Экономика

Экономика

"Калашников" удвоит объемы производства несмотря на санкции

Крупнейший российский производитель стрелкового оружия концерн «Калашников» планирует удвоить объемы производства несмотря западные санкции.

Об этом сообщил генеральный директор компании сегодня во вторник.

«Нам удалось загрузить наши фирмы, увеличить экспорт и

"Газпром" спас скандального азербайджанского олигарха

Газовый концерн подписал договор с принадлежащей олигарху Низами Пириеву «Азербайджанской метаноловой компании» контракт на продажу около 2 млрд кубометров газа.

Поставки российского газа позволят «Азербайджанской метаноловой компании» (AzMeCo) обеспечить производству

"Мы создали страну–наркомана"

Обеспокоенные падением курса рубля россияне выстраиваются в очереди у обменников. Появились сообщения и о повышении спроса на бытовую технику и электронику — покупатели надеются, что это будет выгодным вложением денег. О том, какую тактику лучше избрать, чтобы сохранить

"Центробанк нанёс России больший урон, чем все санкции"

Начало 2015 года является одним из самых худших в истории российских компаний. -Оценивает экономическую ситуацию в стране, анализируя официальную статистику, блогер Spydell. — Обрабатывающее производство России за январь зафиксировало рекордный убыток в 506 млрд руб по всем

Экономическая война против России потерпела поражение

Как отмечает в своей новой статье доктор политических наук Принстонского университета и постоянный обозреватель НВО Вильям Энгдаль, экономическая война против России, которая была развязана Бараком Обамой и Джоном Керри в надежде обвалить экономику России, похоже,

Герману Грефу крепкий рубль не нужен

Президент Сбербанка Герман Греф считает, что высокие цены на нефть и резкое укрепление курса рубля негативно повлияют на российскую экономику. Такое мнение Греф высказал в эфире телеканала «Россия 24».

«Если представить, что нефть снова будет стоить 120 долларов за баррель, а доллар по 35 рублей, то мы понимаем, что это возвращение в ту самую экономическую болезнь, которая называется „голландская болезнь“ в экономике», — рассказал Греф.

Под «голландской болезнью» подразумевают негативный эффект, который оказывает укрепление национальной валюты в результате резкого роста в отдельных секторах (обычно добывающих) на экономическое развитие страны в целом. Дорогая валюта снижает конкурентоспособность продукции обрабатывающих отраслей на рынке. Это, в свою очередь, ведет к сокращению выпуска и экспорта продукции и, как следствие, росту безработицы и падению ВВП.

В то же время, Герман Греф считает, что если цены на нефть будут держаться на уровне 50−70 долларов, это, напротив, поспособствует развитию российской экономики и «сильно поможет с развитием производственного сектора».

Правда, глава Сбербанка сомневается, что в ближайшее время нефть сможет преодолеть отметку в 70 долларов. «До 60 долларов — реально, но это не тот уровень цен, который дал бы нам снова счастливое и богатое существование», — считает он.

Ранее Греф уже говорил о том, что не видит причин для возвращения нефтяных цен на уровень трехлетней давности. В январе 2016 года президент Сбербанка предсказал, что эра углеводородов подходит к концу, и нефтяному веку осталось максимум 10 лет. Впрочем, нужно сказать, что именно в январе нефтяные котировки обновили многолетние минимумы и снизились до отметки 27 долларов за баррель.

К концу года, однако, цены начали постепенно расти, а затем укрепились на фоне договоренности ОПЕК и стран, не входящих в картель, о сокращении добычи «черного золота». 21 декабря нефть марки Brent торговалась на уровне 55,7 долл. за баррель. За один доллар на Московской бирже давали 60,98 руб. Кстати, в долгосрочном макроэкономическом прогнозе Сбербанка аналитики не исключили, что к 2025 году цены на нефть могут вырасти до 138 долларов за баррель, правда, ссылались при этом на американских экспертов.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков считает, что называть высокие нефтяные доходы главной проблемой российской экономики не совсем верно.

— Мне кажется, высказывание Германа Грефа можно разделить на несколько составляющих. Первая — это его субъективная нелюбовь к нефти и реальной экономике в целом. Судя по высказываниям, ему нравятся роботы, «Тесла» и так далее. Это философский вопрос о том, на чем должна строиться экономика — на инновациях или на производственном и добывающем секторах. Отсюда вытекает предубеждение о голландской болезни, сырьевом проклятии и так далее.

