Экономика

Экономика

Все чаще звучат разговоры о «мыльном пузыре» и о скором крахе не только биткоина, но цифровых валют в целом!

Все чаще звучат разговоры о «мыльном пузыре» и о скором крахе не только биткоина, но и отрасли цифровых валют в целом. Перспективы биткоина действительно выглядят не столь радужно, как раньше, но относится ли это и к другим криптовалютам?

Сейчас поводов для таких сожалений о нереализованных возможностях стало еще больше. В декабре биткоин потерял в один день сразу 15% от достигнутого ранее ценового рекорда в $20 000 и продолжил свое движение вниз к рубежу в $15 000.

Январь начался с обвала этой же криптовалюты и сейчас, в середине марта, биткоин торгуется по цене чуть выше $10 000. Скептики заговорили в связи с этим о «мыльном пузыре» и о ближайшем полном крахе не только всей самой известной сейчас криптовалюты, но и отрасли цифровых валют в целом. Перспективы биткоина действительно выглядят не столь радужно, как раньше, но значит ли это, что под удар поставлена сама идея криптоиндустрии?

Причины обвала
Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо разобраться в причинах произошедшей коррекции. Локальный «спусковой крючок», о котором много говорили в прессе, конечно же, имеет значение: обвал последовал после предостережения денежно-кредитного управления Сингапура о рисках, связанных с инвестициями в ICO и криптовалюты.

Однако есть и гораздо более глубокая, фундаментальная причина: наблюдается ослабление спроса на биткоин среди массовых непрофессиональных вкладчиков в период отсутствия притока компетентных игроков, включая институциональных инвесторов.

Практически все, кто хотел вложиться в криптовалюту, предвкушая легкие деньги и не понимая сути явления — уже в рынке. На стоимость биткоина давит и тот факт, что несколько квалифицированных крупных инвесторов, например, Эмиль Ольденбург и Роджер Вер, применили принцип Натана Ротшильда, который на вопрос о причинах своего финансового успеха на бирже как-то ответил, что он никогда не покупает по самым низким ценам и всегда продает слишком рано.

Что еще смущает инвесторов? Во-первых, чтобы лежащая в основе биткоина конструкция сохраняла свою работоспособность, темпы майнинга должны все более возрастать, в то время как сами эти вычисления становятся все сложнее и сложнее.

Осталось «добыть» 9 млн монет из фиксированного объема в 21 млн, и, проводя аналогией с добычей полезных ископаемых, можно сказать, что самые легкие, верхние золотоносные пласты уже разработаны. Чем сложнее добыча, тем выше себестоимость — различные ухищрения вроде воровства электроэнергии у соседей по дому через домовую электросеть, или же подключение недобросовестных работников к системе энергоснабжения предприятия (как это недавно сделал программист в аэропорту Внуково) уже не работают.

В дело вступают целые майнинговые фермы, запитанные от мощных гидроэлектростанций Китая. Сама технология майнинга предполагает больший расход энергии. И год от года объем электроэнергии, потребляемой этой индустрии, растет, пусть данные и прогнозы по конкретным цифрам существенно разнятся.

Все возрастающая сложность майнинговых вычислений, лежащая в основе финансовой модели биткоина, негативно отражается на скорости транзакций, которые проходят очень низкими темпами — до 4,5 часов для операций с биткоином, при том что обычные платежные системы позволяют делать такие переводы моментально.

Во-вторых, очень много претензий высказывается по отношению к анонимности пользователей биткоина. Спецслужбы многих стран справедливо полагают, что эта криптовалюта — настоящая находка для тех, кто хочет отмыть полученные преступным путем средства.

Больше не нужно покупать «белые бизнесы», вести сложную двойную бухгалтерию, выстраивать сложные платежные цепочки и пользоваться услугами оффшорных компаний — инвестор вкладывается в биткоин, который гарантирует анонимность пользователей, и исчезает из поля зрения как финансового регулятора, так и правоохранительных органов. Именно эта анонимность и смущает сейчас финансовые инстанции во многих странах.

И, наконец, финальная проблема состоит в том, что биткоин очень сложно внедрить в традиционные финансовые системы.

Посредством биткоина сейчас нельзя осуществить операции, требующие долгосрочного финансового планирования. Из-за волатильности курса им не выплатишь пенсии, в нем не возьмешь кредит. Сроки проведения операций с биткоином настолько длительны, что не соответствуют самому главному критерию — удобства для пользователя.

Банковские платежи через, например, Apple Wallet, моментальны, а в онлайн-банкинге перевод занимает считанные секунды. Биткоину же, напротив, требуется на многие операции несколько часов, в ходе которых компьютеры в разных частях планеты, объединенные в общую сеть, должны совершить ряд сложных вычислений и выдать общий результат.

Криптобудущее
Однако значит ли, что криптовалюты в целом ожидает неминуемый крах, и вся эта индустрия не имеет перспектив для развития? Конечно же, нет. Технология блокчейна — распределенного и защищенного от фальсификации хранения данных — активно развивается во всем мире и во многих отраслях, включая не только финансы, но и энергетику и промышленность.

Пока по всему миру будет продолжаться все более победное шествие блокчейна, будут распространяться и совершенствоваться криптовалюты — одни из важнейших его производных.

Из-за разговоров о крахе биткоина, из фокуса общественного мнения исчезает очевидный факт: биткоин — не единственная криптовалюта на рынке, но коррекции вниз подвергся только его курс. Аналоги биткоина, чувствуют себя на рынке вполне уверенно, а если их курс и подвергается коррекции, то не настолько сильно — по той причине, что многие из них, используя схожие с биткоином принципы и технологии, в то же время лишены его самых серьезных изъянов.

Когда ажиотаж вокруг биткоина пройдет, они могут привлечь гораздо больше внимания инвесторов, чем это происходит сейчас. И тогда, в будущем, мы увидим, как на мировом финансовом рынке криптовалюты первого поколения сменяются на криптовалюты второго поколения — усовершенствованные денежные средства, в которых устранены основные технологические недостатки их предшественников.

Какими будут альткоины?
Что объединяет эти криптовалюты? Во первых, для многих из них не требуется майнинг— а значит, исчезает громоздкая и неповоротливая система, поддержание работоспособности которой требует все новых энергоресурсов и вовлечения в «добычу» криптовалюты все новых участников.

Это плохая, но очень закономерная новость для тех, кто купил дорогие современные видеокарты в расчете на добычу биткоинов.

Вторая такая черта — высокая степень проводимых транзакций при одновременной низкой стоимости: в отличие от биткоина, пользователи таких систем могут не ждать часами, пока отправленные средства дойдут до получателя. При этом новое поколение криптовалют сохраняет то же преимущество перед традиционными платежными системами, что и биткоин: они позволяют произвести перевод на суммы в миллионы долларов за минимальную комиссию в несколько центов.

И последняя, и не менее важная основная особенность криптовалют нового поколения состоит в том, что расчеты между участниками таких систем осуществляются только на основе уникальной цифровой подписи. Таким образом, отменяется принцип анонимности, и вместе с ним уходят в прошлое претензии к криптовалютам со стороны регуляторов и правоохранителей.Есть надежда, что криптовалюты будут интегрированы в финансовые системы как на национальном, так и на глобальном уровнях и будут применяться в качестве расчетного средства.

Появление новых платежных средств на рынке криптовалют побуждает смотреть на скачки стоимости биткоина вполне спокойно — если, конечно, вы не инвестировали в эту криптовалюту значительные денежные средства. Даже если биткоин, судя по некоторым признакам, вскоре подойдет к своему закату, эра криптовалют только начинается. Инвестировать в криптовалюты стоит — но только в те, которые обладают перечисленными выше признаками принадлежности к их новому, усовершенствованному «второму» поколению.

13 вредных советов как угробить свое ICO

1. Во-первых, запомните! Неважно, какой у вас за бизнес, блокчейн можно прикрутить ко всему! Песок, золото, бананы, марихуана — здесь просто позарез нужен был блокчейн, поверьте!

2. Что самое главное нужно подготовить к ICO? Правильно, Whitepaper! Не знаете как? На рынке огромное количество крутых экспертов, они напишут её за вас. Доверьтесь профессионалам, они точно знают о вашем продукте больше вас!

3. Обязательно наймите ICO агентство. Это такие ребята, которые недавно участвовали в ICO, но почему-то не пилят свой продукт. Вместо этого они помогают другим стать следующими Tezos или Civic. Они позаботятся обо всем – WP, токенах, трафике, пиар и адвайзори! За скромные фи в $100-200k, в зависимости от их «веса» на рынке и вашего боевого потенциала. Плюс доля со сборов, 7-15%. С вас не убудет — вы же соберете через пару месяцев миллионы!

4. Кстати, вы знаете зачем в вашей команде программисты? Правильно! Чтобы сделать лендинг, а потом каждый день улучшать его.

5. О маркетинге (продукта все равно нет). Для начала запомните: Маркетинг = Трафик. Трафик = Маркетинг. Инвестируйте в него все деньги. Благо, предложений на рынке ICO сейчас море. От CPA до медиабаинга. Мало денег на рекламу не бывает. Когда будете лить трафик, не забудьте заходить на alexa.com каждый день и радоваться летящему вверх графику посещаемости вашего лендинга — это главное мерило вашего успеха, миллионы уже рядом.

6. Включите в план как можно больше спонсорских пакетов на понтовых выставах, желательно в Европе и Азии. Удовольствие пообщаться на родном языке с соотечественниками — бесценно!

7. Сделайте баунти. Тысячи чудесных людей с bitcointalk будут лайкать, твитить, репостить ваши гениальные посты. У вас будет больше лайков, чем у Бутерина! Даже если корпоративный пост будет о том, как неделю назад ваш кот наделал в тапки.

8. Не забудем про адвайзори! Их роль светить лицами, как медными тазами, на вашем лендинге и брать за это скромные 10 килобаксов в месяц.

9. Нужна ли ICO прозрачность? Ну не знаю… Прямые контракты, на которые надо кидать эфиры? Кому это надо? Главное побольше собрать, не важно чего, хоть фиата. Напишите красивые цифры по сборам на лендинге, пусть инвесторы радуются. Можно немного, на пару-тройку нулей, приукрасить и счетчик поставить на автоматическое пополнение. Чего уж там, все так делают!

10. Паузу между pre-ICO и ICO делают только слабаки.

11. Кто ходит к крипто-инвесторам и крипто-фондам – тоже слабаки. Когда стартует ICO, и к вам прибегут тысячи мелких инвесторов, тогда и crypto whales подтянутся.

12. Запомните, не бывает неуспешных ICO, бывают слишком честные фаундеры. Пока ваши ботинки не начнут мокнуть на тонущем корабле, делайте все то, что описано выше, но с усиленной энергией и бюджетами. Больше баннеров, больше скидок и больше треша…

13. Все сделали, а soft cap так и не набрали? Зачем всем об этом кричать. Неужели возвращать собранное? Столько сил, столько нервов было вбухано в ICO. Объявляйте его успешным в любом случае. А дальше как-нибудь разберетесь.

Валентин Катасонов: Власти берут криптовалюты "под колпак"

Цифровым валютам пошел десятый год. Если отсчитывать от запуска наиболее известной криптовалюты «биткойн». За это время их на белый свет народилось много тысяч. Правда, большинство из криптовалют оказались «бабочками-однодневками». По данным CoinMarketCap, на 24 февраля нынешнего года в мире насчитывалось 1519 видов цифровых денег. Из них более 90% — стартапы, которые завершаются через месяц-другой. Т.е. это мертворожденные младенцы денежного мира. К выжившим можно отнести те валюты, которые продержались хотя бы год. Таких на сегодня около сотни.

По состоянию на 3 января нынешнего года суммарная капитализация мирового рынка криптовалют (той самой «живой сотни») составила 707 млрд долл. Лидером по капитализации на протяжении всей истории криптовалют остается биткойн (Bitcoin, BTC). Но этой криптовалюте наступают уже на пятки такие, как эфир (Ethereum), риппл (Ripple), иота (IOTA), дэш (Dash), лайткойн (LTC) и ряд других. Все эти цифровые валюты относятся к разряду частных, их эмиссия осуществляется на основе так называемого «майнинга» (в котором могут участвовать все желающие).

Кроме того, большинство из цифровых валют претендуют на то, чтобы быть именно криптовалютами, т.е. обеспечивающими анонимность участников транзакций. А также эти валюты (за редкими исключениями) базируются на использовании технологии блокчейн, фиксирующей все действия участников операций в сети, накапливающей и сохраняющей соответствующую информацию. Блокчейн еще называют технологией «распределенных реестров».

В высшей степени динамичном мире цифровых валют в ближайшее время ожидаются разные «революции». Они касаются не только каких-то изменений технологического характера. По многим причинам (анализ которых выходит за рамки данной статьи) многие нынешние частные криптовалюты исчезнут. А ведущие позиции от частных валют могут перейти к официальным цифровым валютам. Под «официальными» имеются в виду цифровые валюты, которые будут эмитироваться Центробанками или какими-то государственными организациями (или, по крайней мере, получат какую-то поддержку от государства) и которые будут иметь легальный статус.

На протяжении нескольких лет правительства и центробанки многих стран мира пытались определить свое отношение к частным криптовалютам. Одно время даже казалось, что власти пойдут на полную легализацию таких валют. Однако за последний год настроения стали меняться. Большинство стран отказались или в ближайшее время откажутся от этого. В лучшем случае для частных криптовалют создадут свои «гетто», в которых любителям азартных игр будет позволено проводить операции с такими финансовыми инструментами. Речь идет, прежде всего, о специализированных биржах. Но на этих площадках от участников «цифровых игр» будут требовать раскрытия информации о себе. С цифровой анонимностью в ближайшее время будет покончено как на биржах, так и за их пределами.

