции в нефтедобывающую отрасль упали

Россия может потерять сотни миллиардов долларов

Как предотвратить экспроприацию зарубежных активов нашей страны и возможно ли это вообще?

Россия даст достойный ответ на попытки имущественного рэкета со стороны Украины и Запада. Об этом 2 июня заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков , встречаясь с

ЦБ ужесточает требования. Новый сезон охоты на банки

Банк России с января 2016 года ужесточает требования к качеству капитала банков, в рамках перехода к международному банковскому стандарту «Базель-III».

Проект указания разработан в целях противодействия различного рода схемам, используемым банками для

Как бороться с "серыми зарплатами"

Согласно данным Росстата по итогам третьего квартала прошлого года объем «серых зарплат и прочих доходов населения за последние пять лет вырос на 45,7%. Если за девять месяцев в 2012 году россияне получили «в конвертах» в общей сложности 5,3 трлн рублей, то за аналогичный период прошлого года показатель увеличился до 7,7 трлн рублей. В связи с этим родное чиновничество, очевидно, в ближайшее время разродится новым списком мер и предложений, направленных на «обеление» экономики. Как иначе — такой кусок мимо рта уходит.

Вспоминаю популярное сетевое развлечение — взять очередное «вельможное» лицо, заявляющее о необходимости затянуть пояса или борьбы с серыми доходами и оценить, сколько чего и почем на нем/ей надето во время этого заявления, сравнив с задекларированными за последний год доходами и, соответственно, с уплаченными налогами. Зачастую, на уровне часов или украшений сразу оказывается превышен годовой бюджет райцентра Кукуево. И это только бранзулетки — машины, виллы, персональные самолеты, заводики с яхтами и зарубежную недвижимость мы здесь даже не берем в расчет.

Может быть, если решили бороться с «серыми зарплатами», «черными доходами», неуплатой налогов — нужно начинать с самого верха? Чтобы «лучшие люди города» собственным примером вдохновили неразумные народные массы? А может, после их «лепты» государственная казна пополнится в таких масштабах, что и народишко трясти не надо будет? Идите вы со своими грошами — тут серьезные люди уже забашляли.

Рынок нефти: нефть растет – рубль падает

К полудню пятницы рост нефтяных котировок ослаб, хотя они и находится в районе максимума с осени прошлого года, свидетельствуют данные торгов. Рост цен на нефть обеспечила уверенность инвесторов в том, что страны ОПЕК выполняют прежние договоренности и снизили объемы добычи нефти.

Так, по состоянию на 11.15 мск стоимость апрельских фьючерсных контрактов на нефть марки Brent составляла 64,76 доллара за баррель, хотя она и откатилась от максимальных уровней начала дня. Цена на мартовские фьючерсные контракты на нефть марки WTI к указанному времени составляла 54,46 доллара за баррель.

Оптимизм «быков» на рынке нефти вызвали данные, опубликованные ранее, о снижении нефтедобычи странами ОПЕК. Согласно данным Международного энергетического агентства (МЭА), страны картеля в январе снизили нефтедобычу очень серьезно — практически до четырехлетнего минимума, до 30,83 млн баррелей в сутки.

Суммарно страны нефтяного картеля в январе текущего года снизили нефтедобычу к уровню декабря на 930 тыс баррелей в сутки. Данные самого же картеля указывают на то, что в январе в месячном выражении добыча сокращена сразу на 797 тыс баррелей в сутки, до 30,81 млн баррелей в сутки. Больше всех снизили производство «черного золота» Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт и Ангола.

К тому же, «бычий» настрой поддержала ситуация, складывающаяся с экспортом венесуэльской и иранской нефти. Здесь существуют серьезные проблемы из-за американских санкций в отношении Венесуэлы и Ирана. Инвесторы учитывают эти факторы и уже меньше опасаются, что на мировом рынке нефти возникнет ее переизбыток.

Согласно аналитической «выкладке» Bank of America Merrill Lynch, “цена за баррель нефти марки Brent в 2019 году в среднем будет составлять 70 долларов, чему способствуют добровольное (Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ) и недобровольное (Венесуэла, Иран) снижение поставок из стран ОПЕК”. Если, конечно, ситуацию на мировом рынке нефти не «взорвет» или не «охладит» какой-нибудь фактор, который в настоящее время экспертами не учитывается.

Между тем, российский рубль, несмотря на рост цен на нефть в конце недели, ослаб по отношению к доллару на фоне ужесточения санкций в отношении России. Так, в конце лета прошлого года, когда появилась информация о введении новых санкций, рубль за несколько дней ослаб к американской валюте на 10%. Тогда американцы отложили принятие нового антироссийского пакета санкций, однако сегодня к нему снова вернулись, еще больше ужесточив. Если он будет принят Конгрессом США и утвержден президентом страны Дональдом Трампом, то на экономику России действительно будет оказано очень жесткое давление, которое без последствий не окажется. Однако на этом фоне курс рубля при растущей нефти хоть и снижался, но пока не так сильно, как летом 2018 года. На 10.07 мск курс российского рубля повышался на 4 копейки — до 66,68 рубля, курс евро снижался на 1 копейку, до 75,26 рубля, следует из данных Московской биржи. 