Многие считают, что нефтегазовая отрасль может быть локомотивом экономики, и санкции это всегда показывали. Например, когда их ввели против нас в 60-е годы, мы, наконец, сами начали производить трубы большого диаметра, которые до этого закупали в Германии и Австрии. Когда нам перестали продавать буровые установки, мы тоже стали сами их делать. Нефтегазовая отрасль обеспечивала развитие и других секторов экономики.

Греф же говорит, что если нефть будет дорогой, то мы расслабимся и ничего не будем делать. Это какое-то принципиальное предубеждение о русском характере. Впрочем, в словах Грефа есть и экономическая составляющая.

«СП»: — В чем она заключается?

— Если курс рубля составит 35 за доллар, то российские компании, ориентированные на экспорт, за вывоз одной единицы товара будут получать меньше рублей. Но товар они производят, затрачивая рубли. Получается, всей экспорториентированной промышленности не выгодно, чтобы национальная валюта укреплялась. А это происходит, когда поднимается цена на нефть. Чем она выше, тем меньше они получают добавочной стоимости.

Еще один момент в том, что высокие цены на нефть и сильный рубль не так уж нужны и нефтяным компаниям. Большую часть надбавки от высоких цен на сырье снимает государство в виде экспортной пошлины и налогов на добычу полезных ископаемых. А компаниям практически нет разницы, продают они нефть по 60 долларов за баррель или по 120. Зато при этом для них ощутим курс рубля, так как нефть они добывают за национальную валюту, а продают за доллары. Чем дешевле рубль, тем им выгодней.

«СП»: — А если мы постепенно начнем отказываться от ставки на добывающую промышленность и будем переходить на инновационную модель развития?

— Мне кажется, что убеждение Грефа в том, что нефтяная промышленность вредна, ошибочно. В нефтегазовой отрасли работает примерно 900 тысяч человек. У них всех есть семьи, поэтому можете умножить это количество на 2−3. Кроме того, нельзя не учитывать смежные отрасли, например, производство труб. На трубопрокатных заводах работает еще как минимум 500 тысяч человек. С нефтегазовой отраслью связано производство металлов, руды, железная дорога, которая все это перевозит, порты, стоящие на концах трубопроводов. На нефтегазовую промышленность завязано огромное количество людей. «Газпром» даже спутники собственные запускает.

Поэтому когда мы говорим: «Давайте откажемся завтра от нефти и газа» — это, мягко говоря, недальновидно. Во-первых, это не значит, что завтра мы будем вместо этого производить айфоны, во-вторых, это подорвет занятость и положит конец перечислению огромных сумм в бюджет. Нечем будет выплачивать зарплаты бюджетникам, пенсии, следовательно, они ничего не смогут покупать. Если они ничего не смогут покупать, обвалится вся торговля. Поэтому говорить, что сейчас нам хорошо от того, что цены на нефть упали, не приходится.

«СП»: — Но ведь зависимость экономики от нефтегазовых доходов действительно снизилась. Разве диверсификация — это плохо?

— Да, «голландская болезнь» снизилась и доля доходов бюджета от нефтегазового комплекса упала с 52% до 40%. Но ведь это произошло не за счет того, что другие отрасли выросли и стали перечислять больше денег в бюджет, а за счет того, что нефтянка упала. Кстати, Герман Греф сам зря этому радуется — если у народа не будет денег, никто не понесет их в его банк.

«СП»: — Как вы считаете, в ближайшие годы цена на нефть действительно не поднимается выше 60 долларов за баррель?

— Цену на нефть сегодня определить невозможно. На нее влияет слишком много факторов, в том числе непредсказуемых. Раньше все говорили, что цены никогда не опустятся ниже 100 долларов, а она упала до 27. Теперь все утверждают, что она не поднимется выше 60−70, но гарантий нет.

Греф исходит из экстраполяции существующих тенденций. Чем меньше начинают добывать ОПЕК и другие страны, тем больше растет цена. Но когда растет цена, становятся более рентабельными американские сланцевые проекты. Когда они нарастят свою добычу, цена начнет снова падать. Этот цикл будет происходить регулярно.

Некоторые аналитики считают, что теперь американцы всегда будут так называемым «закрывающим поставщиком», который будет регулировать объемы производства. Включать и выключать добычу на сланцевых проектах довольно легко, это не шельф, который нужно разбурить, строить платформу.