Главное же — гражданам и юридическим лицам будут предложены официальные цифровые валюты. Которые вберут в себя главное «достоинство» частных криптовалют — отслеживание каждой операции владельца «цифры» и при этом лишатся другого не менее важного «достоинства» — обеспечения анонимности владельца. Будет сделан всего один шаг. Но это будет шаг от эйфорического ощущения полной свободы и независимости к состоянию человека, попавшего в клетку. Клетка эта называется «электронно-банковский концлагерь». И этот один-единственный шаг и будет главной сутью предстоящей революции в мире цифровой валюты.

Шаг этот власти сумеют сделать. Для начала они с помощью законов запретят или ограничат использование частных цифровых валют. Это, конечно, необходимый, но недостаточный шаг. Придется вытаскивать любителей частных цифровых валют из подполья. Каким образом?

Во-первых, к некоторым частным криптовалютам у властей имеется «ключ». Например, к биткойну, который, судя по всему, является разработкой американских спецслужб. Я об этом говорил неоднократно. Наконец, недавно этот «медицинский факт» озвучила Наталья Каперская, она знает, о чем говорит.

Во-вторых, даже если такого «ключа» нет, у компетентных государственных органов есть возможность отлавливать «анонимных» пользователей частных криптовалют при входе или выходе из «цифрового гетто» (под входом и выходом я имею в виду операции по обмену «цифры» на обычные валюты — доллары, евро и др.).

В-третьих, сегодня ведутся разработки так называемых «квантовых» компьютеров, гигантская мощность которых позволит создать (вычислить) любые крипто-ключи.

А нельзя ли было властям сразу начинать со второго акта драмы? То есть с создания официальных цифровых валют и закладки фундамента электронно-банковского концлагеря? Думаю, что первый акт под названием «Частные цифровые валюты» был нужен. Во-первых, для того, чтобы на биткойне и других криптовалютах отработать технологию «блокчейн». Во-вторых, чтобы людей побыстрее отлучить от наличных денег, сделать их максимально зависимыми от безналичной цифры. Занавес после первого акта опустился. В первом акте были мифический Сатоши Накамото (якобы основатель биткойна), «страшный пират» Робертс (тот самый, который с помощью биткойнов торговал наркотиками через компанию «Шелковый путь»), Виталик Бутерин (гениальный юноша, который создал криптовалюту «эфир») и т. д.

Теперь занавес вновь поднимается. И на сцене мы видим уже других актеров. Во втором акте — «приличные» и очень «солидные» люди — президенты, премьер-министры, министры финансов и руководители центробанков, депутаты лидеры политических партий и т. п.

На протяжении последних примерно трех лет власти многих стран мира делали заявления о том, что планируют запустить выпуск своих цифровых валют. Это такие страны, как Великобритания, Япония, Израиль, Эстония, Швеция, Индия, Китай, Россия, Саудовская Аравия, ОАЭ, Венесуэла, Турция, Иран и т. д. То, что некоторые государственные руководители и чиновники называют «криптовалютами», на поверку оказывается обычная валюта (фунт стерлингов, иена, крона и т. п.), лишь в безналичной форме. Приставка «крипто» лишь вводит в заблуждение. Излишне говорить, что такая увлекательная на сегодняшний день форма частного бизнеса, как «майнинг», прикажет долго жить. Эмиссией официальных цифровых денег будут заниматься центробанки.

Продвижение любых денег в безналичной форме, которое происходит в банковской системе, является достаточно «прозрачным». Усиление безналичного денежного оборота технологиями «блокчейн» еще более повышает прозрачность каждой операции. Раньше, например, банк мог зафиксировать, что его клиент «Х» снял деньги со счета, а для чего — неясно. С появлением банковских карт уже становится понятно, что клиент «Х» снял деньги со счета для того, чтобы расплатиться в универсаме. Но что конкретно купил клиент «Х», банк не знает. При наличии системы «блокчейн» в очередном протоколе будет перечислено, что именно купил клиент «Х». Более того, все протоколы о покупках клиента «Х» во всех торговых точках будут сохраняться и накапливаться. А это уже ключевая тема «цифровой экономики», называемая «Big data», — сбор, накопление, обработка и использование больших массивов информации обо всем на свете, но в первую очередь, о людях. «Blockchain» и «Big data» — ключевые элементы конструкции, называемой «Электронно-банковский концлагерь».

Справедливости ради, следует сказать, что некоторые страны, делая заявления о запуске официальных цифровых валют, сразу же оговаривают, что они не будут основываться на технологиях «блокчейн». Так, осенью прошлого года Яо Цянь (Yao Qian), директор Института исследования цифровой валюты при Народном банке Китая заявил, что Центробанк страны готовится к запуску своей электронной валюты под названием «цифровой юань». При этом он подчеркнул, что технология распределенных реестров использоваться не будет. Видимо, НБК под прикрытием термина «официальная цифровая валюта» проводит планомерное вытеснение из оборота как наличных денег, так и различных частных цифровых валют типа биткойна.

Осенью прошлого года в Китае, между прочим, началось массовое закрытие специализированных бирж по операциям с криптовалютами (ряд лет Китай держал первое место в мире по операциям таких бирж). Что касается безналичных юаней, то они нужны в связи с тем, что НБК делает ставку на максимально широкое использование дистанционного (электронного) банкинга. И сегодня Китай по абсолютному количеству выпущенных банковских карт («Юнион Пэй») занимает первое место в мире. НБК явно стремится вывести страну на первые места и по уровню развития электронного банкинга.

Примечательно, что в некоторых странах эмиссией официальных цифровых валют поначалу будут заниматься не Центробанки, а частные банки, которые получат на это необходимые разрешения (лицензии). Это будет предварительная отработка новых технологий, после чего за дело могут взяться центробанки. Так, в сентябре прошлого года Банк Японии выдал разрешение на выпуск цифровой валюты, получившей название J Coin, консорциуму банков страны. В него вошли такие гиганты, как Mizuho Financial Group и Japan Post Bank. Валюта J Coin будет использоваться для оплаты товаров и услуг по всей стране при помощи смартфонов. Ее запуск запланирован на 2020 год, когда в стране будут проводиться Олимпийские игры.

Консорциум учредит специальный банк-эмитент, а стоимость новой валюты будет привязана к иене. Эксперты полагают, что создание японскими банками цифровой валюты — это реакция на запуск в стране платежного сервиса Alipay от Alibaba. Японские финансовые компании опасаются, что популярный китайский сервис будет собирать информацию о клиентах и передавать ее в КНР. Японские банки не будут получать комиссии за проведение платежей при помощи J Coin, зато они получат доступ к информации о потребительских предпочтениях клиентов. Опять всплывает тема «Big data».

Кстати, согласно последним социологическим обследованиям, японцы оказываются очень консервативной нацией, они не проявляют большого интереса ни к смарт-телефонам и электронному банкингу, ни к безналичным деньгам вообще. В Японии исторически сохраняется большая привычка пользоваться наличными (в отличие от Китая, где граждане очень склонны к использованию безналичных денег с помощью смарт-телефонов и других мобильных устройств). Именно поэтому Банк Японии не спешит брать на себя бремя выпуска цифровой валюты, а поручает это дело частным банкам.

О планах запустить собственную криптовалюту в марте 2016 года объявил Банк Англии. Цифровая валюта, как отмечали тогда в регуляторе, будет называться RSCoin. Функционировать она станет на блокчейне — технологии, на которой также построены биткойн и другие криптовалюты, поясняли в банке. В Банке Англии считают, что выпуск собственной криптовалюты позволит жителям Великобритании отказаться от обычных банков и хранить свои деньги в цифровой форме. Кроме того, криптовалюта позволит осуществлять крупные транзакции, такие как покупка дома, «за доли секунды». Такое решение представители регулятора объясняли необходимостью «централизовать денежные массы». Запуск RSCoin запланирован на 2018 год.

Удивительно, но в континентальной Европе вокруг темы «официальные цифровые валюты» царит относительная тишина. Исключением была Эстония, являющаяся членом Европейского союза и входящая в еврозону. На протяжении 2016−2017 гг. она очень шумно анонсировала запуск свой официальной цифровой валюты под названием Estcoin. Детали проекта не очень оглашались. Но постоянно подчеркивалось, что валюта получит государственную поддержку. Шумиха вокруг Estcoin резко прекратилась в сентябре прошлого года, когда президент Европейского центрального банка (ЕЦБ) Марио Драги жестко предупредил Эстонию, что не потерпит никаких экспериментов с цифровыми валютами в еврозоне. Мол, такие эксперименты подрывают денежно-кредитную политику ЕЦБ. Можно предполагать, что у ЕЦБ есть свои планы по введению цифровой валюты на подведомственной ему территории. Но делать он это будет в жестко централизованном порядке.

Из общего ряда проектов официальных цифровых валют выбивается проект Венесуэлы под названием «El Petro». Так называется цифровая валюта, которую начали с 20 февраля выпускать в этой латиноамериканской стране. И если в большинстве других стран под прикрытием цифровых валют решается задача вытеснения из обращения наличных денег, то в Венесуэле валюта «El Petro» предназначена для достижения других целей. Президент страны Николас Мадуро их не раз озвучивал и продолжает озвучивать. Во-первых, заместить этой цифровой валютой стремительно обесценивающуюся официальную денежную единицу «боливар». Во-вторых, с помощью El Petro преодолеть финансово-экономическую блокаду страны, которую организовали США. С момента запуска «El Petro» прошло всего несколько дней. Согласно заявлениям Мадуро, только за два первых дня удалось мобилизовать средства, эквивалентные примерно 1 млрд долл. Проект предусматривает выпуск 100 миллионов единиц валюты «El Petro». Данный проект отличается от большинства других проектов официальных валют не только целями, но еще и несколькими другими особенностями. Назову некоторые из них.

1. Хотя «El Petro» можно отнести к разряду «официальных цифровых валют», эмиссия осуществляется децентрализовано, без участия Центробанка или консорциума банков, получивших лицензию от Центробанка. Она создается в результате майнинга, в котором участвует значительная часть населения страны (более 800 тысяч человек). «El Petro» подается властями страны как своеобразный «народный проект» под патронатом государства.

2. Валюта «El Petro», как заявляют власти страны, обеспечена запасами нефти в недрах страны. Этим цифровая валюта Венесуэлы отличается не только от других официальных цифровых валют, но даже от любых официальных валют, которые когда-либо выпускались центробанками. Традиционным обеспечением выпускаемых центробанками денег выступают золото, другие драгоценные металлы, ценные бумаги, иностранная валюта.

3. «El Petro» обращается в стране наряду с валютой «боливар», которая, согласно конституции страны, является единственной законной денежной единицей Венесуэлы. Что еще более удивительно, боливар не может использоваться для покупки «El Petro». Приобретение этой цифровой валюты разрешено лишь на иностранные валюты доллар США и евро, а также частные криптовалюты биткойн и эфир. Власти даже не предусмотрели котировки курса «El Petro» по отношению к боливару (привязка осуществляется по отношению к рыночной цене одного барреля определенного сорта нефти, добываемого в Венесуэле).

Несмотря на многие очевидные «нестыковки» в проекте «El Petro», он представляет большой интерес для тех стран, которые либо пребывают в состоянии перманентного экономического кризиса и упадка (развивающиеся страны), либо находятся под «дамокловым мечом» экономических санкций со стороны США и их союзников. Среди таких стран и Россия. Власти нашей страны также сделали заявление о создании официальной цифровой валюты. Но об этом — в отдельной статье.

Что будет с Москвой после реновации?

Во второй декаде февраля, беседуя с представителями СМИ, мэр Москвы Сергей Собянин отметил, что в настоящее время до 90% всех квартир в новостройках приобретается самими жителями столицы. А поскольку в мегаполисе самые низкие объемы жилого строительства, продолжил чиновник, всего лишь 0,25 квадратного метра на человека, то предложение не поспевает за спросом. Который, кстати, подчеркнул мэр, огромен. Следовательно, все разговоры о том, что в результате реализации программы реновации население города вырастет как минимум на 1,5 миллиона человек, являются полной ерундой.

«СП» поинтересовалась у профессионалов рынка недвижимости, действительно ли дело с новостройками и спросом обстоит так, как это представляется Собянину. Полученные ответы наводят на мысль, что реальное положение дел на рынке жилья никак не состыкуется с точкой зрения чиновника.

«СП»: — Каково процентное соотношение между покупателями жилья из регионов и коренными москвичами в общем потоке покупателей московских новостроек? Соответствует ли утверждение Собянина о 90% покупателей-москвичей реальному положению вещей?

— Жители регионов всегда активно присутствовали на столичном рынке недвижимости, — утверждает управляющий партнер «ВекторСтройФинанс» Андрей Колочинский. — И в последнее время их интерес не уменьшился, а, напротив, увеличился. Сегодня, когда цены на новостройки в Москве и Московской области практически сравнялись, а ипотека стала еще более доступной, люди не упускают возможность решить свой квартирный вопрос. Если раньше регионалы были ориентированы в основном на рынок новостроек Подмосковья, то сегодня столичные объекты оттягивают на себя часть спроса. На примере наших жилых комплексов можно сказать, что доля покупателей из городов ближнего Подмосковья — Балашихи, Железнодорожного и так далее — составляет 40%, число клиентов из других регионов не столь велико — всего 5%. В течение последних месяцев к нам обратились клиенты из Норильска, Красноярска, Воронежа. Традиционно активными покупателями недвижимости в Москве являются жители нефтяных регионов России, где доходы населения выше, чем в среднем по стране.