Треть россиян перешли на более дешевые продукты

Все больше россиян экономят на продуктах и товарах, покупая более дешевые

Доля россиян, которые уже более полгода покупают дешевые, продукты и товары, выросла с 22% в январе до 32% в июле, еще 21% делает это последние полгода, сообщает ВЦИОМ по итогам опроса, проведенного 25-26

Дело "Газпрома" и "Нафтогаза" рассмотрят через год

Решение Стокгольмского арбитража по встречным искам главных газовых компаний России и Украины будет вынесено не раньше конца 2016 года, сообщает ТАСС со ссылкой на заявление постпреда РФ при Евросоюзе Владимира Чижова.

Стокгольмский арбитраж рассматривает два

Эфириум обгонит Bitcoin в 2018 году: вариант криптовалютного инвестиционного портфеля
Эфириум обгонит Bitcoin в 2018 году
Автор статьи: Джейсон Ковальски — менеджер по продукту, эксперт по вопросам электронной коммерции и блокчейна, писатель.
В последнее время меня не раз спрашивали о моей инвестиционной стратегии и инвестиционном портфеле. После долгих размышлений я решил рассказать читателям о своих активах. Кроме того, что более важно, я решил поделиться лежащей в основе этих инвестиций философией. Напоминаю, что я полный профан. Данную информацию не стоит считать советами по инвестированию. Прежде чем вкладывать средства, вам следует самим изучать ситуацию. Если я потеряю все вклады, то не разорюсь: прежде чем инвестировать любые средства, вы должны убедиться в том, что сумеете пережить полную потерю всех вложенных денег.
 Эфириум обгонит Bitcoin в 2018 году
Перейдём к сути вопроса. Как лучше всего инвестировать в криптовалюты? Во-первых, я советую разработать личные установки. Эти установки, или принципы, также критически важны в управлении продуктами. Любой бизнес, проект или решение проблемы требуют набора установок. Зачем нужны установки? Они нужны, чтобы принимать трудные решения. У большинства людей есть собственные подходы и предпочтения, но они не излагают их письменно. Необходимо обсуждать установки с родными, друзьями и с самим собой. Ниже изложены «криптовалютные установки Джейсона», которыми я руководствуюсь в инвестиционной деятельности (по данным на январь 2018 года).
Я предпочитаю инвестиции в платформы (скажем, эфириум) инвестициям в приложения (например, Dash). Мощная инфраструктура масштабирует и меняет мир. Успех тех или иных приложений трудно предсказать. Они не стабильны. Платформы способны более эффективно справляться с изменяющимися потребностями клиентов.
Я предпочитаю криптовалюты, которые активно используются людьми, и те, которые делают упор на такое признание, криптовалютам, основанным на самых прогрессивных технологиях и с лучшими на свете белыми книгами.
Я предпочитаю инвестиции на максимально долгий срок. Я отдаю предпочтение криптовалютам, которые способны стать бизнесом на триллионы долларов США, и склонен избегать валют, на пути которых к широкомасштабному внедрению стоит больше барьеров. Я не стану покупать криптовалюты, шансы которых на массовое признание малы. Я инвестирую в фундаментальные показатели, а не в общественное мнение.
Я придаю большое значение сигналам на рынке, особенно сигналам от тех, у кого есть инсайдерская информация и крупные инвестиционные позиции: пожалуй, это важнее моего скромного анализа.
Я ценю криптовалюты, демонстрирующие способность быстро менять направление своего движения и развития, выше, чем те, которые сохраняют статус кво, придерживаются традиций и движутся вперёд осмотрительно, но медленно. Я признаю, что за первое во многом отвечают команда, стоящая за криптовалютой, и её лидеры.
Опираясь на вышеизложенные принципы, я изучил многие доступные сегодня криптовалюты. Исходя из личной философии и наблюдений, в последние недели я сделал несколько инвестиций. Вот как выглядит мой инвестиционный портфель на январь 2018 года (цифры я округлил):
эфириум — 50%;
Stellar — 20%;
Neo — 20%;
Request Network — 10%.
 