Но что будет в реальности, никто не знает. Например, может начаться вооруженный конфликт в одной из ключевых нефтедобывающих стран, и это станет тем «черным лебедем», который приведет к росту цен.

Ведущий аналитик компании «Альпари» Анна Кокорева полагает, что сохранение цен на нефть и курса рубля на нынешнем уровне в теории действительно должно стимулировать развитие других отраслей российской экономики.

— Укрепление курса рубля и рост нефтяных цен — это не очень хорошо в том плане, что сейчас стоит цель развивать иные производства и увеличить доход от других отраслей, а не только от нефти и газа. Если же цены на нефть вернутся на прежний уровень, это не будет способствовать диверсификации экономики, так как бюджет снова станет полностью зависим от экспортных доходов.

Цены на нефть на уровне 50−60 долларов за баррель относительно выгодны и нефтяникам, и бюджету, и при этом стимулирует другие производства. Точнее, должны стимулировать правительство для того, чтобы оно работало в этом направлении. Если они увидят, что ситуация на рынке нефти не меняется, они поймут, то нужно что-то делать, а не ждать. А перспектив того, что цена поднимется выше 60 долларов за баррель, пока нет. Могут быть единичные всплески роста, но событий-тригерров в ближайшее время не предвидится.

Члены ОПЕК и страны, не входящие в картель, договорились о сокращении добычи, но теперь нужно смотреть, как эти соглашения будут выполняться. Думаю, текущие отметки в 55−60 долларов — это потолок, и, скорее всего, первую половину следующего года нефть будет держаться на этом уровне.

«СП»: — Каким было бы оптимальное соотношение курса рубля и цен на нефть для нашей экономики?

— Было бы хорошо, если бы доллар стоил не меньше 60 рублей. Но при этом нужно, чтобы цены на нефть находились в районе 60 долларов и выше. А это не совсем баланс, потому что при ценах в 60 долларов за баррель рубль должен быть крепче.

Сейчас, скорее всего, Центробанк искусственно сдерживает укрепление рубля. Потому что по всем оценкам рубль сейчас гораздо крепче, чем на рынке. Однако поскольку это не выгодно для бюджета, регулятор его сдерживает. Но если говорить об идеальных условиях, — это 60 рублей за доллар и 60−65 долларов за баррель.

 

Новак о соглашении по газу между РФ, ЕК и Украиной

Новак: подготовлен проект трехстороннего соглашения по газу между Россией, ЕК и Украиной Министр отметил, что закачка газа в подземные хранилища Украины должна начаться как можно быстрее, чтобы успеть закачать 2-4 млрд куб газа.

Зимний пакет по газу может быть подписан на

Россияне не доверяют банкам "длинные деньги"

Население опасается доверять банкам «длинные деньги». Об этом свидетельствуют данные Банка России и портала Банки.ру.

Доля вкладов, срок которых превышает 12 месяцев, в крупнейших банках России по итогам августа заметно сократилась по сравнению с аналогичным

В компанию Apple стали поступать жалобы на новый ноутбук MacBook Pro, касающиеся его дисковой подсистемы. Проблемы оказались нешуточные — в этих ноутбуках содержатся SSD-накопители, которые стали периодически терять данные. На профильных форумах соответствующая тема

Австралийский доллар упал до минимума за шесть лет

Австралийский доллар упал к американскому до минимума за последние шесть лет, сообщает ABC News. Курс австралийской национальной валюты снизился в середине торгов 4 сентября до 69,7 цента США. Обвал произошел после того, как государственная статистическая служба

Власти выделили на двигателестроение 33 млрд рублей

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев заявил о предоставлении «Объединенной двигателестроительной корпорации» государственных гарантий в объеме более 33 млрд руб.

О выделении госгарантий по кредитам для ОДК было заявлено в рамках совещания с вице-премьерами в

ВБ предрекает стремительный рост числа бедных в России

Эксперты Всемирного банка (ВБ) прогнозируют, что уровень бедности в России продолжит повышаться: с 10,8% в 2013 году он поднимется до 14,1% в 2016 году.

Как полагают в ВБ, причинами такого резкого роста будут снижение располагаемых доходов и потребления и нехватка бюджетных

СМИ: волатильность рубля заставила россиян пойти за кредитами

Кредитование физических лиц в России выросло на 0,3% за август 2015 года против июля того же года до 10,767 трлн рублей. Это следует из статистики развития банковского сектора за последний месяц лета, которую опубликовал Центробанк РФ.