— В посткризисные годы, — поддерживает коллегу участник партнерской сети CBRE и управляющий партнер компании «Метриум Групп» Мария Литинецкая, — внутренняя миграция из периферии в центр, особенно применительно к квалифицированным кадрам, усилилась, так как ситуация с доходами и безработицей в регионах заметно хуже, чем в Москве. В таких условиях доля покупателей из провинции в столичных новостройках возросла. На сегодняшний день из Московской области приезжают порядка 15% покупателей, из других регионов страны — 20%. Остальные 65% -москвичи.

Примерно те же цифры приводит и руководитель аналитического центра компании «ИНКОМ-Недвижимость» Дмитрий Таганов. По его данным, в нынешней структуре спроса доля москвичей составляет около 60%, 25% приходятся на покупателей из Московской области, а еще 15% — на покупателей из регионов РФ.

«СП»: — Действительно ли в столице наблюдается огромный покупательский спрос на новостройки в пределах мегаполиса?

— Согласно данным Росреестра, — говорит Дмитрий Таганов, — по итогам января число зарегистрированных договоров долевого участия оказалось в 3 раза больше, чем в январе 2017 года. Причем интересно, что прирост сделок по ДДУ значительнее, нежели увеличение числа покупок с использованием ипотечного кредита. То есть, рост доступности ипотеки не на 100% определяет увеличение спроса на первичном рынке. Это показывает, что рост спроса на новостройки носит объективный характер.

— Но давайте взглянем на ситуацию не с точки зрения динамики спроса, а его статичных объемов, — предлагает Мария Литинецкая. — По официальным данным, в Москве проживает 12 миллионов человек. По некоторым подсчетам, с учетом незарегистрированных мигрантов, а также жителей Подмосковья, приезжающих каждый день на работу или учебу в столице, в Москве фактически проживает почти 19 миллионов. То есть очевидно, что для оставшихся после нехитрых арифметических операций 5−7 миллионов человек так или иначе стоит вопрос о жилье в Москве, так как их жизнь связана с этим городом. Да и сами москвичи зачастую нуждаются в улучшении жилищных условий или расселении больших семей, состоящих из нескольких поколений. То есть потенциальное число людей, нуждающихся в московском жилье, исчисляется если не миллионами, то сотнями тысяч человек, а счет реальных сделок идет на десятки тысяч. Поэтому мэр отчасти прав, когда говорит об огромном спросе. Но с одной маленькой поправкой на то, что речь идет о потенциальном, а не платежеспособном спросе.

— Спрос не в силах поглотить существующий объем предложения на рынке столичных новостроек, который близок к затовариванию, — констатирует Андрей Колочинский. — В течение прошлого года в Москве вышло около 50 новых проектов, к этому следует добавить новые корпуса в жилых комплексах на стадии реализации. В итоге за последние годы объем предложения на рынке первичного жилья в Москве увеличился более чем в два раза и превысил 3 миллиона квадратных метров, что сопоставимо с объемом предложения в Подмосковье.

«СП»: — Действительно ли в столице строится мало жилья, всего 0,25 «квадрата» на человека?

— По данным Единого реестра застройщиков, в Москве возводится порядка 11,5 миллионов квадратных метров, — приводит сухие цифры Мария Литинецкая. — В расчете на одного официального жителя столицы получается 0,9 квадратного метра, но с учетом реальной ситуации с миграцией, скорее всего на одного человек приходится порядка 0,5−0,6 «квадрата».

Что касается объемов ввода жилья, то ежегодно в Москве сдается порядка 3,5 миллиона квадратных метров, что несколько ниже пиковых значений прошлого десятилетия, когда общая площадь сданных в эксплуатацию новостроек в год могла достигать 4−4,5 миллионов квадратных метров. В целом объемы высокие, но реальная потребность, конечно, выше, так как жилой фонд Москвы представлен во многом морально устаревшим жильем.

— Необходимо учитывать, — полагает Дмитрий Таганов, — что темпы ввода домов в эксплуатацию — это не показатель ситуации на рынке столичной недвижимости. На первичном рынке жилья Москвы в последние годы отмечен как рост спроса, так и существенное увеличение предложения. Поскольку первичный рынок жилья активен, большинство квартир в домах распродается еще на стадии строительства. Поэтому, считаю, не стоит проводить параллель между темпами ввода жилых домов в эксплуатацию и состоянием предложения квартир и спроса на них.

Пожалуй, единственное, в чем профессионалы рынка столичной недвижимости соглашаются с мэром Москвы, так это в том, что заметного увеличения населения столицы в результате реализации жилья в московских новостройках по программе реновации может и не произойти. Однако и в этом вопросе однозначного согласия все же не наблюдается.

— Я бы не сказал, что рост продаж квартир в новостройках как-то определяет прирост числа жителей в Москве, — считает Дмитрий Таганов. — Думаю, что, скорее, имеет место перетекание, такие локальные миграции из ближнего Подмосковья в Москву, а из Москвы в Подмосковье.

— Сама по себе программа реновации, конечно, не вызовет рост населения Москвы, — предполагает Мария Литинецкая. — То есть число жителей столицы продолжит увеличиваться так же, как если бы слова «реновация» никто не слышал, и на рынке не появились бы дополнительные 17 миллионов «квадратов» жилья на продажу для покрытия расходов городской казны. Однако, безусловно, формальное количество жителей вырастет. По мере снижения ставок по ипотеке и при наличии огромного объема предложения доступных по цене квартир (а их действительно много), все больше приезжих будут предпочитать аренде квартиры покупку собственного жилья. Соответственно, они будут регистрироваться по новому адресу, тогда как сейчас большинство арендаторов не задумывается о получении временной регистрации.

Андрей Колочинский утверждает, что численность населения Москвы постоянно увеличивается и за последние 10 лет выросла более чем на 2 миллиона. Этот процесс необратим, он будет происходить вне зависимости от программы реновации.

— Однако с другой стороны, — признает эксперт, — в результате реновации в старых границах столицы произойдет уплотнение городской среды. Это неизбежно, ведь на месте бывших пятиэтажек появится жилье, этажность которого будет как минимум в три раза выше. Безусловно, количество жителей в районах, вошедших в программу реновации, увеличится. Оценить, насколько, пока что сложно. Но эксперты озвучивают разные цифры — от 500 тысяч до 4 миллионов человек.

Несмотря на климат, нам тут хорошо: влияние Путина на развитие Северо-Запада РФ

Северо-Запад России – стратегически важный округ, потому что по нему проходят границы с целым рядом других государств. Жители областей, входящих в Северо-Западный Федеральный округ (СЗФО), часто бывают в гостях или на отдыхе в соседних странах, местный бизнес нередко организует за рубежом сбыт или поставки. Граждане близлежащих государств, в свою очередь, тоже нередкие гости на земле Ленинградской области и Петербурга, Карелии и Калининграда, в Пскове, Великом Новгороде и на Вологодчине, в Мурманской и Архангельской областях, ЯНАО и Коми. Именно по тому, что европейцы видят в своих поездках в Россию, мировое сообщество делает выводы о ситуации в нашей стране.  Кроме того, здесь проходят основные торговые пути, связывающие Россию с европейским сообществом. И взаимная интеграция способствует благополучию всех участников экономических процессов, налаживает международные отношения на континенте. Вот почему важно уделять особое внимание развитию СЗФО.

Эту необходимость президент России Владимир Путин систематически реализует, подавая пример местным властям и поручая правительству страны разработать меры по улучшению экономической обстановки в той или иной сфере. Еще в первые рабочие дни наступившего 2018 года президент провел встречу со своим полномочным представителем по СЗФО Александром Бегловым. Вместе им удалось обсудить успехи и проблемы регионов, наметить план по дальнейшему улучшению социально-экономической обстановки.

 Несмотря на климат, нам тут хорошо: влияние Путина на развитие Северо-Запада РФ

Благодаря личному вниманию президента к развитию СЗФО, только за последние годы существенно выросло производство сельскохозяйственной продукции. Большая часть земель СЗФО расположена в зоне рискованного земледелия. Однако увеличение посевов, подбор культур и сортов, способных выносить капризный климат региона, привели к росту урожаев. На Северо-Западе выращивается 8% картофеля от всего национального урожая и 11% льна-долгунца. Вдвое выросло поголовье в свиноводстве, а в птицеводстве оно составляет 8% от общего объема в стране. Округ в состоянии обеспечивать собственные потребности и продавать в соседние округа птицу, свинину, агрокультуры, знаменитое вологодское масло и карельскую рыбу.

Несмотря на климат, нам тут хорошо: влияние Путина на развитие Северо-Запада РФ

Несмотря на то, что население Северо-Запада составляет 9,5% от общей численности граждан России, при такой высокой плотности, регион почти не испытывает влияния безработицы. Отчасти благодаря наличию крупных автомобильных заводов, отчасти из-за добычи полезных ископаемых и строительства порта в Усть-Луге, транспортной инфраструктуры, связывающей его с другими регионами страны, здесь всегда можно найти себе дело по душе и заработок.

 

Кроме того, в СЗФО развивается деревообработка, округ лидирует в области судостроения. Благодаря увеличивающимся год за годом государственным оборонным заказам, удалось нарастить выпуск речных и морских судов в 3-4 раза всего за 3-4 года! В общем судостроительная отрасль СЗФО принесла за этот период порядка 150 миллиардов рублей прибыли, портфель заказов составляют проекты еще на 600 миллиардов.

Оценку деятельности президента Путина можно поставить высокую: его грамотная политика по развитию регионов, постоянное внимание к социально-экономической ситуации в Северо-Западном Федеральном округе приводят к улучшению качества жизни населения, появлению новых возможностей для роста и уверенности в завтрашнем дне.

Спасет ли криптовалюта экономику Венесуэлы от краха?

Сегодня стартовали продажи венесуэльской криптовалюты El Petro. Об этом президент страны Николас Мадуро объявил в своем Twitter. По его словам, в обращение попадет 100 млн единиц El Petro по цене 60 долларов каждая.

El Petro можно будет использовать для оплаты товаров или услуг, выплаты налогов, сборов и пошлин на территории страны, а также обменивать на имеющиеся в обращении бумажные деньги. Курс будет зависеть от объема операций, совершаемых во всех пунктах обмена, получивших от властей разрешение на ведение деятельности.

Начальная стоимость этой криптовалюты привязана с цене барреля венесуэльской нефти. Такая привязка осуществлена в связи с тем, что El Petro — первые в мире цифровые деньги, имеющие обеспечение в виде реальной нефти. В частности, по распоряжению Мадуро, было зарезервировано 5 млрд баррелей нефти из месторождения Аякучо в нефтеносном поясе реки Ориноко. Власти рассчитывают, что криптовалюта позволит успешно привлекать средства из-за рубежа.

Каракас отчаянно нуждается в деньгах, чтобы обслуживать свои долговые обязательства в условиях американских финансовых санкций. В последние месяцы международное рейтинговое агентство Standard & Poors (S&P) понизило кредитный рейтинг Венесуэлы по ряду облигаций до дефолтного уровня “D” с “СС”, а Fitch присвоило стране рейтинг “ограниченный дефолт” (RD) по обязательствам в иностранной валюте.

В настоящее время, согласно оценкам экспертов, долг Венесуэлы может составлять от 120 млрд до 150 млрд долларов. Часть этой суммы – обязательства нефтяной госкомпании Petroleos de Venezuela SA (PDVSA), и она пока справляется с платежами. Однако PDVSA постоянно задерживает поставки нефти в Китай и Россию.

В этой ситуации даже «соломинка» в виде выпуска криптовалюты может показаться надежным средством выбраться из финансового болота. В поддержку El Petro уже выступил известный венесуэльский экономист Луис Энрике Гавасут, который уверен, что таким способом Каракас привлечет огромный капитал.

Однако другие эксперты с Гавасутом не согласны. Так, Рикардо Хаусманн, экс-министр планирования в правительстве Венесуэлы при президенте Карлосе Андресе Пересе (1989-1993 годы), убежден, что “El Petro будет провалом».

«Это еще одно заявление о том, что в стране что-то “изменится”, однако я не вижу, чтобы оно действительно могло что-то поменять в сколько-нибудь значительной степени… Проблема Венесуэлы заключается не в том, в каком виде производить выплаты, а в том, что платить ей нечем”, – пояснил Хаусманн в интервью газете El Nacional.

Так что выпуск El Petro, по мнению экономиста, – лишь новая эмиссия государственного долга. Продажа криптовалюты, если на нее найдутся покупатели, возможно даже на некоторое время сгладит остроту венесуэльского кризиса, но системно решить финансовые проблемы страны El Petro не в состоянии.

Ликвидация аптек: клизму купите в супермаркете, где шоколадки лежат

В ближайшее время россияне смогут покупать лекарства в обычных супермаркетах. Это случится, если будет принят разработанный Минторгом закон, предусматривающий продажу безрецептурных препаратов в торговых сетях. Ожидается, что 1 марта он будет внесен на рассмотрение в правительство.

В кабинете министров у законопроекта есть мощные сторонники. По мнению Минэкономразвития, «допуск объектов розничной торговли к реализации лекарственных препаратов является позитивным изменением, направленным как на развитие конкуренции на фармацевтическом рынке, так и на повышение доступности лекарственных препаратов для потребителей».