Эфириум — 50%
В статье «Технология блокчейн» говорится: «Технология блокчейн позволяет создавать информационные сети. Фундаментальное правило любой сети состоит в том, что появление в ней нового участника существенно увеличивает её ценность. Соответственно, всякий раз, когда в широко распространённой сети появляется новый участник, конкурирующим сетям становится труднее предложить людям аналогичную ценность. Вы пользуетесь Facebook, поскольку все ваши друзья там «сидят». Маловероятно, что вы обратитесь к новой социальной сети — ведь там мало ваших друзей. В результате сети, как правило, создают рынки, устроенные по принципу «победитель получает всё». Например, в области социальных сетей доминируют Facebook, WeChat и ещё несколько компаний. Мы ожидаем, что и в секторе блокчейна будет действовать правило «победитель получает всё». К настоящему моменту создатели технологии выпустили сотни цифровых валют и в ближайшие годы создадут ещё тысячи. Мы ожидаем, что лишь немногие из этих цифровых монет успешно выйдут на глобальную сцену и закрепятся на ней, тогда как подавляющее большинство в конечном счёте утратят ценность».
Amazon — это платформа. Facebook — тоже платформа. Платформы доминируют в интернете. Использование эфириума в качестве платформы для первичного предложения монет (ICO) свидетельствует о том, что платформенные решения будут доминировать и в сфере блокчейн-валют. Во второй половине 2018 года и в течение всего 2019-го мы станем свидетелями того, что многие из криптовалют начнут позиционировать себя как платформы, в то время как небольшие нишевые монеты окажутся вне игры. Опираясь на собственные исследования, я утверждаю, что эфириум занимает самое выгодное положение, позволяющее победить в «войне платформ». Сейчас это очевидно. Моя точка зрения может измениться со временем, но пока я голосую за эфириум половиной своих инвестиций.
Stellar — 20%
Платформа Stellar сосредоточена на том, чтобы сделать для компаний процесс ICO максимально простым. Это фактически единственное её применение, но это нормально: масштабы данного рынка весьма велики. Ещё раз процитирую статью «Технология блокчейн»:
«Данная технология также повышает ликвидность активов реального мира (удобство купли-продажи), облегчая их разделение на части. Иначе говоря, блокчейн позволяет множеству людей владеть активом. В то время как гигантские компании (такие как Amazon и AirBnB) в прошлом сумели создать собственные цифровые торговые площадки, блокчейн обеспечивает работу общедоступной, построенной на доверии, дешёвой финансовой инфраструктуры посредством смарт-контрактов, безопасных транзакций и аутентичного реестра, открытого [практически всем]. В отличие от таких краудфандинговых сайтов, как Kickstarter, где первые доноры получают только продукт или услугу, ICO позволяют участникам реально владеть частью идей, служащих основой работы системы».
Токенизация активов посредством блокчейна изменит мир. Пока это единственная практическая задача, которую решил эфириум. Вполне вероятно, что Stellar сможет отобрать у него кусок рынка, поэтому я внимательно слежу за Stellar. Эта платформа ставит на первое место удобство использования, а не возможность расширения (я сейчас говорю о внедрении бесполезных функций). Основатель Stellar запустил биржу Mt. Gox и заложил основы Ripple. А ещё Stellar поддерживают Stripe и ведущие технические консультанты.
Neo — 20%
За последние 10 лет Китай убедительно продемонстрировал, что он ищет собственные пути решения глобальных проблем. Я полагаю, что подобная установка распространится и на сферу блокчейна, и жду от Китая как минимум двухполярную платформенную парадигму (то есть как минимум одну платформу смарт-контрактов для Запада одну для Востока).
Request Network — 10%
Request Network — платформа, ориентированная на платежи (построенная поверх эфириума). Хотя размеры её токенизации (то есть ICO) практически невозможно оценить, объёмы осуществляемых с помощью этой платформы платежей очень велики. Request Network является плодом творчества большой команды, а я в силу своей специальности высоко ценю командную работу.
Я изучил деятельность разработчиков многих топовых криптовалют на блокчейне и нахожу, что большинство этих инициатив в плане организации уступают более традиционным проектам по разработке программного обеспечения, что отчасти объясняется децентрализованным характером работы команд блокчейн-проектов.
Многие команды не обновляют свои концепции или технические планы, из-за чего не укладываются в сроки, а также делают акцент на никому не нужных параметрах. Команда Request Network поражает меня своей гибкостью, умением реагировать на изменяющуюся ситуацию, а также тем, что во главу угла она ставит рост числа пользователей и степень удовлетворённости клиентов. (Мне нравится, что система обновляется каждые две недели.) Я также даю высокую оценку их вкладу в развитие бизнес-инкубатора YCombinator.
Как и в эпоху, предшествовавшую возникновению блокчейна, обратная связь со стороны пользователей — это главное для стартапов. Мне нравится, когда команда изо всех сил продвигает свою монету на рынок. Выйдя на рынок, разработчики смогут взаимодействовать с клиентами и совершенствовать свои продукты с учётом их запросов.
Популярные криптокоины, в которые я НЕ инвестирую
Bitcoin