Выданный физическим лицам объем займов

США: бизнесмен осужден на 28 лет за зараженный арахис

Бывший владелец компании по производству арахиса в штате Джорджия приговорен к 28 годам лишения свободы. Его признали виновным во вспышке сальмонеллеза, в результате который погибли девять человек и заболели сотни. Об этом сообщает Reuters.

61-летний Стюарт Парнелл (Stewart

Сбербанк проконсультирует санацию "Трансаэро"

Сбербанк станет финансовым консультантом по санации авиакомпании «Трансаэро». Соответствующее решение принял совет директоров «Аэрофлота», выступающего покупателем в сделке по слиянию компаний, сообщается в пресс-релизе перевозчика. При этом, как отмечают в

Цунами мирового кризиса накроет и Россию

На протяжении длительного времени Федеральная резервная система США проводила либеральную денежно-кредитную политику под названием «количественные смягчения». В самый разгар финансового кризиса 2007−2009 гг. американский Центробанк запустил программу количественных смягчений (КС), которая заключалась в том, что ФРС США стала активно скупать на фондовом рынке долговые бумаги — казначейские облигации, облигации полугосударственных агентств и ипотечные ценные бумаги. В результате как на дрожжах стал расти баланс Федерального резерва, а в обращение стали поступать все новые порции продукции «печатного станка» — долларов США.

Первый раунд КС начался в ноябре 2008 года. ФРС объявила о планах закупки облигаций спонсируемых государством компаний (Government Sponsored Enterprise — GSE) Freddie Mac, Fannie Mae и Ginnie Mae на сумму 100 млрд долл. Плюс к этому на сумму около 500 млрд долл. ипотечных ценных бумаг. Первый раунд КС был продолжен в марте 2009 года, когда ФРС расширила программу на 850 млрд долл. для покупки ипотечных облигаций и облигаций GSE. Кроме того, ФРС дополнительно выделила 300 млрд долл. на закупку долгосрочных казначейских облигаций. На первом этапе в общей сложности Федеральный резерв закупил на рынке бумаг на сумму без малого в 1,5 трлн. долл.

Затем начался второй раунд (вторая программа) КС — с ноября 2010 г. по июнь 2011 г. За ней последовал третий раунд (третья программа) КС — с сентября 2012 по октябрь 2014 год. Детали последующих двух программ для краткости я опускаю. Осенью 2014 года на программах КС была поставлена точка. Итого весь период политики количественных смягчений составил почти шесть лет. За это время валюта баланса Федерального резерва увеличилась с уровня, равного примерно 850 млрд долл., до 4,5 трлн. долл.

Образно выражаясь, Федеральный резерв выступил в роли «пылесоса», который за несколько лет «засосал» с финансового рынка США различных ценных бумаг на общую сумму свыше 3,6 трлн. долл. В расчете на год получается в среднем около 600 млрд долл., в расчете на месяц — около 50 млрд долл.

На такую же величину (3,6 трлн. долл.) увеличился объем продукции «печатного станка» ФРС — долларов. Причем в американской экономике задерживалась лишь часть этой долларовой массы. По экспертным оценкам, преобладающая часть «зеленой массы» уходила за пределы США, растекаясь по различным международным рынкам и подпитывая экономики других стран.

Программы КС Федерального резерва были нацелены, прежде всего, на преодоление финансового кризиса и последующее восстановление американской экономики. Параллельно с программами КС Федеральный резерв использовал такое средство спасения и оживления американской экономики, как ключевая ставка. Накануне кризиса (в 2006 году) ее уровень был поднят до 5,25% (таким образом Федеральный резерв пытался предотвратить перегрев экономики). А 16 декабря 2008 год она уже была опущена до «уровня плинтуса» — 0,00 — 0,25%. И на этой планке ключевая ставка находилась ровно семь лет.