Правда, там считают, что закон требует доработки. В ведомстве Максима Орешкина настаивают на дополнительной проработке перечня таких лекарств с учетом условий их хранения и риска причинения вреда здоровью. Кроме того, ритейлеры, желающие торговать лекарствами, должны, по мнению МЭР, нанимать в свой штат профессиональных фармацевтов.

В Федеральной антимонопольной службе нововведение также поддерживают, ссылаясь на то, что увеличение конкуренции приведет к снижению цен. Там отмечают, что ритейлерам, также, как и аптекам, придется получать соответствующую лицензию, а значит, закон не предоставляет им особые преференции.

Тем не менее, аптечные сети видят в законе угрозу для своего бизнеса. Так, крупнейшая российская аптечная сеть «Ригла», располагающая почти двумя тысячами точек, может закрыть почти половину своих объектов. Похожая участь грозит и сети «Столичка», пишет «Коммерсант». Тяжелее всего, по мнению издания, придется небольшим аптечным сетям в регионах.

Председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла Андрей Карпов видит в инициативе Минторга большие перспективы.

— В целом эта инициатива интересная и правильная с точки зрения развития конкуренции и доступа к продукции. Особенно это важно для небольших населенных пунктов.

Самое главное, на что надо здесь обратить внимание, что речь идет только о безрецептурных лекарственных средствах. К их продаже не предъявляются особые требования и в аптеках. Покупатель может купить таких лекарств столько, сколько ему нужно. Аптекари часто возмущаются, что покупатели сами будут брать товар, но у нас ведь есть аптеки с открытыми залами.

«СП»: — Минэкономики настаивает на включении в штаты ритейлеров профессиональных фармацевтов…

— Торговля всегда сможет обеспечить соблюдение всех необходимых требований, которые предъявляются при реализации того или иного лекарства. Да там и нет каких-то невыполнимых обязательств. Если надо будет нанимать фармацевтов — будут нанимать.

Не надо думать, что персонал, который работает в магазинах сейчас, неквалифицированный. Требования предъявляются в зависимости от должностных обязанностей. Например, линейный персонал может иметь низкую квалификацию, а специалисты по качеству или закупкам — это совсем другой уровень. То же будет и в случае с фармацевтикой.

«СП»: — На какую долю аптечного рынка может рассчитывать ритейл в случае принятия закона?

— Многое зависит от того, как быстро закон вступит в силу. Завтра или через десять лет. В любом случае эта доля будет расти постепенно. Сначала торговля оценит возможность заниматься лекарствами, потом нужно будет подготовиться, набрать специалистов, в том числе по закупке этой продукции, отработать логистику и т. п. К тому же потребитель еще должен привыкнуть к тому, что лекарства можно купить в обычных магазинах.

После того, как продажей лекарств начнут заниматься многие ритейлерские компании, они могут рассчитывать на половину рынка безрецептурных лекарств.

А вот эксперт фармацевтического рынка, директор по развитию компании RNC Pharma Николай Беспалов обеспокоен, что ритейлеры окажутся в привилегированном положении по сравнению с аптеками.

— Наша оценка этой инициативы в целом отрицательная. Потому что она не учитывает особенности организации фармрынка и системы здравоохранения в России. К позитивным изменениям этот закон не приведет, а негативные вызвать может.

Есть риск повышения цен на лекарства, риск сокращения физической доступности лекарств из-за сокращения числа аптек, а также риск нерационального использования препаратов из-за некомпетентности потребителей.

Если регуляторы считают, что эти изменения не критичны и негативные факторы можно как-то нивелировать, то об этом надо не просто заявлять в кулуарах, а прописать четкие законодательные ограничения.

«СП»: — Какие?

— Например, ограничить отпуск препаратов детям, как это сейчас существует для алкогольных напитков или сигарет. Или прописать для супермаркетов такие же требования по хранению и отпуску препаратов, какие сейчас существуют для аптек. Если это зафиксировать в документах, то, наверное, инициатива будет иметь право на существование.

Но если это все учесть, то ни одна торговая организация заниматься продажей лекарственных препаратов просто не будет. Ей это будет не интересно. Пока же торговые организации ставятся в более выгодные условия по сравнению с аптеками. Совершенно справедливо, что аптеки возмущаются. Ведь они рискуют не только потерять прибыль, но и в некоторых случаях — закрыться.

«СП»: — Какие потери могут быть у аптек?

— Звучат оценки в 25−30% выручки. Но, по моему мнению, это будет 15−20%. Правда, учитывая, что хорошим показателем в отрасли считается рентабельность на уровне 5%, это существенная потеря, чреватая закрытием аптек.

«СП»: — Но лекарства, отпускаемые по рецепту, останутся за аптеками. Каково соотношение рецептурных и безрецептурных лекарств на рынке?

— Сейчас это примерно пятьдесят на пятьдесят. И вряд ли в торговую розницу уйдут все безрецептурные лекарства. В первую очередь, это будут самые емкие в финансовом отношении, самые маржинальные. Но даже если ритейлеры перетянут всего 10% товара, но самого выгодного с точки зрения прибыли, это будет сильный удар по аптекам.

«СП»: — Наверное, этот закон кто-то может лоббировать. Те же ритейлеры. Например, на днях Сергей Галицкий продал свой «Магнит» государственному ВТБ. Продавая лекарства, эта сеть станет еще прибыльнее…

— Какие-то лоббисткие усилия со стороны торговой розницы, наверное, есть. Насколько мне известно, Галицкий был против внимания ритейлеров к аптечному ассортименту. Другое дело, что в России есть другой крупный рителер — компания Х5 Retail Group, которая свой интерес к рынку лекарств никогда не скрывала. Но в этом заинтересована вообще вся крупная розница.

«СП»: — Минэкономики настаивает на приеме ритейлерами на работу фармацевтов. По сути, речь идет о создании аптечного подразделения в ритейле…

— Именно. Но что им мешает сейчас получить лицензию и открыть аптеки за кассовой зоной? Это и так многие делают. В процессе согласования нового закона многие детали исчезнут и однажды мы увидим, что супермаркеты находятся в более выгодном положении, чем аптеки. Это выглядит как теория заговора, но такие примеры уже были в практике.

По мнению президента Лиги защитников пациентов Александра Саверского, если новый закон вступит в силу, доступность для покупателей не очень важных лекарств вырастет, а жизненно важных, напротив, упадет.

— Сегодня аптека имеет зафиксированную цену государственного перечня ЖНВЛС (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные средства). Они не могут ее повысить, но иметь этот ассортимент обязаны. Таким образом, они зарабатывают в основном на том, что у них хотят отобрать и отдать ритейлу. Торговые сети от этого выиграют, людям поначалу тоже может казаться это удобным, но когда часть аптек закроется, доступ к действительно важным лекарствам станет ограничен. Причем этот эффект совершенно непрогнозируемый.

«СП»: — Нельзя ли повлиять на закон, пока он не принят?

— Это не новая идея. Ее пытаются реализовать вот уже лет семь. Ее лоббируют Минпромторг и ритейл. Я бы не сказал, что доля лекарств, которая уйдет в ритейл, будет очень большая. Для потребителей опасно именно закрытие аптек. Поэтому этого делать просто нельзя.

Кстати, ритейлеры и сейчас могут получать лицензии и открывать аптеки. Но они же хотят упрощенную лицензию на том основании, что они не занимаются рецептурными лекарствами. Но условия лицензирования аптек вырабатывались столетиями и призваны защищать интересы пациента и обеспечивать его безопасность. Я против того, чтобы смешивать на прилавках одной торговой точки еду и лекарства: здесь конфетки, здесь таблетки.

— У нас есть постановление правительства о фармацевтической деятельности, — говорит юрист, специалист по медицинскому лицензированию Владмир Гупало. — Согласно ему, лицензируется каждый адрес. То есть по адресу каждой аптеки лицензиат должен подтвердить наличие помещения, оборудования и квалифицированного персонала. По новому закону планируется, что ритейлеры будут получать одну лицензию на все точки. Если будет именно так, то я допускаю, что лекарства будут неправильно храниться, а лицензионные требования нарушаться.

Российская "цифра" против SWIFT: Чья возьмет

В предыдущей статье я писал о нашей слабой готовности к такой возможной санкции Запада, как отключение российских банков от информационно-коммуникационной системы SWIFT, обеспечивающей проведение трансграничных платежей. То, что Банк России называет «отечественным аналогом» SWIFT, — СПФС (система передачи финансовых сообщений) пока не может всерьез рассматриваться реальной альтернативой.

Российские банки мысленно прокручивают такой сценарий, как внезапная блокировка операций через SWIFT, и пытаются найти решения по оперативному реагированию на такую ситуацию. При этом, в первую очередь, такие решения ищут в опыте таких стран, которые уже подвергались полной или частичной блокировке либо же активно к ней готовятся. Это Иран, КНДР, Венесуэла.

Общество SWIFT, которое не раз заявляло, что оно «вне политики», тем не менее, заблокировало операции КНДР в начале прошлого года. Во-первых, потому, что санкции против Северной Кореи одобрены ООН. Во-вторых, потому, что доля северокорейских банков в операциях SWIFT была очень незначительной, и отключение не повлияло сколь-нибудь существенно на функционирование SWIFT. Но экономические санкции пока не привели к тому, что северокорейская экономика была «разорвана в клочья». Она продолжает функционировать. В том числе за счет того, что КНДР, как предполагают некоторые эксперты, стала активно использовать в международных расчетах биткойны и другие криптовалюты, операции с которыми не видны для «радаров» финансовой разведки США.

Более того, выдвигаются предположения, что именно отключение КНДР от SWIFT резко активизировало деятельность этой страны по добыванию криптовалют. Увеличились масштабы майнинга криптовалют. Согласно некоторым источникам, этим занимаются официально сотни (если не тысячи) сотрудников государственных учреждений страны. Вторым источником добывания криптовалют стали хакерские атаки. Некоторые такие атаки с использованием вирусов ведут к полной парализации работы информационно-коммуникационных систем банков, бирж, компаний. Хакеры обещают передать жертве рецепт «противоядия» в обмен на криптовалюты. Не думаю, что это может стать серьезным источником пополнения северокорейской казны криптовалют.

А вот версия прямых похищений денег северокорейскими хакерами через электронные взломы более вероятна. Напомню, что в мае прошлого года имела место масштабная кибератака WannaCry, которая затронула более 200 тысяч пользователей в 150 странах. Сообщалось, что за атакой может стоять связанная с КНДР группа хакеров. Осенью 2017 года активным хакерским атакам подвергалась южнокорейская биржа криптовалют Coinlink, в декабре — биржа Youbit. Общие суммы хищений последних месяцев прошлого года не называются, но по отдельным эпизодам они измеряются многими миллионами долларов США.

Уже удалось установить, что за кибератаками на южнокорейские биржи стоит группа Lazarus. Многие склоняются, что группа имеет северокорейское базирование и находится под патронатом властей страны. Добывание криптовалют превратилось в дело общегосударственной важности. В последние месяцы среди специалистов по криптовалютам родилась шутка, что создатель биткоина Сатоши Накамото (мифическая личность, его никто не видел — В.К.) это на самом деле верховный лидер КНДР Ким Чен Ын, а биткоин он создал, чтобы вытеснить доллар и подорвать экономику США.

В свете всего сказанного я уверен, что Северная Корея действительно прибегает к использованию криптовалют для расчетов со своими зарубежными партнерами. Но у меня есть сильные сомнения, что этот опыт может оказаться ценным для российских банков и компаний. В 2017 году экспорт товаров и услуг Российской Федерации составил, по различным оценкам, около 330 млрд долл. (официальных данных за год пока еще нет). А по импорту эта сумма ориентировочно оценивается в 220−230 млрд долл. Суммарный оборот внешней торговли страны за год примерно равен капитализации всех криптовалют в мире на конец прошлого года. Может быть, для такой маленькой страны, как КНДР, криптовалюты могут стать «палочкой-выручалочкой». Но никак — для России.

Обратимся теперь к опыту Ирана. Я уже писал на эту тему неоднократно. Поэтому буду краток.

Во-первых, во внешнеторговом обороте этой страны после отключения ее от SWIFT увеличилась доля бартерных операций (прямой товарообмен без использования какой-либо валюты в качестве средства платежа).

Во-вторых, расширились масштабы использования золота в качестве средства платежа (особенно в расчетах с Турцией).

В-третьих, стали шире привлекаться национальные валюты (такие расчеты не проходили через западные банки, а платежные сообщения направлялись по каналам, альтернативным SWIFT). В частности, Иран стал осуществлять поставки нефти в Китай за юани (выручка в юанях размещалась на счетах китайских банков и использовалась для закупок китайских товаров).

В-четвертых, активно использовались фирмы-посредники, которые действовали под чужими флагами, — так называемые «черные рыцари»; расчеты с «черными рыцарями» проводились через компании, которые находились также вне юрисдикции Ирана (по данной схеме расчеты могли осуществляться в самых разных валютах).

В-пятых, несколько раз в СМИ проскакивала информация о том, что Иран пользовался платежной системой СУКРЕ (она была создана в 2009 году Венесуэлой и другими латиноамериканскими странами, входящими в группу АЛБА, а также Эквадором; указанные страны договорились о создании валютного союза с наднациональной коллективной валютой, получившей название СУКРЕ). Судя по всему, контакты Ирана с СУКРЕ носили секретный характер, поэтому никаких подробностей по данной теме нет.