Я считаю, что технология блокчейн преодолеет важную веху, когда уйдёт от гегемонии Bitcoin. В настоящее время, когда Bitcoin начинает падать, рынок падает вместе с ним. Однако в последние несколько недель, как мы видим, ситуация начинает меняться. Я прогнозирую, что в 2018 году эфириум (или какая-то другая платформа) обгонит Bitcoin. Криптовалютный рынок окончательно избавится от Bitcoin-зависимости.
Я не нахожу доводы в пользу Bitcoin особо убедительными. В начале своего существования Bitcoin добился значительных успехов, помогая компаниям, осуществлявшим «деликатные» транзакции (например, Silk Road). Однако сейчас Bitcoin не слишком эффективен в сфере платежей (будучи медленным и дорогим): эта цифровая валюта едва ли когда-нибудь масштабируется таким образом, чтобы пользователи стали массово осуществлять с её помощью платежи. Кроме того, Bitcoin, не будучи платформой, не подходит для проведения ICO. Наибольшую озабоченность в плане перспектив развития вызывают такие характеристики Bitcoin, как медленный прогресс, отсутствие явного лидера, а также тот факт, что движущей силой развития не являются пользователи (по крайней мере по сравнению с другими цифровыми монетами). Правда, адепты Bitcoin считают эти характеристики его преимуществами и рассматривают криптовалюту в качестве эффективного средства сбережения.
В статье «Технология блокчейн» я подробно анализирую роль цифровых денег в качестве средства сбережения:
«Технология блокчейн потенциально может стать новым независимым средством сохранения стоимости. В наши дни классические независимые средства сбережения, такие как золото, во многом утратили свою ценность, поскольку люди решили оценивать золото независимо от национальных государств (скажем, Канады) или международных альянсов (например, Европейского Союза), в отличие от других традиционных валют (так, доллар США прочно привязан к успеху Соединённых Штатов Америки). В целом золото находится в обратно пропорциональном соотношении с американским долларом: иначе говоря, золото функционирует как средство хеджирования для существующей глобальной финансовой системы. Поскольку золото тяжело хранить по причине его веса и необходимых мер защиты, цифровые валюты на блокчейне становятся привлекательной альтернативой. Если в будущем цифровые валюты станут более стабильными (сейчас они крайне волатильны), то сумеют играть роль средства, вспомогательного или дополнительного по отношению к золоту».
Проблема в том, что сейчас никто не использует Bitcoin в качестве стабильного средства сбережения. Кроме того, корреляция Bitcoin с американским долларом сравнительно слаба, поэтому он не слишком эффективен в качестве противовеса. Я думаю, что в итоге цифровые деньги станут эффективными средствами сбережения, но это произойдёт ещё очень нескоро. К тому моменту, я думаю, другие криптовалюты смогут не менее, а то и более эффективно, чем Bitcoin, выполнять данную функцию.
Я также написал о том, что возможность использования криптовалют в качестве масштабных и доступных средств сбережения прежде всего создаётся за счёт включения множества различных субъектов в глобальную финансовую систему:
«Например, в развивающихся странах многие субъекты стремятся отказаться от местных нестабильных валют в пользу таких стабильных денежных единиц, как американский доллар, что позволяет им более эффективно защищать свои богатства. Подобно американскому доллару сегодня, завтра валюты на основе блокчейна будут обеспечивать осуществление транзакций в мировых масштабах, а также естественным образом выступать в роли средств сбережения. Коммерческие субъекты будут инвестировать в эти валюты так же, как сейчас они инвестируют в доллар США. В результате те валюты на блокчейне, которые будут широко использоваться в платежах, скорее всего, станут и средством сбережения».
Мы всегда будем обязаны Bitcoin, но 2018 год ознаменуется тем, что эфириум обойдёт Bitcoin, рынок упадёт, после чего восстановится и укрепится. Начинается эра блокчейн-платформ.
Криптовалюты с фокусом на конфиденциальности
Хотя блокчейн и находит обширное применение в сфере приватных, полностью автономных транзакций, в долгосрочной перспективе у валют, делающих акцент на конфиденциальности, будут проблемы. Я ожидаю, что на такие валюты придётся основной удар со стороны правительств и регуляторов. Я предпочитаю инвестировать в монеты, находящиеся на более публичной стороне криптовалютного спектра. Но, если выбирать среди валют, для которых конфиденциальность превыше всего, я бы отдал предпочтение Monero.
Ripple
Процитирую «Технологию блокчейн»:
«В краткосрочной перспективе частичные блокчейн-решения, такие как Ripple, станут обычным делом. При этом финансовые институты уже создают собственные приватные блокчейны и выпускают цифровые монеты. Эти институты выступают в качестве узлов блокчейна и «видят» все транзакции, осуществляемые в распределённом цифровом реестре».
Мне нравится Ripple, особенно стремление его команды привлекать новых клиентов. Однако у меня, как и у многих других, вызывает озабоченность различие между высокоценным Ripple Payment Protocol и XRP в качестве инвестиционного средства. Наряду с этим я вижу, как крупные институты разрабатывают собственный корпоративный блокчейн, и считаю такую конкуренцию полезной.
Позвольте повторить, что я не консультант по вопросам инвестиций. Я постоянно корректирую состав своего портфеля, опираясь на свежую информацию. Завтра мой инвестиционный портфель может оказаться совсем иным. Старайтесь не поддаваться предрассудкам, не переживать из-за невозвратных издержек и упущенных возможностей, и сохраняйте объективность. Удачи.