Количественные смягчения и низкие ключевые ставка можно сравнить с лекарством для лечения тяжелобольной экономики. Однако никакое лекарство нельзя использовать бесконечно долго, так как нарастают побочные действия, способные спровоцировать другие, еще более тяжелые заболевания. Экономика, длительное время живущая на наркотике дешевых или почти бесплатных денег, имеющихся в избытке, теряет способность к развитию. К тому же, как выше было сказано, значительная часть денег достается не американской экономике, а экономикам других стран. Дешевые (почти бесплатные) деньги покидают Америку и устремляются на те рынки, где можно получить прибыль. Это, в первую очередь, рынки развивающихся стран. Кстати, дешевые доллары устремлялись и на российский рынок, где можно было без особого напряга получить хороший навар. Ведь Центробанк России держал ключевую ставку на планке выше 10%.

Понимая, что минусов от политики КС может стать больше, чем плюсов, Федеральный резерв осенью 2014 г. прекратил дальнейшую скупку бумаг на рынке, а валюта баланса ФРС США замерла на планке 4,5 трлн. долл. И на этом уровне показатель держался три года. Пока, наконец, в прошлом году тогдашний председатель Федерального резерва Джанет Йеллен не заявила, что с осени 2017 года американский Центробанк начнет постепенно освобождаться от избыточной массы ценных бумаг, накопившихся на его балансе за годы количественных смягчений. Макроэкономические показатели США свидетельствовали о том, что угроза дефляции миновала, а темпы экономического роста и уровень безработицы достигли приемлемых значений. Правда, в последние месяцы прошлого года продажи бумаг Федеральный резервом были чисто символическими — по несколько миллиардов долларов в месяц. При таких темпах «расчистка» активов ФРС США растянулась бы на весь XXI век. Думаю, что Джанет Йеллен желала красиво уйти со своего поста (она покинула кресло председателя ФРС США в январе 2018 года) и не хотела допустить возможных обвалов в экономике. Почетную миссию расчищать авгиевы конюшни Федерального резерва она передала своему преемнику — Джерому Пауэллу, который в начале нынешнего года затупил на пост руководителя американского Центробанка.

Новый председатель ФРС США прекрасно понимает, что американскую экономику надо обязательно «разминировать»: накопившаяся в ней денежная масса избыточна. Пока, к счастью, она абсорбируется финансовыми рынками, но если по каким-либо причинам на них начнется паника, деньги с финансовых рынков хлынут на товарные рынки и дефляция или слабая инфляция может быстро перерасти в гиперинфляцию.

Из двух инструментов ужесточения денежно-кредитной политики — продажи ценных бумаг и повышения ключевой ставки Федеральный резерв до сих пор предпочитал пользоваться вторым. Было уже несколько повышений ставки: первое произошло 16 декабря 2015 года, всего при Джанет Йеллен было осуществлено пять повышений. Эстафету перехватил Джером Пауэлл. В июне 2018 года ставка была поднята на очередные 0,25 проц. пункта, в настоящее время она равна уже 1,75−2,0%. Это, между прочим, выглядит очень неплохо на фоне Европейского центрального банка, который с 2015 года держит ключевую ставку на нулевой отметке. У Банка Англии она равна + 0,50%. А у Центробанков Японии, Швейцарии и Швеции ключевые ставки вообще находятся в минусе (соответственно 0,10; 0,75; 0,50). Поскольку доллар США является валютой, занимающей монопольные позиции в мировой финансовой системе, то ФРС США не может позволить себе роскоши держать слишком долго ключевую ставку на уровне более низком, чем Центробанки других стран. Ибо это спровоцирует понижение курса доллара США по отношению к другим валютам, что может, в свою очередь, породить бегство от доллара. И так весь прошлый год доллар США обесценивался по отношению к ведущим западным валютам, а также к китайскому юаню. В настоящее время этот процесс прервался, доллар США весной текущего года начал расти. А Федеральный резерв для подкрепления доверия к «зеленой» валюте обещает, что в этом году повышения ключевых ставок продолжатся.

А вот с таким инструментом ужесточения денежно-кредитной политики, как распродажи ценных бумаг у Федерального резерва возникает гораздо больше «головной боли». Для начала отмечу, что на балансе ФРС немало «мусора», прежде всего, ипотечных бумаг. Их реализация на рынке может высветить камуфлируемые убытки, Федеральный резерв может получить по итогам года отрицательный финансовый результат. Пока еще толком никто не понимает, что такое убыточный Центральный банк.