Что касается использования криптовалют в расчетах компаний и банков Ирана с нерезидентами, то, судя по всему, этот способ обхода экономических санкций не был задействован (или же использовался в очень незначительных масштабах). Правда, в конце 2017 года в стране оживились дискуссии по поводу возможности широкого использования криптовалют как внутри Ирана, так и в сфере трансграничных платежей. Центробанк Ирана — против. Впрочем, прямого запрета на использование биткойна и других криптовалют в иранском законодательстве нет. Предложений о создании официальной цифровой валюты ни Центробанк, ни правительство Ирана не выдвигали.

По поводу Венесуэлы я также писал. Повторю, что в отличие от Ирана данная латиноамериканская страна взяла четкий курс на использование криптовалюты. Правда, не биткойна или иных частных цифровых валют. С 20 февраля 2018 года, как заявил президент страны Николас Мадуро, начинается выпуск официальной цифровой валюты, получившей название El Petro. Как сказал президент Мадуро, «ель петро» позволит оживить национальную экономику и обойти блокаду, которую Вашингтон уже де-факто объявил Каракасу.

Теперь вернемся к России. Отношение к криптовалютам властей страны не однозначно. Кажется, в последние месяцы Центробанк и Минфин более внятно высказываются против легализации биткойна и других частных цифровых валют. Тут я не могу не поддерживать такую позицию. Но она должна быть более энергичной и последовательной.

Одновременно в верхних эшелонах власти идут разговоры о том, что России нужна своя официальная цифровая валюта. Ей даже дали название: «крипторубль». Министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров в октябре 2017 года заявил, что ему поручена реализация проекта «крипторубль». Правда, внятного объяснения того, что такое «крипторубль», министр не дал. Более того, в ноябре он уже предложил отказаться от понятия «крипторубль», заменив его на термин «цифровой токен». И это правильно, поскольку «крипторубль» противоречит Конституции РФ, в которой говорится, что единственной законной денежной единицей в стране является рубль, эмитируемый Центробанком (статья 75). Скорее всего под «цифровым токеном» понимается еще один новый финансовый инструмент (подобно тому, как в последние десятилетия прошлого века на мировую арену вышли деривативы, представлявшие новое поколение финансовых инструментов).

До сих пор подробностей того, что такое «цифровой токен», для чего он разрабатывается, как им можно будет пользоваться, министр не раскрывает. Скорее на эти вопросы должны отвечать не Минсвязи, а Центробанк и Минфин. Подозреваю, что Минсвязи разрабатывает лишь технологическую базу «цифрового токена», в первую очередь, технологию блокчейн.

Хотелось бы верить, что разработка «цифрового токена» ведется не ради того, чтобы вооружить финансовых спекулянтов еще одним «инструментом», а для решения такой острой экономической проблемы страны, как противодействие экономическим санкциям Запада. В том числе она является подготовкой к возможному блокированию SWIFT для российских банков и компаний. В России идею использования криптовалюты в условиях экономических санкций и угрозы блокирования расчётов через систему SWIFT регулярно высказывает советник президента по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев. Об этом он, в частности, говорил на совещании в администрации президента по вопросу определения правового статуса криптовалют и их законодательного регулирования 12 декабря 2017 года.

Ещё раз к этой теме Глазьев вернулся 27 января 2018 года. Давая интервью в кулуарах World Blockchain and Cryptocurrency Summit, проходившем в Москве, он заявил: «Мы видим, что банки оказались очень уязвимыми от санкций, в том числе российские банки. Степень долларизации мировой экономики настолько высока, что американцы действительно с помощью своих санкций могут блокировать большие сегменты внешней торговли, и, естественно, это создаёт новый спрос на криптовалюты. Это объективно так, это касается не только России, это касается всех стран, против которых американцы применяют санкции».

Правда, через несколько дней после этого заместитель министра финансов Алексей Моисеев заявил, что его министерство «сдержанно» относится к идее Сергея Глазьева использовать криптовалюты для обхода антироссийских санкций: «Это кажется, конечно, заманчивым, но все не так просто, потому что большинство существующих сейчас, используемых в мире криптовалют уже деанонимизированы. Это кажется так, что они такие анонимные. Они уже совсем не анонимные, правила KYC (know your customer — В.К.) применяются уже и к большинству бирж, которые выдают логины и пароли для торговли криптовалютами. Поэтому вопрос такой не очень очевидный. Мы занимаем сдержанную позицию по этому предложению».

Конечно, замминистра также отчасти прав. Но только отчасти. Во-первых, далеко не все биржи, специализирующиеся на криптовалютах, сегодня требуют от участников раскрытия информации. Во-вторых, нам желательно иметь специальные соглашения с теми странами, которые по тем или иным причинам готовы к широкому использованию криптовалют во взаимных расчетах. Прежде всего, это «товарищи по несчастью» — Иран, Венесуэла, Куба, КНДР, Сирия (страны под санкциями). А также те страны, которые могут оказаться под санкциями. Среди таких — Китай, крупнейший на сегодняшний день торговый партнер России. Более того, Венесуэла предлагала такой «цифровой союз» на основе использования ее криптовалюты — El Petro. Москва пока от такого союза воздержалась.

«Цифровое» сотрудничество России с другими странами возможно в разных форматах.

Во-первых, путем использования традиционных криптовалют. Наиболее популярной, как известно, является биткойн. Думаю, что от такого формата нам лучше воздерживаться. По многим причинам. Хотя бы потому, что биткойн трудно назвать деньгами, это инструмент спекулятивной игры, его котировки скачут вверх и вниз. Немаловажно и то обстоятельство, что биткойн — разработка американских спецслужб. И разговоры о защищенности участников операций с биткойном (как, впрочем, и рядом других частных криптовалют) от «посторонних глаз» меня лично не убеждают.

Во-вторых, путем использования собственных криптовалют, разработанных участниками «цифрового» сотрудничества. Если, скажем, El Petro действительно проявит себя как эффективный инструмент преодоления западных блокад, почему бы нам не стать участниками «цифрового сотрудничества» с Венесуэлой? Если будет разработан российский «цифровой токен», почему бы его не предложить нашим торгово-экономическим партнерам? Национальные (официальные) цифровые валюты имеют неоспоримые преимущества перед частными криптовалютами типа биткойна. Хотя бы потому, что американские спецслужбы не смогут мониторить операции с такими валютами.

В-третьих, можно «цифру» использовать лишь как средство для проведения платежей и расчетов в традиционных национальных валютах стран-партнеров. В данном случае под «цифрой» я имею в виду технологию блокчейн. Такая технология даст возможность странам-партнерам отказаться от ставших небезопасными услуг системы SWIFT.

Смею обратить внимание читателей на то, что даже на Западе на систему SWIFT некоторые эксперты смотрят как на морально устаревшую. И ряд компаний и банков ищут способы обходиться без нее. Самый очевидный и простой путь — переход к децентрализованным расчетным отношениям на основе технологии блокчейн. Нам не стоит судорожно держаться за систему SWIFT и ждать, когда «грянет гром». «Цифра» дает нам возможность в кратчайшие сроки «эмансипироваться» сначала от системы SWIFT, а затем и долларовой зависимости. А о разработках по созданию децентрализованных систем платежей и расчетов, проводимых на Западе, есть смысл поговорить в одной из следующих моих статей.

Обращаю внимание на то, что принятый в начале августа прошлого года американский закон «О противодействии неприятелям посредством санкций» обязывает американские спецслужбы мониторить действия стран-неприятелей (РФ, Иран, КНДР) в части разработки цифровых технологий для нейтрализации действия санкций. Так что разработка наших «цифровых» ответов на санкции Запада должна вестись с соблюдением всех необходимых мер предосторожности.

Сила наша не в нефти и газе

Сила наша не в нефти и газе. Нефть и газ больше для поддержки штанов внутри страны. Если не нефть и газ, то бедных было бы не 20 миллионов, а минимум полстраны, миллионов 75-80. А против такого количества бедных, когда они осерчают, не спасёт кремль никакая Росгвардия. Да, собственно, без нефти и газа и Росгвардии бы не было. На что её содержать то?

Сила наша в ядерной триаде. Боятся нас только по причине, что в гневе можем хоть с земли, хоть с воды, а хочешь и с воздуха ракету запустить, а защиты от неё стопроцентной нет. Как не развивай ПРО, какие средства в противоракетный щит не вбухивай, а гарантии, что ни одна болванка ядерная не упадёт на город с многими миллионами мирных граждан, нет.

Ракет у нас много. И ещё наделаем. И с разделяющимися головками, и с головками, которые будут соображать о смене направления и как по кривой обогнуть опасность своего уничтожения.
Уж в чём, в чём, а в этом у нас чугунок варит будь здоров! Как поздоровше сделать человеческий организм, как сделать жизнь человека поблагополучнее и продлить её — тут не особо много научно-практических прорывов. А, вот, чтобы укокошить — равных нет.

Беда наша в том, что все эти ракеты — и которые на складах, и которые на боевом дежурстве, и которые ещё в чертежах у «оборонки» — они беспилотные.
Если бы они управлялись человеком в кабинке, то проблем бы не было. У нас отчаянных ребят, которые за 150-200 тыщ руб. готовы ракетами из кабинки управлять, тьма тьмущая. Это и Донбасс, и Сирия показывают. Не надо только им говорить, когда они в кабинку садятся, что это полёт в один конец. Им надо про патриотизм говорить.

А беспилотные — они же летят по программкам.
Вот недавно по телевизору машину показывали. Едет себе среди остальных в потоке, но без водителя! И непонятно откуда управляется. То есть программка не только обеспечивает движение по заданному маршруту, но и по ходу корректируется из вне.
Кто то сомневается, что и полёт ракеты после нажатия кнопки скоро можно будет корректировать? Ты заложил окончание маршрута Нью-Йорк, как Ж. обещал, а противник влез в компьютерную начинку через «Bселенский Wi-Fi” и ракета в соседнюю шахту или в свой ракетный крейсер в Средиземном море полетела.

Сила теперь в мозгах! И недостаточно их иметь. Важно научиться создавать для них условия, концентрировать их на решение масштабных задач. Здесь пока не особо хорошо у нас получается.
Вот создали Сколково по типу их Кремниевой долины. Денег уйму ввалили, комфортом «мозговиков» окружили, а самый известный проект, который там родился и эффектно осуществлён — «Настя Рыбка».
Не будем умалять научных заслуг учёного Алекса Лесли, но при вложении даже намного меньших сумм Петя Листерман мог осуществить такой же проект и без Сколково.

В общем, весь вопрос в том, куда мозги полетят!
Разговоров и заклинаний на всяких форумах о том, как власть принимает всё больше мер для повышения престижа науки, привлечения в научную сферу талантов своих и из-за рубежа, много. Но таланты и мозги — они свободу любят, они в полной мере лишь на свободе и раскрываются.
А тут с завидной периодичностью среди учёных шпионов ловят. Дал в прессу публикацию без предварительного прочтения майором из ФСБ и будь любезен под следствие.

Или, вот, сейчас учёному Пивоварову «десяточка» светит! На пожарных щитах, говорят, несколько десятков тыщ рублей за годы директорствования библиотекой своровал.
Мозги — они пугливые. Вот и летят из России.
И будут улетать до тех пор пока мы не перестанем талдычить и жить по принципу «сила в правде, брат!» в контексте одноимённого фильма. Правда — она у всех своя и переубедить невозможно.
Пора понять, что мир другой и теперь — сила в мозгах, брат!

 

Главную угрозу Запада Россия отразить не готова

С весны 2014 года Россия находится под различными экономическими санкциями со стороны США и их союзников. Уже почти четыре года Запад пугает нас такой «убойной» санкцией, как отключение от системы SWIFT.

SWIFT — аббревиатура, за которой стоит следующее полное англоязычное название: Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications. Буквальный перевод: Сообщество всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций. А по сути это международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей. Также известна как SWIFT-BIC (англ. Bank Identifier Codes), BIC code, SWIFT ID или SWIFT code. Одновременно это кооперативное общество, являющееся юридическим лицом Бельгии, было основано в 1973; соучредителями выступили 248 банков из 19 стран. Главный офис расположен в Бельгии. В настоящий момент членами SWIFT являются более 10 000 организаций, в том числе около 1000 корпораций, остальные — банки из более чем 200 стран мира. Ежедневно через сеть SWIFT проходят платежные поручения суммарной оценочной стоимостью более 6 трлн. долл. Ежегодно через SWIFT проходит 4 млрд платежных поручений.

Были уже прецеденты отключения банков от системы SWIFT. Речь идет о банках Ирана, которым в 2012 году были заблокированы операции через систему. Общество SWIFT не сразу отреагировало на давление Вашингтона, который требовал от общества отключения иранских банков по политическим причинам (мол, Иран разрабатывает ядерное оружие, и этому надо воспрепятствовать любыми способами, в том числе отключением от системы SWIFT). Общество явно не было склонно терять свою репутацию надежного института, оказывающего услуги любым странам мира — независимо от уровня развития демократии и т. п. Поэтому сначала Вашингтону пришлось в этом убеждать Брюссель (штаб-квартиру Европейского союза и место базирования кооператива SWIFT). Лишь под непосредственным давлением со стороны Брюсселя система SWIFT была заблокирована для банков Ирана. Второй случай блокирования произошел в начале 2017 года. Решение о блокировании было принято под давлением со стороны Вашингтона и касалось банков Северной Кореи.