Все чаще звучат разговоры о «мыльном пузыре» и о скором крахе не только биткоина, но цифровых валют в целом!

Все чаще звучат разговоры о «мыльном пузыре» и о скором крахе не только биткоина, но и отрасли цифровых валют в целом. Перспективы биткоина действительно выглядят не столь радужно, как раньше, но относится ли это и к другим криптовалютам?

Сейчас поводов для таких сожалений о нереализованных возможностях стало еще больше. В декабре биткоин потерял в один день сразу 15% от достигнутого ранее ценового рекорда в $20 000 и продолжил свое движение вниз к рубежу в $15 000.

Январь начался с обвала этой же криптовалюты и сейчас, в середине марта, биткоин торгуется по цене чуть выше $10 000. Скептики заговорили в связи с этим о «мыльном пузыре» и о ближайшем полном крахе не только всей самой известной сейчас криптовалюты, но и отрасли цифровых валют в целом. Перспективы биткоина действительно выглядят не столь радужно, как раньше, но значит ли это, что под удар поставлена сама идея криптоиндустрии?

Причины обвала
Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо разобраться в причинах произошедшей коррекции. Локальный «спусковой крючок», о котором много говорили в прессе, конечно же, имеет значение: обвал последовал после предостережения денежно-кредитного управления Сингапура о рисках, связанных с инвестициями в ICO и криптовалюты.

Однако есть и гораздо более глубокая, фундаментальная причина: наблюдается ослабление спроса на биткоин среди массовых непрофессиональных вкладчиков в период отсутствия притока компетентных игроков, включая институциональных инвесторов.

Практически все, кто хотел вложиться в криптовалюту, предвкушая легкие деньги и не понимая сути явления — уже в рынке. На стоимость биткоина давит и тот факт, что несколько квалифицированных крупных инвесторов, например, Эмиль Ольденбург и Роджер Вер, применили принцип Натана Ротшильда, который на вопрос о причинах своего финансового успеха на бирже как-то ответил, что он никогда не покупает по самым низким ценам и всегда продает слишком рано.

Что еще смущает инвесторов? Во-первых, чтобы лежащая в основе биткоина конструкция сохраняла свою работоспособность, темпы майнинга должны все более возрастать, в то время как сами эти вычисления становятся все сложнее и сложнее.

Осталось «добыть» 9 млн монет из фиксированного объема в 21 млн, и, проводя аналогией с добычей полезных ископаемых, можно сказать, что самые легкие, верхние золотоносные пласты уже разработаны. Чем сложнее добыча, тем выше себестоимость — различные ухищрения вроде воровства электроэнергии у соседей по дому через домовую электросеть, или же подключение недобросовестных работников к системе энергоснабжения предприятия (как это недавно сделал программист в аэропорту Внуково) уже не работают.

В дело вступают целые майнинговые фермы, запитанные от мощных гидроэлектростанций Китая. Сама технология майнинга предполагает больший расход энергии. И год от года объем электроэнергии, потребляемой этой индустрии, растет, пусть данные и прогнозы по конкретным цифрам существенно разнятся.

Все возрастающая сложность майнинговых вычислений, лежащая в основе финансовой модели биткоина, негативно отражается на скорости транзакций, которые проходят очень низкими темпами — до 4,5 часов для операций с биткоином, при том что обычные платежные системы позволяют делать такие переводы моментально.

Во-вторых, очень много претензий высказывается по отношению к анонимности пользователей биткоина. Спецслужбы многих стран справедливо полагают, что эта криптовалюта — настоящая находка для тех, кто хочет отмыть полученные преступным путем средства.

Больше не нужно покупать «белые бизнесы», вести сложную двойную бухгалтерию, выстраивать сложные платежные цепочки и пользоваться услугами оффшорных компаний — инвестор вкладывается в биткоин, который гарантирует анонимность пользователей, и исчезает из поля зрения как финансового регулятора, так и правоохранительных органов. Именно эта анонимность и смущает сейчас финансовые инстанции во многих странах.

И, наконец, финальная проблема состоит в том, что биткоин очень сложно внедрить в традиционные финансовые системы.

Посредством биткоина сейчас нельзя осуществить операции, требующие долгосрочного финансового планирования. Из-за волатильности курса им не выплатишь пенсии, в нем не возьмешь кредит. Сроки проведения операций с биткоином настолько длительны, что не соответствуют самому главному критерию — удобства для пользователя.

Банковские платежи через, например, Apple Wallet, моментальны, а в онлайн-банкинге перевод занимает считанные секунды. Биткоину же, напротив, требуется на многие операции несколько часов, в ходе которых компьютеры в разных частях планеты, объединенные в общую сеть, должны совершить ряд сложных вычислений и выдать общий результат.

Криптобудущее
Однако значит ли, что криптовалюты в целом ожидает неминуемый крах, и вся эта индустрия не имеет перспектив для развития? Конечно же, нет. Технология блокчейна — распределенного и защищенного от фальсификации хранения данных — активно развивается во всем мире и во многих отраслях, включая не только финансы, но и энергетику и промышленность.

Пока по всему миру будет продолжаться все более победное шествие блокчейна, будут распространяться и совершенствоваться криптовалюты — одни из важнейших его производных.

Из-за разговоров о крахе биткоина, из фокуса общественного мнения исчезает очевидный факт: биткоин — не единственная криптовалюта на рынке, но коррекции вниз подвергся только его курс. Аналоги биткоина, чувствуют себя на рынке вполне уверенно, а если их курс и подвергается коррекции, то не настолько сильно — по той причине, что многие из них, используя схожие с биткоином принципы и технологии, в то же время лишены его самых серьезных изъянов.

Когда ажиотаж вокруг биткоина пройдет, они могут привлечь гораздо больше внимания инвесторов, чем это происходит сейчас. И тогда, в будущем, мы увидим, как на мировом финансовом рынке криптовалюты первого поколения сменяются на криптовалюты второго поколения — усовершенствованные денежные средства, в которых устранены основные технологические недостатки их предшественников.

Какими будут альткоины?
Что объединяет эти криптовалюты? Во первых, для многих из них не требуется майнинг— а значит, исчезает громоздкая и неповоротливая система, поддержание работоспособности которой требует все новых энергоресурсов и вовлечения в «добычу» криптовалюты все новых участников.

Это плохая, но очень закономерная новость для тех, кто купил дорогие современные видеокарты в расчете на добычу биткоинов.