За вековую историю существования ФРС США она впервые прибегла к масштабным количественным смягчениям, а как из них выходить — не знает. Это можно сравнить с ситуацией, когда человек сел за штурвал самолета, разогнал его и взлетел. У него это получилось, и, казалось бы, даже неплохо. А вот как совершить посадку он не понимает. Он уже начал снижение, но дальнейшее сближение с землей его пугает. Некоторые центробанки также практиковали или продолжают практиковать количественные смягчения. Например, Европейский центральный банк и Банк Японии. Но эти центробанки пока пребывают в состоянии эйфории. Они, образно выражаясь, продолжают набирать высоту. О посадке они пока не задумываются. Примечательно, что весной этого года некоторые центробанки уже находились на большей высоте, чем ФРС США. Я имеют величину активов, которые они нарастили в ходе КС. К началу июня 2018 года активы ЕЦБ уже были равны 5,4 трлн. долл., Банка Японии — 4,9 трлн. долл., а Федерального резерва США — 4,3 трлн. долл.

Обратим внимание, что Банк Японии стал практиковать наращивание своих активов путем покупки бумаг на рынке еще с начала нулевых годов. Правда, тогда даже не было даже понятия «количественные смягчения». Когда в мире начался финансовый кризис, Центробанк Японии продолжал свои количественные смягчения, которые безусловно амортизировали негативные эффекты кризиса. Создается такое впечатление, что Банк Японии и не собирается идти на снижение, он даже не заикается о возможности сворачивания программы КС. В отличие от ЕЦБ, руководство которого заявило, что программа КС будет свернута к осени текущего года. О планах расчистки своего баланса от бумаг (это в основном бумаги суверенных долгов стран-членов еврозоны) ЕЦБ пока никаких конкретных заявлений не делал.

Получается, что первопроходцем среди Центробанков в деле расчистки активов (сейчас появился специальный термин — «нормализация активов») выступает Федеральный резерв. Операция опасная, похожая на расчистку заминированных полей от фугасов. В первом полугодии, по данным ФРС, американский Центробанк как «пылесос» засасывал по 30 млрд долл. «зеленой массы» ежемесячно. Во втором полугодии среднемесячный показатель может вырасти до 50 млрд долл. В целом за год может получиться около 0,5 трлн. долл. Деньги будут засасываться не только из американской экономики, но также экономик других стран. Капиталы с так называемых «развивающихся рынков» будут как магнитом притягиваться растущей доходностью американских ценных бумаг. Например, доходность десятилетних казначейских бумаг США пробила уже планку 3%. Это очень хорошо на фоне многих бумаг, эмитированных за пределами США.

Для России (как и многих других стран периферии мирового капитализма) нынешний курс ФРС США на ужесточение денежно-кредитной политики может очень серьезно «аукнуться». Отток капитала из российской экономики наверняка ускорится. Со всеми отсюда вытекающими неприятностями (например, падение валютного курса рубля). Но еще большую неприятность может породить начатое «разминирование» баланса ФРС, которое в любой момент может спровоцировать кризис в американской экономике. Такой кризис неизбежно стал бы триггером, который спровоцирует вторую волну мирового финансового кризиса. Эта волна неизбежно накроет нашу экономику…

Можем ли мы снизить, а, может быть, даже исключить возможные негативные последствия для российской экономики нынешнего курса Федерального резерва на ужесточение денежно-кредитной политики? Конечно, можем. И первое, что надо сделать, — ввести ограничения на трансграничное движение капитала. Такие ограничения станут железобетонной стеной, которая защитит российскую экономику и от бегства капитала, и от второй волны мирового финансового кризиса.

Источник новости

ЦБ РФ против ограничений операций в иностранной валюте

ЦБ РФ против ограничений операций в иностранной валюте В Центробанке считают, что введение барьеров на такие операции

Официальные курсы доллара и евро повышены на 70 копеек

Центробанк РФ повысил официальный курс доллара США на 70,4 копейки до 58,3536 руб.

Официальный курс евро прибавил почти 70 копеек и с завтрашнего дня составит 62,7476 руб.

Как отмечает руководитель департамента аналитики PROFIT Group Глеб Задоя, «российский рубль продолжает

Минфин против повышения соцвыплат по уровню инфляции

В Министерстве финансов не поддержали идею Минтруда по индексации социальных выплант на уровень фактической инфляции с 2017 года. В ведомстве Силуанова посчитали, что подобная мера повлечет слишком большое увеличение расходов на социальную политику.