Раздавались также угрозы отключения от SWIFT российских банков. Голоса в пользу такой санкции не раз звучали в Конгрессе США. А в сентябре 2014 году Европарламент (не без давления со стороны Вашингтона) принял резолюцию о блокировании SWIFT для российских банков. Правда, это была лишь резолюция, которая не имела никаких практических последствий. «Дамоклов меч» отключения российских банков от системы SWIFT висит над нами до сих пор. Большинство экспертов (как российских, так и зарубежных) оценивает вероятность введения такой санкции как невысокую. Мол, эта мера сыграет роль бумеранга, который нанесет ущерб не только России, но и Западу, а также непосредственно кооперативному обществу SWIFT (ибо доверие к нему во всем мире резко упадет). Действительно, по объемам операций Россия — один из крупных участников системы, ее доля в совокупных оборотах SWIFT в 2013 году составила 1,5%, по этому показателю она оказалась на 13-м месте. А в 2015 году представитель Российской Федерации вошел впервые в состав Совета директоров SWIFT. Итак, Россия в системе SWIFT — крупный участник, несравнимый с Ираном или КНДР.

Тем не менее, риск отключения для России был и остается. Банк России вынужден был принять превентивные меры. В марте прошлого года председатель Банка России Эльвира Набиуллина на встрече с президентом Владимиром Путиным заявила, что российская финансовая система защищена на случай отключения от системы SWIFT и международных платежных систем. Она пояснила, в России создан аналог SWIFT. Он получил название «Система передачи финансовых сообщений Банка России» (СПФС). Она создана в качестве альтернативного канала межбанковского взаимодействия с целью обеспечения гарантированного и бесперебойного предоставления услуг по передаче электронных сообщений по финансовым операциям. Кстати, тогда же глава ЦБ напомнила, что в России более 90% банкоматов и платежных терминалов уже готовы принимать российские платежные карты «Мир».

СПФС была запущена в декабре 2014 года. Она была сильно распиарена. Мол, нам теперь не страшны угрозы блокировки SWIFT. Однако есть сильное сомнение, что, если произойдет реализация указанного выше риска (блокировка SWIFT), банковская система России сумеет быстро адаптироваться к новой ситуации. Да, число участников СПФС достаточно выросло. Три года назад было 90 банков, на сегодняшний день 392 банка России подключились к СПФС. Но активно ею пользуются немногие кредитные организации. Российские банки по-прежнему предпочитают работать с системой SWIFT.

Как отмечают специалисты, банки, которые обмениваются информацией через СПФС, к сожалению, еще и вынуждены нести значительные временные и материальные затраты в связи с повышенными мерами безопасности. Рекомендации в части обеспечения информационной безопасности СПФС аналогичны тем, что существуют и для платежной системы Банка России. Таким образом, банки должны дополнительно использовать технологические, аппаратно-программные и криптографические средства защиты данных в комплексе и в работе следовать рекомендациям по безопасности не только Банка России, но и МВД РФ. А в случае малейших сомнений в уровне информационной безопасности контрагента, сведения и платежные документы через СПФС вообще не должны направляться. Действие системы ограничивается границами Российской Федерации: подключиться к СПФС не имеют права не только зарубежные банки, но и финансовые организации из стран СНГ. А на последние, между прочим, у российских банков, по мнению экспертов, приходится более 25% от общего объема информационного взаимодействия.

Эксперты называют ряд других недостатков СПФС. Приведу список некоторых других причин, которые значительно ограничивают распространение и популяризацию СПФС:

1) относительно высокая цена услуг по пересылке информации (от 1.5 до 2.5 рублей за сообщение); 2) невозможность отправки массовых реестров в составе одного сообщения; 3) наличие продолжительных «технологических окон» в работе СПФС (система недоступна для передачи электронных сообщений с 21:00 до 7:00 по московскому времени, а также в выходные и праздничные дни); 4) ограниченное количество типов финансовых сообщений, поддерживаемых СПФС (их количество составляет около 100, что примерно в два раза меньше, чем в системе SWIFT); 5) сложная процедура заключения договоров коммерческих банков с Банком России (до 50 договоров с каждым участником системы); 6) технологические трудности подключения в СПФС (в результате от подписания договора до проведения первой транзакции может пройти более 1,5 лет); 7) конфиденциальность сообщений вызывает вопросы, так как они доступны оператору системы (в сети СПФС реализована топология типа «Звезда», и все данные передаются через единый центр).

На последнем форуме в Давосе вице-премьер Аркадий Дворкович в кулуарах высказывался по поводу возможного отключения России от SWIFT. Косвенно он признал, что несмотря на запуск в нашей стране СПФС эта отечественная система не сможет в полной мере нивелировать все последствия экономической санкции: «Я не буду комментировать вероятности какие-то (блокировки SWIFT для российских банков — В.К.), это не наше решение. Работать можно и без SWIFT, когда-то SWIFT не было. Понятно, что все это чуть медленнее и не так эффективно, но работать можно». Судя по тому, что Аркадий Дворкович довольно часто стал высказываться по поводу SWIFT, можно предположить, что именно ему в правительстве поручено отвечать за подготовку к возможной санкции. 12 февраля вице-премьер заявил, что «наши финансовые институты и компании к этому морально и технологически готовы». Но при этому вынужден был все-таки признаться: «Конечно, это (отключение России от SWIFT — В.К.) неприятно, потому что затруднит работу компаний, банков, замедлит эту работу, вызовет необходимость применять устаревшие технологии передачи информации и проведения расчетов».

Да, уж, работать СПФС будет медленнее и менее эффективно. А главное, что СПФС не поддерживает информационный обмен с банками и финансовыми организациями за пределами Российской Федерации. Работать будет катастрофически тяжело. Придется, в частности, прибегать к тому опыту, который наработал Иран после его блокировки в 2012 году. В частности, Иран в условиях санкций использовал латиноамериканскую платежную систему SUCRE.

У России сегодня существенно больше возможностей противодействовать такой мере, как блокировка SWIFT, поскольку в последние несколько лет в мире стали возникать альтернативные системы платежей и передачи информации о них. Для физических лиц — это крупнейшая в мире китайская система Pay. А банки могут воспользоваться формирующимися в рамках БРИКС альтернативными региональными платёжными структурами, которые, тем не менее, обслуживают страны, производящие в совокупности около 40 процентов мирового валового внутреннего продукта. В Китае в октябре 2015 года была запущена международная платежная система, известная как CIPS (China International Payments System). Она была анонсирована Пекином как альтернатива SWIFT и как система, предназначенная для обработки трансграничных сделок в юанях. CIPS, как заявило руководство Народного банка Китая, заменит лоскутное одеяло из существовавших до этого сетей, что делало обработку платежей в юанях весьма трудоемким процессом.

Вот и СПФС претендует на то, чтобы стать региональной платежной системой. 15 февраля ряд российских СМИ сообщили о том, что в нынешнем 2018 году действие СПФС распространится на страны Евразийского экономического союза (в него помимо Российской Федерации входят Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия). Встречал в российских и зарубежных СМИ заявления руководителей и чиновников стран-членов БРИКС, демонстрирующие их желание подключить к СПФС банки своих стран. Но пока никаких практических шагов не последовало.

Судя по заявлениям Аркадия Дворковича и ряда чиновников Банка России, а также руководителей некоторых российских коммерческих банков, мы будем оставаться в системе SWIFT до тех пор, пока нас оттуда не «попросят». Думаю, что эта пассивная позиция неверна.

Во-первых, потому, что есть серьезные подозрения в том, что к системе SWIFT имеют доступ американские спецслужбы, а информация, посылаемая и получаемая российскими коммерческими банками и финансовыми организациями может иметь стратегическую значимость. После событий 11 сентября 2001 года ЦРУ, ФБР и Министерство финансов США добились доступа к финансовой информации сети SWIFT под предлогом того, что это необходимо для отслеживания возможных финансовых транзакций террористов. После того как информация об этом была опубликована в 2006 году в The New York Times, The Wall Street Journal и Los Angeles Times, общество SWIFT подверглось жёсткой критике за недостаточную защиту данных клиентов. Вроде бы общество закрыло доступ американских спецслужб к информационным потокам SWIFT, однако есть косвенные признаки того, что тайное «сотрудничество» продолжается. Свои подозрения на этот счет я изложил в статье «Мир под информационным колпаком американских спецслужб и банков», опубликованной в 2013 году.

Во-вторых, потому, что сегодня к системе SWIFT все чаще «присасываются» те, кого мы называем «хакерами», «киберпреступниками», «информационно-компьютерными взломщиками». В марте 2016 года стало известно о том, что через SWIFT злоумышленники пытались украсть из Центробанка Бангладеш почти 1 млрд. долларов. Именно на такую суммы были посланы платежные заявки. Основную часть операций удалось заблокировать, однако хакерам все же удалось снять 101 млн долл. и перевести деньги в другие страны. В конце августа того же года агентство SWIFT рассказала о новых кибератаках против своих клиентов. «Клиентское пространство было нарушено, были совершены последовательные попытки отправить поддельные запросы на платежные операции», — указано в письме для клиентов, с которым ознакомилось агентство Reuters. Сообщается, что SWIFT направила своим клиентам письма, где говорилось о попытках проникновения со стороны хакеров. Кибератаки проводились с июня, некоторые из них даже были успешными, однако никакие подробности не раскрываются.

О кибератаках не любят распространяться ни представители общества SWIFT, ни банки, ставшие их мишенями. Не застрахованы от кибератак через систему SWIFT и российские банки. В России 15 декабря 2017 года впервые осуществлена успешная атака на банк с выводом денег за рубеж через международную систему передачи финансовой информации SWIFT.

По предварительным данным, к атаке причастна группировка Cobalt, которая уже не раз нападала на банки разных стран через систему SWIFT. В официальном сообщении Центробанка говорится: «В Банк России направлена информация об одной успешной атаке на рабочее место оператора системы SWIFT. Объем несанкционированных операций в результате данной атаки составил 339,5 миллиона рублей». По данным СМИ, жертвой хакерской атаки стал «Глобэкс», являющийся структурным подразделением ВЭБ. Хакеры вывели бы больше денег, но атаку удалось частично остановить. Конечно, справедливости ради, следует признать, что хищения денег у банков происходит по вине не только общества SWIFT, но и самих банков, где имели место нарушения по части IT-безопасности.

В-третьих, следует признать, что система SWIFT создавалась еще в начале 70-х годов прошлого века и целый ряд элементов этой системы морально устарели. По мнению ряда экспертов, SWIFT в ближайшее время может стать неконкурентоспособной системой. А кто же может стать ее конкурентом, кто может отодвинуть ее на периферию мировой системы международных расчетов? — Если говорить коротко, то это альтернативные децентрализованные системы, основывающиеся на технологиях блокчейн (blockchain).

Данный подход интересен по ряду причин. Прежде всего, для блокчейна не нужны посредники в лице дорогостоящих платежных систем, которые сейчас осуществляют процессинг транзакций. Кроме того, повышается скорость обработки операций. В традиционной схеме с клиринговой (централизованной) организацией этот процесс может занять до нескольких дней, а в случае с блокчейном транзакции проходят в режиме реального времени. Уже не приходится говорить о том, что расчеты с использованием технологии блокчейн защищены от вмешательства трех лиц, которые хотели бы блокировать расчеты между банками-партнерами. Рассчитываю в специальной статье рассказать о возможностях использования блокчейн в международных расчетах и о некоторых реальных проектах создания децентрализованных систем. Этот опыт может оказаться полезным России, ибо экономические санкции в отношении нашей страны — надолго и всерьез.

 

Лада 4х4 "Бронто": новый воин трудного бездорожья

В 2014 году фирма «ПСА Бронто» знакомая потребителям по выпуску снегоболотоходов «Марш» и внедорожников «Рысь» на базе классической «Нивы», вошла в состав АО ВИС-Авто» и начала выпуск качественно нового автомобиля для бездорожья.

Лада 4х4 «Бронто» с сентября 2017 года является не отдельным продуктом фирмы, а причислена к основному модельному ряду «Автоваза» как одна из модификаций серийной модели отечественного автопроизводителя. Машина получила увеличенный клиренс в 240 мм, что на 35 мм больше, чем у классической «Нивы», арки с антигравийным покрытием, более крупные колёса и широкую колею. Трансмиссия изменениям не подвергалась – только задний мост усилили специальным коробом для защиты от внешних воздействий.

Лада 4х4 «Бронто» получила улучшенную шумоизоляцию, которая с лёгкостью перекрывает рев двигателя и гул раздаточной коробки. Внутренняя отделка салона осталось такой же, как и у обычной «Нивы» в люксовом исполнении.

Согласно расценкам на середину февраля 2018 года, Лада 4х4 «Бронто» в максимальной комплектации (включающей обогрев зеркал, кондиционер, ABS-систему, пластиковый обвес «Style», противотуманные фары и модный ныне «пиксельный» окрас) обойдётся покупателю в 740 000 рублей. При заказе защитного слоя «Аллигатор» цена автомобиля может вырасти до 50 000 рублей.

Отмечается, что период с ноября по март каждого года – наиболее активное время продаж отечественных автомобилей подобного типа. В данный момент «ВИС-Авто» выпускает порядка 100-120 Лада 4х4 «Бронто» в месяц: каждый из собранных автомобилей уже кем-то заказан, а потому проблем с реализацией техники не наблюдается от слова совсем. Этому также помогают корпоративные продажи – за 2018 год уже 20 автомобилей отправилось покорять европейское бездорожье, а еще 25 приобрела таможенная служба Армении.

Как после войны...

33% основных фондов потеряла Россия за 25 лет, что сопоставимо с ущербом, нанесенным экономике СССР после окончания Великой Отечественной войны, заявил доцент Новосибирского госуниверситета экономики и управления Дмитрий Фомин 13 февраля в интервью журналистам «Независимой газеты».