Вторая такая черта — высокая степень проводимых транзакций при одновременной низкой стоимости: в отличие от биткоина, пользователи таких систем могут не ждать часами, пока отправленные средства дойдут до получателя. При этом новое поколение криптовалют сохраняет то же преимущество перед традиционными платежными системами, что и биткоин: они позволяют произвести перевод на суммы в миллионы долларов за минимальную комиссию в несколько центов.

И последняя, и не менее важная основная особенность криптовалют нового поколения состоит в том, что расчеты между участниками таких систем осуществляются только на основе уникальной цифровой подписи. Таким образом, отменяется принцип анонимности, и вместе с ним уходят в прошлое претензии к криптовалютам со стороны регуляторов и правоохранителей.Есть надежда, что криптовалюты будут интегрированы в финансовые системы как на национальном, так и на глобальном уровнях и будут применяться в качестве расчетного средства.

Появление новых платежных средств на рынке криптовалют побуждает смотреть на скачки стоимости биткоина вполне спокойно — если, конечно, вы не инвестировали в эту криптовалюту значительные денежные средства. Даже если биткоин, судя по некоторым признакам, вскоре подойдет к своему закату, эра криптовалют только начинается. Инвестировать в криптовалюты стоит — но только в те, которые обладают перечисленными выше признаками принадлежности к их новому, усовершенствованному «второму» поколению.

Банк России поднял официальный курс доллара выше 67 рублей

Центробанк РФ повысил с 4 сентября официальный курс доллара США на 33,5 копейки до 67,0102 руб.

Курс евро прибавил почти 18 копеек и с завтрашнего дня составит 75,2659 руб.

Как отмечает аналитик ГК Forex Club Ирина Рогова, «рубль сегодня весьма сдержан». «С начала торговой сессии

Число буровых установок в США вновь сокращается

В США возобновилось снижение количества действующих буровых платформ в нефтяном секторе. До этого показатель рос в течение 7 недель подряд.

По данным нефтесервисной компании Baker Hughes, которая ведет еженедельную статистику по изменению числа действующих буровых

Главную угрозу Запада Россия отразить не готова

С весны 2014 года Россия находится под различными экономическими санкциями со стороны США и их союзников. Уже почти четыре года Запад пугает нас такой «убойной» санкцией, как отключение от системы SWIFT.

SWIFT — аббревиатура, за которой стоит следующее полное англоязычное название: Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications. Буквальный перевод: Сообщество всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций. А по сути это международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей. Также известна как SWIFT-BIC (англ. Bank Identifier Codes), BIC code, SWIFT ID или SWIFT code. Одновременно это кооперативное общество, являющееся юридическим лицом Бельгии, было основано в 1973; соучредителями выступили 248 банков из 19 стран. Главный офис расположен в Бельгии. В настоящий момент членами SWIFT являются более 10 000 организаций, в том числе около 1000 корпораций, остальные — банки из более чем 200 стран мира. Ежедневно через сеть SWIFT проходят платежные поручения суммарной оценочной стоимостью более 6 трлн. долл. Ежегодно через SWIFT проходит 4 млрд платежных поручений.

Были уже прецеденты отключения банков от системы SWIFT. Речь идет о банках Ирана, которым в 2012 году были заблокированы операции через систему. Общество SWIFT не сразу отреагировало на давление Вашингтона, который требовал от общества отключения иранских банков по политическим причинам (мол, Иран разрабатывает ядерное оружие, и этому надо воспрепятствовать любыми способами, в том числе отключением от системы SWIFT). Общество явно не было склонно терять свою репутацию надежного института, оказывающего услуги любым странам мира — независимо от уровня развития демократии и т. п. Поэтому сначала Вашингтону пришлось в этом убеждать Брюссель (штаб-квартиру Европейского союза и место базирования кооператива SWIFT). Лишь под непосредственным давлением со стороны Брюсселя система SWIFT была заблокирована для банков Ирана. Второй случай блокирования произошел в начале 2017 года. Решение о блокировании было принято под давлением со стороны Вашингтона и касалось банков Северной Кореи.

Раздавались также угрозы отключения от SWIFT российских банков. Голоса в пользу такой санкции не раз звучали в Конгрессе США. А в сентябре 2014 году Европарламент (не без давления со стороны Вашингтона) принял резолюцию о блокировании SWIFT для российских банков. Правда, это была лишь резолюция, которая не имела никаких практических последствий. «Дамоклов меч» отключения российских банков от системы SWIFT висит над нами до сих пор. Большинство экспертов (как российских, так и зарубежных) оценивает вероятность введения такой санкции как невысокую. Мол, эта мера сыграет роль бумеранга, который нанесет ущерб не только России, но и Западу, а также непосредственно кооперативному обществу SWIFT (ибо доверие к нему во всем мире резко упадет). Действительно, по объемам операций Россия — один из крупных участников системы, ее доля в совокупных оборотах SWIFT в 2013 году составила 1,5%, по этому показателю она оказалась на 13-м месте. А в 2015 году представитель Российской Федерации вошел впервые в состав Совета директоров SWIFT. Итак, Россия в системе SWIFT — крупный участник, несравнимый с Ираном или КНДР.