«Минфин не

Госпрограмма по повышению патриотизма дошла до правительства РФ

Проект новой федеральной программы «Патриотическое воспитание граждан РФ на 2016-2020 годы» внесен на утверждение правительства России. Документ разработан Федеральным агентством по делам молодежи (Росмолодежь). Чиновники поставили перед собой амбициозные цели: в

Теория и практика "простой рыночной экономики"

Естественное стремление всё упрощать может до крайности осложнить жизнь. За примерами далеко ходить не надо. Вполне достаточно просто оглянуться.

СССР был очень сложно управляемой системой по части экономики. Планирование производства всё более технически сложных товаров в растущем числе отраслей требовало неимоверных усилий от государства. Ситуация начала выходить из под контроля управляющих органов. И тогда нашлись умники, предложившие простой выход. Всё просто: рынок сам всё решит, надо лишь перейти к нему поскорее, – сказали они.

И теперь, четверть века спустя, экономика упростилась до безобразия.

Вот лишь некоторые цифры. Берём производство технически сложных товаров с высокой добавленной стоимостью.

Автопром, созданный ценой огромных жертв почти с нуля. Грузовые автомобили:1990 г. – 285 тыс. шт.,2015 г. – 131 тыс. шт. Троллейбусы – 2,3 тысячи в1990 г. и всего 64 штуки в2015 г. Трамваи – 735 и 26 штук соответственно. Только легковые автомобили демонстрируют подобие роста – 1,1 млн. в1990 г. и 1,2 млн. в 2015-м. Впрочем, за прошлый год всё вернулось на круги своя: снова 1,1 млн. шт.

Бытовая техника, из-за дефицита которой советские люди порой становились антисоветскими. Холодильники: 3,8 млн. в 1990 году произвела советская промышленность, а российская в 2015-м смогла выпустить только 3,3 млн. И это ещё хороший результат. В1990 г. в России выпускалось 1,75 млн. швейных машинок, в 2015-м – около нуля. Часы всех видов: в1990 г. – 60,1 млн. шт., в2015 г. – 1 млн. шт.

Сельхозтехника, без которой не видать нам импортозамещения, как своих ушей. Комбайны зерноуборочные: в1990 г. – 65,7 тыс. шт., в2015 г. – 4,6 тыс. шт. Тракторы сельскохозяйственные – 92,6 тыс. шт. и 6,4 тыс. Плуги тракторные: в1990 г. – 85,7 тыс. шт., в2015 г. – 3,2 тыс. шт.

Достаточно примеров?

Идём дальше. Продукция первичной переработки сырья. Готовый прокат чёрных металлов: 63 тыс. тонн в1990 г. и 60 тыс. тонн в2016 г. Стальной лист – 27,8 тыс. тонн и 22,3 тыс. тонн в2015 г. Бензин автомобильный – 40,9 млн. тонн и 40 млн. тонн соответственно. Дизтопливо – 76,2 млн. тонн и тогда, и сейчас. Изменений – ноль или около того.

Само сырьё. Нефть в1990 г. – 516 млн. тонн, в2016 г. – 549 млн. тонн. Природный газ, включая попутный: в1990 г. – 641 млрд. кубометров, в2016 г. – 639 млрд. Уголь – 395 млн. тонн и 385 млн. тонн.

 

Логика произошедших изменений понятна. Всё более-менее сложное промышленное производство деградировало, съёжилось, исчезло. Не изменилось или даже подросло производство простое. Добыча и переработка полезных ископаемых в первую очередь.

Зато в любом промтоварном магазине – продукция как и на Западе: чайники, утюги, холодильники, одежда, обувь. Made in China в основном, правда. Но вполне сносного качества.

Так что же произошло с экономикой и страной за 25 с хвостиком лет?

Потреблять товаров долговременного пользования мы стали явно больше. Производить – в разы и на порядки меньше. Экономика упростилась до предела. До простейших обменов своих природных богатств на западные блага цивилизации. Из технически сложного, пригодного к продаже за рубеж осталась разве что продукция оборонпрома. И то сплошь и рядом она реализуется на не вполне рыночных условиях, в кредит, выданный нашими же банками.

Вот так Россия «включилась в международное разделение труда». Благодаря соблазну простых решений вместо того, чтобы нудно и сложно реформировать свою экономику, совершенствовать продукцию, подтянув её к мировым стандартам качества, мы легко и просто стали сырьевым хозяйством с редкими вкраплениями высоких технологий.

Не кажется ли вам, что такая простота – действительно стократ хуже любого воровства?