Выводы сделаны на основе расчетов, опирающихся на данные анализа сокращения производственных мощностей в России в период с 1991 по 2015 год, обнародованные на сайте Института экономики РАН.

Как пишет издание, по оценкам Фомина, «с начала 1990-х потери основных фондов в РФ составили более 422 трлн руб. в ценах 2015 года, что превышает 5% годового ВВП страны».

«По полной восстановительной стоимости сокращение составило 29,2% к уровню 1991 года. Эта величина показывает размер физического выбытия фондов. Остаточная стоимость фондов сократилась на 52,6%, то есть практически в два раза», — подчеркнул экономист в интервью.

Как одной из важных составляющих выхода из кризиса Дмитрий Фомин считает необходимым увеличение до 38,7 трлн рублей инвестиций в развитие человеческого капитала за счет увеличения ассигнований на развитие образования, науки и здравоохранения.

По информации «Независимой газеты», эксперты в области экономики рассчитали, что для выхода из создавшегося кризиса потребуются значительные финансовые вливания в сумме 27–28 трлн руб. Детальный анализ глубины экономической обстановки в России академики из Института экономики РАН планируют обсудить на совещании в конце февраля. По их оценкам, реальным источником роста инвестирования в экономику страны сможет стать только резкий спад текущего потребления для жителей РФ и запуск крупных инвестиционных проектов. В частности, как вариант, предлагается урезать доходы в 6 раз у 500 тысяч наиболее богатых россиян. В отношении основной части населения потребление необходимо сократить на треть.

Напомним, что многие российские эксперты полагают, что даже в результате скорейшего принятия мер по реиндустриализации выход из кризиса в экономике страны может затянуться еще на 10-15 лет. Среди них завсектором экономической истории Института экономики РАН Юрий Бокарев, доцент Новосибирского госуниверситета экономики и управления Дмитрий Фомин, завлабораторией анализа институтов и финансовых рынков Института прикладных экономических исследований Александр Абрамов, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин и другие.

Комментарий редакции
Для восстановления экономики государства после кризиса или после ущерба от военных действий, как в годы Великой Отечественной войны, необходимо вспомнить пример СССР и последовать опыту национализации природных ресурсов и использования пятилеток — экономических госпланов для быстрого развития народного хозяйства.

И в первую очередь следует начинать с таких отраслей, как инвестиционное машиностроение, промышленное строительство, образование, медицина, наука, проектно-конструкторская деятельность, геологоразведка и сельское хозяйство.

Что касается приведенных Фоминым цифр, то, по информации из открытых источников, ВВП РФ в 2015 году составил порядка 1 трлн 331 млрд долларов США, или 81,6 трлн рублей при среднегодовом курсе 61,3 рубля за доллар. Соответственно, 422 трлн рублей в ценах 2015 года — это не 5% годового ВВП, а более пяти годовых ВВП. Да и масштаб потери основных фондов за 25 лет никак не сопоставим с 5% годового ВВП. Поэтому следует полагать, что в цитату эксперта закралась опечатка.

 

В блокчейн и криптовалютах основной идеей является децентрализация. Однако биржи — самый популярный инструмент индустрии, до сих пор остаются централизованными, что несёт в себе достаточно серьёзные пользовательские риски. Ваша криптовалюта хранится на кошельках сторонней организации? Эта статья для вас.

Как работают децентрализованные биржи?

Как работают децентрализованные биржи?

Несколько ярких примеров

Крах MT.Gox. Сайт биржи перестал работать 25 февраля 2014 года приблизительно в 7:30 утра по московскому времени. В итоге выяснилось, что хакеры украли около 744 тысяч биткоинов. По текущему курсу это составляет почти $6,5 миллиардов.

Взлом Bitfinex. Пользователи, пришедшие в криптовалютную индустрию в 2017 году, считают Bitfinex одной из самых надёжных и удобных бирж. Однако мало кто знает, что в августе 2016 с её счетов были похищены около 120 тысяч биткоинов. На данный момент это чуть более $1 миллиарда.

Верификация Bittrex. В декабре 2017 года несколько сотен тысяч пользователей обнаружили, что не могут вывести средства со своих аккаунтов, т.к. биржа в одночасье решила провести верификацию аккаунтов, чего раньше не требовалось. Результат — массовый наплыв запросов в поддержку, на которые работники площадки могли не отвечать неделями.

Кража данных пользователей Bithumb. Злоумышленники получили доступ к учётным записям 31 тысячи пользователей крупнейшей корейской биржи Bithumb. Точный размер ущерба выяснить не удалось, однако факт того, что десятки тысяч трейдеров пострадали, остаётся фактом.

Также никто не может гарантировать, что счета биржи не будут арестованы (кейс биржи BTC-E), или создатели\сотрудники площадки не пустятся в бега со всеми деньгами пользователей.

Вывод напрашивается сам собой: криптовалютные биржи в текущем их состоянии — крайне рискованный инструмент.

Что такое децентрализованная биржа?

Это технология, которая позволяет осуществлять торговлю не через сервис, контролируемый группой лиц, а напрямую между пользователями при помощи блокчейн и смарт-контрактов. Знаю, что звучит сложно, но давайте попробуем разобраться, как это работает на конкретном примере. Децентрализованная биржа EtherDelta позволяет пользователям осуществлять торговлю криптовалютами без вмешательства третьих лиц. Есть только кошелёк продавца, никем не контролируемый блокчейн, смарт-контракты и кошелёк покупателя.

Как происходит торговля

  1. Продавец создаёт смарт-контракт на продажу определённого количества токенов со своего личного кошелька за определённое количество «эфира».
  2. Его предложение фиксируется в блокчейн, токены на кошельке замораживаются до исполнения или отмены смарт-контракта, а заявка попадает на бирже в список ордеров на продажу.
  3. Покупатель отсматривает список предложений на бирже и выбирает ту, что его устраивает.
  4. Затем он создаёт смарт-контракт на покупку определённого количества токенов за «эфир», который замораживается на его кошельке до исполнения смарт-контракта или его отмены. Все данные фиксируются в блокчейн.
  5. Если все данные оказываются верными, то исполняются оба смарт-контракта, а токены продавца и «эфиры» покупателя размораживаются и происходит обмен.

Плюсы децентрализованных бирж

  1. У биржи нет владельца, который мог бы украсть деньги пользователей
  2. Вы не создаёте там личный кабинет, который можно было бы взломать
  3. Биржу невозможно запретить или арестовать её счета, т.к. у неё нет единого центра управления
  4. У создателей биржи нет инструментов для манипулирования ценами внутри биржи, т.к. они не контролируют средства.
  5. Вы остаётесь анонимны. Никто не попросит вас верифицировать аккаунт и прислать свой паспорт, водительское удостоверение или выписку из банка.

Ваша криптовалюта остаётся вашей криптовалютой!

Минусы децентрализованных бирж

  1. Сложный интерфейс. Не все новички могут сразу разобраться в том, как это работает.
  2. Отсутствие поддержки. В случае возникновения вопросов по использованию биржи вы остаётесь один на один со своими проблемами. Однако два этих вопроса с лёгкостью решаются при помощи интернета, который полон инструкциями по децентрализованным биржам.
  3. Некоторые криптовалюты не поддерживают смарт-контракты, поэтому они не могут торговаться на децентрализованных биржах. На данный момент разработчики бьются над решением этой проблемы.
  4. Один из вариантов решения — атомарные свопы, которые позволяют обменивать криптовалюты, построенные на разных реализациях блокчейн, без участия третьих сторон. Подробнее об этой технологии мы расскажем позже.
  5. Небольшие объёмы торгов и невысокая скорость работы. Из-за того, что децентрализованные биржи непросты для понимания новичков, ими пользуется достаточно ограниченный круг лиц. Поэтому ордера на продажу или покупку могут долго висеть в списке заявок, пока не появится заинтересованная сторона.

Уверены, что в скором времени начнут появляться простые и понятные децентрализованные биржи, и пользователи смогут торговать криптовалютой без риска потерять свои сбережения из-за злоумышленников. Пока можем лишь посоветовать начать подробнее разбираться с тем, как работают подобные площадки.

Биткоин в этом году будет стоить  000!

В Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ) ожидают, что в среднесрочной перспективе биткоин сможет продемонстрировать положительные показатели, вернуться к максимумам декабря прошлого года и даже подняться выше них, возможно в разы. Об этом рассказал президент РАКИБ Юрий Припачкин в разговоре с RT.

«Если рассматривать годовой интервал, то за год, с февраля 2017 по февраль 2018 года, биткоин вырос на порядок, поэтому говорить, что он вернулся к росту — это спекулятивная точка зрения последних двух месяцев. Вырос до $20 000, упал до $6 000, сейчас вернулся до $10 000 с хвостиком, это нормальная ситуация», — пояснил он.

По словам Припачкина, биткоин «стратегически продолжит рост», а его восхождение будет сопровождаться достижением нескольких пиков.

«Рубеж, который будет преодолен в марте — это $14 000-16 000. К концу года в пределах от $30 000 до $50 000, если говорить о стратегическом развитии криптовалют. Говоря о временных подъёмах и спадах, характерных для этой индустрии, возможны колебания пиковые: в 2 или в 2,5 раза», — добавил он.

В качестве основной предпосылки для описанной динамики Припачкин называет «позитивный фон», возникший на рынке криптовалют в последнее время. Он также напомнил, что в начале года было много негативных новостей, в том числе из Китая, Южной Кореи и Японии.

Биткоин в этом году будет стоить  000!«Прошли заседания в конгрессе, в сенате США, где не было принято решение по ограничению, а, наоборот, было предложено присмотреться к развитию этой деятельности. ЕС не принял никаких ограничительных мер. А, наоборот, продолжил признавать, что криптовалюта — часть индустрии. Мой прогноз — биткоин вернётся к росту», — подытожил Припачкин.

В декабре президент РАКИБ назвал цену биткоина в $15 000 адекватной.

Новые возможности у не формальных владельцев бизнеса на Украине, в 2018 г.

Новым Законом Украины «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью»  по законопроекту № 4666, введен механизм контроля за официальными владельцами юридических лиц. Те, кто раньше на свой страх и риск доверял управление и распоряжение своим бизнесом или его сегментами подставным учредителям и директорам, с мая 2018 года смогут в определенной, но не значительной мере вмешиваться открыто в деятельность своих компаний. Речь идет о введении и закреплении новой формы правоотношений в институте представительства, а именно о появлении безотзывной доверенности по корпоративным правам. В новом законе указано, что если в случае, если доверенность выдается с целью выполнения обеспечения выполнения обязательств участников как сторон корпоративного договора, предметом которых являются права на долю в уставном капитале или полномочия участников, доверитель может указать в доверенности,  что до окончания ее срока она не может быть отменена без согласия представителя или может быть отменена только в случаях, предусмотренных этой доверенностью.

По взаимному согласованию сторон корпоративных отношений безотзывная доверенность может быть прекращена в случае прекращения обязательства, для выполнения или обеспечение исполнения которого она выдана. Также нормой этого закона определено, что в случае нарушения прав и интересов доверителя, представитель по требованию доверителя, должен прекратить пользоваться безотзывной доверенностью и отказаться от нее.  Но в случае возникновения спора, безотзывная доверенность может быть отменена судом.  Т.е. со сути, представитель учредителя по безотзывной доверенности может обладать правоспособностью учредителя, выдавшего такую безотзывную доверенность. Этот механизм защиты интересов не формальных собственников в варьированных формах давно применяется в различных странах, и теперь закреплен в Украине и адаптирован под фактически устоявшуюся систему норм корпоративного права. Теперь открывать фирмы богатым людям уже не так будет рискованно, как раньше. Закон полезный!  Благодаря этому закону инвестиционная привлекательность Украины возрастет, а значит это и на обесценивание нашей валюты повлияет позитивно.

По материалам: ЮК «Источник Права»

Россия резко увеличила вложения в гособлигации США

Российские инвестиции в казначейские ценные бумаги США увеличлись до 102,2 миллиарда долларов в 2017 году. Рост составил 19 процентов, сообщил 16 февраля американский Минфин.

В конце прошлого года Россия занимала 15-ю строчку в рейтинге крупнейших держателей гособлигаций США, пишет Lenta.ru.

Первое место по инвестициям в гособлигации США занимает Китай, который вложил в эти активы 1,185 триллиона долларов. За год китайские инвестиции в американские ценные бумаги выросли на 11 процентов или на 126,5 миллиардов долларов.

Второе место занимает Япония с 1,061 триллиона долларов. На третьем — Ирландия с 326,5 миллиарда долларов.

Иностранные государства владели в декабре 2017 года ценными бумагами США на 6,31 триллиона долларов. Годом ранее эта сумма составляла 6 триллионов долларов.

Bloomberg: Украина попала в топ-10 самых "несчастных экономик" мира

Украина оказалась на седьмом месте в рейтинге самых «несчастных экономик» 2018 года, который рассчитывается агентством Bloomberg на основании показателей инфляции и безработицы. 

По прогнозам агентства, страна улучшит свои позиции на два пункта по сравнению с прошлым годом, когда она заняла пятую строчку рейтинга.

Индекс рассчитывается ежегодно. Первое место рейтинга среди 66 стран в 2018 году заняла Венесуэла, за которой следует ЮАР и Аргентина. В топ-10 наиболее «несчастных экономик» также попали Египет, Испания, Саудовская Аравия и Бразилия. В то же время, по версии Bloomberg, странами с наиболее перспективными экономиками стали Таиланд, Сингапур и Япония со Швейцарией.