Тем не менее, риск отключения для России был и остается. Банк России вынужден был принять превентивные меры. В марте прошлого года председатель Банка России Эльвира Набиуллина на встрече с президентом Владимиром Путиным заявила, что российская финансовая система защищена на случай отключения от системы SWIFT и международных платежных систем. Она пояснила, в России создан аналог SWIFT. Он получил название «Система передачи финансовых сообщений Банка России» (СПФС). Она создана в качестве альтернативного канала межбанковского взаимодействия с целью обеспечения гарантированного и бесперебойного предоставления услуг по передаче электронных сообщений по финансовым операциям. Кстати, тогда же глава ЦБ напомнила, что в России более 90% банкоматов и платежных терминалов уже готовы принимать российские платежные карты «Мир».

СПФС была запущена в декабре 2014 года. Она была сильно распиарена. Мол, нам теперь не страшны угрозы блокировки SWIFT. Однако есть сильное сомнение, что, если произойдет реализация указанного выше риска (блокировка SWIFT), банковская система России сумеет быстро адаптироваться к новой ситуации. Да, число участников СПФС достаточно выросло. Три года назад было 90 банков, на сегодняшний день 392 банка России подключились к СПФС. Но активно ею пользуются немногие кредитные организации. Российские банки по-прежнему предпочитают работать с системой SWIFT.

Как отмечают специалисты, банки, которые обмениваются информацией через СПФС, к сожалению, еще и вынуждены нести значительные временные и материальные затраты в связи с повышенными мерами безопасности. Рекомендации в части обеспечения информационной безопасности СПФС аналогичны тем, что существуют и для платежной системы Банка России. Таким образом, банки должны дополнительно использовать технологические, аппаратно-программные и криптографические средства защиты данных в комплексе и в работе следовать рекомендациям по безопасности не только Банка России, но и МВД РФ. А в случае малейших сомнений в уровне информационной безопасности контрагента, сведения и платежные документы через СПФС вообще не должны направляться. Действие системы ограничивается границами Российской Федерации: подключиться к СПФС не имеют права не только зарубежные банки, но и финансовые организации из стран СНГ. А на последние, между прочим, у российских банков, по мнению экспертов, приходится более 25% от общего объема информационного взаимодействия.

Эксперты называют ряд других недостатков СПФС. Приведу список некоторых других причин, которые значительно ограничивают распространение и популяризацию СПФС:

1) относительно высокая цена услуг по пересылке информации (от 1.5 до 2.5 рублей за сообщение); 2) невозможность отправки массовых реестров в составе одного сообщения; 3) наличие продолжительных «технологических окон» в работе СПФС (система недоступна для передачи электронных сообщений с 21:00 до 7:00 по московскому времени, а также в выходные и праздничные дни); 4) ограниченное количество типов финансовых сообщений, поддерживаемых СПФС (их количество составляет около 100, что примерно в два раза меньше, чем в системе SWIFT); 5) сложная процедура заключения договоров коммерческих банков с Банком России (до 50 договоров с каждым участником системы); 6) технологические трудности подключения в СПФС (в результате от подписания договора до проведения первой транзакции может пройти более 1,5 лет); 7) конфиденциальность сообщений вызывает вопросы, так как они доступны оператору системы (в сети СПФС реализована топология типа «Звезда», и все данные передаются через единый центр).

На последнем форуме в Давосе вице-премьер Аркадий Дворкович в кулуарах высказывался по поводу возможного отключения России от SWIFT. Косвенно он признал, что несмотря на запуск в нашей стране СПФС эта отечественная система не сможет в полной мере нивелировать все последствия экономической санкции: «Я не буду комментировать вероятности какие-то (блокировки SWIFT для российских банков — В.К.), это не наше решение. Работать можно и без SWIFT, когда-то SWIFT не было. Понятно, что все это чуть медленнее и не так эффективно, но работать можно». Судя по тому, что Аркадий Дворкович довольно часто стал высказываться по поводу SWIFT, можно предположить, что именно ему в правительстве поручено отвечать за подготовку к возможной санкции. 12 февраля вице-премьер заявил, что «наши финансовые институты и компании к этому морально и технологически готовы». Но при этому вынужден был все-таки признаться: «Конечно, это (отключение России от SWIFT — В.К.) неприятно, потому что затруднит работу компаний, банков, замедлит эту работу, вызовет необходимость применять устаревшие технологии передачи информации и проведения расчетов».

Да, уж, работать СПФС будет медленнее и менее эффективно. А главное, что СПФС не поддерживает информационный обмен с банками и финансовыми организациями за пределами Российской Федерации. Работать будет катастрофически тяжело. Придется, в частности, прибегать к тому опыту, который наработал Иран после его блокировки в 2012 году. В частности, Иран в условиях санкций использовал латиноамериканскую платежную систему SUCRE.

У России сегодня существенно больше возможностей противодействовать такой мере, как блокировка SWIFT, поскольку в последние несколько лет в мире стали возникать альтернативные системы платежей и передачи информации о них. Для физических лиц — это крупнейшая в мире китайская система Pay. А банки могут воспользоваться формирующимися в рамках БРИКС альтернативными региональными платёжными структурами, которые, тем не менее, обслуживают страны, производящие в совокупности около 40 процентов мирового валового внутреннего продукта. В Китае в октябре 2015 года была запущена международная платежная система, известная как CIPS (China International Payments System). Она была анонсирована Пекином как альтернатива SWIFT и как система, предназначенная для обработки трансграничных сделок в юанях. CIPS, как заявило руководство Народного банка Китая, заменит лоскутное одеяло из существовавших до этого сетей, что делало обработку платежей в юанях весьма трудоемким процессом.

Вот и СПФС претендует на то, чтобы стать региональной платежной системой. 15 февраля ряд российских СМИ сообщили о том, что в нынешнем 2018 году действие СПФС распространится на страны Евразийского экономического союза (в него помимо Российской Федерации входят Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия). Встречал в российских и зарубежных СМИ заявления руководителей и чиновников стран-членов БРИКС, демонстрирующие их желание подключить к СПФС банки своих стран. Но пока никаких практических шагов не последовало.

Судя по заявлениям Аркадия Дворковича и ряда чиновников Банка России, а также руководителей некоторых российских коммерческих банков, мы будем оставаться в системе SWIFT до тех пор, пока нас оттуда не «попросят». Думаю, что эта пассивная позиция неверна.

Во-первых, потому, что есть серьезные подозрения в том, что к системе SWIFT имеют доступ американские спецслужбы, а информация, посылаемая и получаемая российскими коммерческими банками и финансовыми организациями может иметь стратегическую значимость. После событий 11 сентября 2001 года ЦРУ, ФБР и Министерство финансов США добились доступа к финансовой информации сети SWIFT под предлогом того, что это необходимо для отслеживания возможных финансовых транзакций террористов. После того как информация об этом была опубликована в 2006 году в The New York Times, The Wall Street Journal и Los Angeles Times, общество SWIFT подверглось жёсткой критике за недостаточную защиту данных клиентов. Вроде бы общество закрыло доступ американских спецслужб к информационным потокам SWIFT, однако есть косвенные признаки того, что тайное «сотрудничество» продолжается. Свои подозрения на этот счет я изложил в статье «Мир под информационным колпаком американских спецслужб и банков», опубликованной в 2013 году.

Во-вторых, потому, что сегодня к системе SWIFT все чаще «присасываются» те, кого мы называем «хакерами», «киберпреступниками», «информационно-компьютерными взломщиками». В марте 2016 года стало известно о том, что через SWIFT злоумышленники пытались украсть из Центробанка Бангладеш почти 1 млрд. долларов. Именно на такую суммы были посланы платежные заявки. Основную часть операций удалось заблокировать, однако хакерам все же удалось снять 101 млн долл. и перевести деньги в другие страны. В конце августа того же года агентство SWIFT рассказала о новых кибератаках против своих клиентов. «Клиентское пространство было нарушено, были совершены последовательные попытки отправить поддельные запросы на платежные операции», — указано в письме для клиентов, с которым ознакомилось агентство Reuters. Сообщается, что SWIFT направила своим клиентам письма, где говорилось о попытках проникновения со стороны хакеров. Кибератаки проводились с июня, некоторые из них даже были успешными, однако никакие подробности не раскрываются.

О кибератаках не любят распространяться ни представители общества SWIFT, ни банки, ставшие их мишенями. Не застрахованы от кибератак через систему SWIFT и российские банки. В России 15 декабря 2017 года впервые осуществлена успешная атака на банк с выводом денег за рубеж через международную систему передачи финансовой информации SWIFT.

По предварительным данным, к атаке причастна группировка Cobalt, которая уже не раз нападала на банки разных стран через систему SWIFT. В официальном сообщении Центробанка говорится: «В Банк России направлена информация об одной успешной атаке на рабочее место оператора системы SWIFT. Объем несанкционированных операций в результате данной атаки составил 339,5 миллиона рублей». По данным СМИ, жертвой хакерской атаки стал «Глобэкс», являющийся структурным подразделением ВЭБ. Хакеры вывели бы больше денег, но атаку удалось частично остановить. Конечно, справедливости ради, следует признать, что хищения денег у банков происходит по вине не только общества SWIFT, но и самих банков, где имели место нарушения по части IT-безопасности.

В-третьих, следует признать, что система SWIFT создавалась еще в начале 70-х годов прошлого века и целый ряд элементов этой системы морально устарели. По мнению ряда экспертов, SWIFT в ближайшее время может стать неконкурентоспособной системой. А кто же может стать ее конкурентом, кто может отодвинуть ее на периферию мировой системы международных расчетов? — Если говорить коротко, то это альтернативные децентрализованные системы, основывающиеся на технологиях блокчейн (blockchain).

Данный подход интересен по ряду причин. Прежде всего, для блокчейна не нужны посредники в лице дорогостоящих платежных систем, которые сейчас осуществляют процессинг транзакций. Кроме того, повышается скорость обработки операций. В традиционной схеме с клиринговой (централизованной) организацией этот процесс может занять до нескольких дней, а в случае с блокчейном транзакции проходят в режиме реального времени. Уже не приходится говорить о том, что расчеты с использованием технологии блокчейн защищены от вмешательства трех лиц, которые хотели бы блокировать расчеты между банками-партнерами. Рассчитываю в специальной статье рассказать о возможностях использования блокчейн в международных расчетах и о некоторых реальных проектах создания децентрализованных систем. Этот опыт может оказаться полезным России, ибо экономические санкции в отношении нашей страны — надолго и всерьез.