По итогам 2017 года уровень инфляции на Украине составил 13,7%, превысив ожидаемые прогнозы. В Национальном банке Украины считают, что в 2018 году инфляционное давление будет обусловлено продолжением роста цен на сырые продукты (прежде всего мясо и молоко) и на продукты с высокой степенью обработки. Иными факторами станут активный рост потребительского спроса на фоне увеличения доходов населения, «повышение внешней уязвимости» украинской экономики из-за задержки траншей со стороны Международного валютного фонда. Государственный бюджет Украины на 2018 год рассчитан исходя из прогноза инфляции на уровне 9% в год.

ВВП: Страну ограбили на несколько поколений вперед

В 1907 году Марк Твен опубликовал в журнале «Североамериканское обозрение» «Главы моей автобиографии». Там он упомянул премьер-министра Великобритании Бенджамина Дизраэли и помимо всего прочего процитировал этого английского государственного деятеля: «Существует три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». Некоторые сомневаются, что Дизраэли это говорил и приписывают эти слова самому Марку Твену. Но как бы там ни было, уже более века эта фраза считается «крылатой».

Любая ложь есть преступление. Но ни Бенджамин Дизраэли, ни Марк Твен не могли представить, что наступят времена, когда те, кто отвечает за статистику, будут с помощью статистики оправдывать и даже поощрять убийства. А также иные виды деятельности, которые во времена Дизраэли и Марка Твена считались если не уголовными, то аморальными.

Теперь все по порядку. Речь идет конкретно о таком статистическом показателе, как валовой внутренний продукт (ВВП). Аббревиатура «ВВП» сегодня мелькает во многих СМИ, и народу навязчиво внушается, что ВВП — идеальный измеритель человеческого счастья. Если ВВП растет, всем становится лучше, если он падает, всем становится хуже или даже совсем плохо. Профессора от экономики и лауреаты Нобелевской премии по экономике эти идею облекли в форму научной теории экономического роста. На самом деле это самый беспардонный обман. Особенно в условиях такой модели общественного устройства, которая называется «капитализм».

Во-первых, еще более полутора века назад Карл Маркс в своем «Капитале» сформулировал закон капиталистического накопления. Его суть проста: в результате экономического развития общества на одном его полюсе происходит накопление богатства, на другом — бедности и нищеты. Весь прирост ВВП (или большая его часть) присваивается узкой группой олигархов. В России сегодня это настолько очевидно, что разжевывать этот тезис нет смысла.

Во-вторых, по мере развития капитализма все более очевидным становится его хищническая природа, проявляющаяся в том, что ради максимизации прибыли осуществляется нещадная эксплуатация природных ресурсов планеты. Фактически имеет место ограбление следующих поколений, так как истощаются недра Земли и уничтожаются воспроизводимые природные ресурсы. А в результате загрязнения окружающей среды наносится удар и по ныне живущим на планете людям.

Напомню, что изначально показатель ВВП представлял собой стоимостное выражение всех товаров и услуг, созданных в экономике за определенный период времени для удовлетворения жизненно необходимых потребностей общества и отдельных людей. Речь идет о таких потребностях человека, как питание, одежда, тепло, крыша над головой, транспорт и т. п. Кроме того, жизненно необходимыми для общества являются машины и оборудование, иные инвестиционные товары для создания основных фондов (средств производства).

В Советском Союзе методология статистического учета общественного продукта (показатели конечного продукта, совокупного продукта, национального дохода и т. п.) основывалась на положении, что такой продукт создается в отраслях реального сектора экономики — добывающей и обрабатывающей промышленности, сельском и лесном хозяйстве, строительстве и частично в транспорте. Остальные сектора экономики и сферы общественной жизни участвуют либо в перераспределении продукта (прежде всего, торговля и некоторые виды услуг), либо в его потреблении (например, образование, здравоохранение, оборона и др.).

А вот в капиталистическом мире показатель общественного продукта постепенно стал трансформироваться в показатель, фиксирующий любые доходы. Фактически сегодняшний показатель ВВП следовало бы расшифровывать как «валовую внутреннюю прибыль». Но прибыль и удовлетворение жизненно важных потребностей человека и общества — совершенно разные вещи. Можно сказать, диаметрально противоположные. А у обывателя в сознании ВВП часто продолжает ассоциироваться именно со вторым.

Еще в ХХ веке на Западе большая часть ВВП, согласно официальной статистике, стала создаваться не в реальном секторе экономики, а в тех отраслях, которые, согласно советской методологии, либо перераспределяют, либо потребляют общественный продукт. Взять, к примеру, ВВП США. Его можно сравнить с кружкой пива. По «пивом» я понимаю продукт, создаваемый реальным сектором экономики. На него, оказывается, приходится чуть более 20%. Остальное в кружке — «пена», под которой американская статистика разумеет сектор услуг. Фактически большая часть этого сектора — виртуальные услуги, имеющие самые разные названия: финансовые, риелторские, коммерческие, консалтинговые, рекламные, юридические и многие иные, смысл которых понять не просто. Оказывается, все они «создают общественный продукт». Почему? — Потому, что они получают доходы и прибыль. На самом деле, все это фикция, «пена», «оптический обман», призванный скрыть перераспределение реального общественного продукта в пользу различных «виртуальных» отраслей и секторов. Западная статистика всячески старается прикрыть таким образом паразитизм и загнивание капитализма. А западные экономисты из университетов и академических кругом придумывают теории экономического роста.

Почему на Западе «экономический рост» стал фетишем, божеством, которому все поклоняются? — Ответ следует искать в самом слове «рост». Оно однокоренное со словом «ростовщичество». Западная экономика основывается на так называемых «кредитных деньгах». Раньше были деньги товарные (золотые и иные металлические). Сегодня остались лишь деньги-знаки, которые попадают в обращение в результате того, что банкиры-ростовщики предоставляют их в виде кредитов (компаниям, государству, физическим лицам). Такие деньги создают долги. Они состоят из основной суммы кредита и начисленных процентов. Долги надо покрывать. Но на покрытие возникших денежных обязательств имеющейся денежной массы недостаточно. Недостаток равен аккурат сумме начисленных процентов. Пытаться ликвидировать долги в экономике, базирующейся на кредитных деньгах, — все равно, что догнать свою тень. Тем не менее, весь ХХ век капиталистические страны (бизнес, государства, граждане) пытались догонять эту тень. Доводили себя до инфаркта (образно выражаясь), но дисбалансы сохранялись, кончалось все кризисами, которые насильно ликвидировали вопиющие дисбалансы (но лишь частично). Если принять, что начисляемые за год проценты равны 5%, то, грубо говоря, для того, чтобы не происходило дальнейшего наращивания, необходимо иметь прирост ВВП в размере 5% в год.

Вот статистически службы и тужатся для того, чтобы показать, что в экономике все более или менее благополучно. Что имеет место «экономический рост». На самом деле мы видим, что вместо прироста общественного продукта на Западе имеет место прирост прибыли. Причем прибыли, полученной любой ценой. Ценой обмана, рэкета, растления детей и молодежи, нарушения минимальных нравственных норм, отравления людей и даже прямых убийств.

О том, как статистические ведомства США и Западной Европы занимаются фальсификацией макроэкономических показателей, я уже писал и говорил много раз. Получаемые банкирами ростовщические проценты, оказывается, увеличивают ВВП. Чем больше люди судятся друг с другом, тем больше спрос на так называемые «юридические услуги», тем больше доходы адвокатов и прочих юристов, тем больше их «вклад» в создаваемый ВВП. А медики, которые всячески стараются увеличить спрос на свои «услуги», разве они не вносят посильную лепту в экономический рост? «Рыночному» медику нет никакого резона вылечивать пациента. Пациент должен быть всегда болен, по мере оказания медицинских «услуг» желательно выявлять у него новые болезни, а если их нет, то создавать. Таковы отдельные штрихи портрета «постиндустриального общества», где все продается и покупается. Ради «экономического роста». А в переводе на русский язык: ради прибыли. Скажу лишь, что на ниве «экономического роста» трудятся и юристы, и медики, и торговцы, и рекламщики, и риэлторы, и брокеры с трейдерами, а также разные консультанты и посредники. Все они вносят свой посильный вклад в создание ВВП (валовая внутренняя прибыль). Но «конечным бенефициаром» всего это спектакля под названием «экономический рост» являются ростовщики. Они же «хозяева денег», так как именно они создают кредитные деньги на принадлежащем им «печатном станке». Они — «кредиторы последней инстанции», которые рано или поздно экспроприируют то, что получили всякого рода креативные посредники.

А статистики, пыжатся из последних сил, придумывая новые «ноу-хау», как обеспечить «экономический рост». В начале нынешнего века произошел важный качественный скачок в креативной деятельности статистиков. Они пришли к мнению, что для обеспечения «экономического роста» следует привлечь наркобизнес и работников той сферы, которая называется «проституция». В целом ряде стран Запада эти два вида бизнеса частично или полностью легализованы. Поэтому там вообще нет проблем с учетом производимых этими бизнесами «товаров» и «услуг». Они должны предоставлять необходимую финансовую отчетность в соответствующие государственные органы. Но есть еще на Западе «отсталые» страны, которые почему-то до сих держат эти два вида бизнеса в подполье. В этом случае, статистические службы в кооперации с другими компетентными государственными организациями должны делать экспертные оценки возможных доходов и соответствующие цифры должны учитываться в показателе ВВП.

В 2013 году США провели радикальную реформу статистического учета своего ВВП (она включала в себя множество новаций, о которых у меня нет возможности даже кратко рассказать в статье). В результате этот макроэкономический показатель одним росчерком пера (или нажатием клавиши компьютера) был увеличен на 400 млрд долл. Это дополнительный прирост, примерно равный 3% ВВП. Сейчас министерство торговли США и другие американские ведомства ломают голову, как им еще добиться экономического рывка подобным «волшебным» способом. Это сегодня крайне актуально, так как Китай на крутом повороте обошел США и занял первое место в мире по показателю ВВП (рассчитанному по паритету покупательной способности).

А Европа не желает отставать от Америки. В 2014 году Европейский союз постановил, что все страны-члены ЕС должны перейти на новую методологию расчета ВВП. Конкретно они должны с 1 сентября указанного года включать в ВВП доходы от проституции, наркобизнеса и нелегальной торговли оружием. Многие страны незамедлительно исполнили директиву Брюсселя. ЕС с гордостью сообщил в начале 2015 года, что совокупный прирост ВВП за истекший год в интеграционной группировке составил 1,4%, что лучше показателя предыдущего года. Мол, экономика Евросоюза пошла в рост! Действительно, задействованы были большие дополнительные ресурсы Европы. Взять, к примеру, Германию. Там, с 2002 года проституция легализована. Но более десятка лет никакого вклада в экономический рост не делала. Теперь все по-другому. Армия занятых в немецкой отрасли «проституция» насчитывает 400 тысяч человек (из них 20 тысяч мужчин). Как отметили немецкие СМИ, валовой доход отрасли в 2014 году составил 14,6 млрд евро, а чистый (за вычетом издержек) — половину от этой суммы. Между прочим, прирост ВВП Германии в указанном году с учетом статистический новаций составил 1,5%.

Ряд стран ЕС особенно заинтересован в том, чтобы исполнять статистическую директиву Брюсселя. Ведь искусственно раздувая показатель ВВП, тем самым можно понизить такой показатель, как отношение долга к ВВП (в %). Многие страны по этому показателю не вписываются в критерии ЕС (установленные Маастрихтским договором), а Брюссель подсказывает, как это можно сделать без уменьшения реальных сумм долга.

Но есть страны, которые так или иначе бойкотируют директиву. Может быть, государственные деятели этих стран мучаются моральными соображениями? Думаю, что причина более приземленная. Некоторые страны не желают искусственно увеличения ВВП из-за того, что им придется платить дополнительные деньги в единый бюджет ЕС (взносы исчисляются исходя из показателя ВВП).

Среди таких стран — Франция. Но, судя по всему, в этом году Брюссель ее «дожмет». Париж уже согласился учитывать в нынешнем, 2018 году в своем ВВП доходы от наркобизнеса. Поскольку Франция (в отличие, скажем, от соседней Голландии) более консервативная и «отсталая» страна, до сих пор не ввела «культурное потребление наркотиков», то ей придется в расчете вклада наркобизнеса в создание ВВП базироваться на экспертных оценках.

Что касается учета проституции в ВВП Франции, то Брюссель рассчитывает, что до конца этого года ему удастся и по этой позиции «дожать» Париж.

Ход мысли новаторов от статистики понятен: показатель ВВП должен учитывать доходы от «теневой экономики». Как говорится, «аппетит приходит во время еды». Сегодня доходы от проституции, наркобизнеса и нелегальной торговли оружием решено учитывать в ВВП. А завтра ради наращивания ВВП власти Европейского союза займутся «стимулированием» этих новых секторов экономики. А также примутся расширять экономику за счет включения в нее «услуг» работорговцев, наемных убийц и тому подобных «профессионалов» подполья.

В старые добрые времена показатель ВВП ассоциировался с «жизнью» (напомню ключевую фразу из классического определения данного показателя: удовлетворение жизненно необходимых товаров и услуг). Теперь он стал показателем духовно-нравственного разложения и символом смерти.

P.S. Самое неприятное, что «статистическая зараза» с Запада пришла в нашу страну. Росстат, который сегодня находится под прямым подчинением Минэкономразвития, занимается откровенным обманом. Не удивлюсь, если завтра министр экономического развития даст Росстату команду учитывать в российском ВВП доходы от наркобизнеса, проституции и иных видов преступной и аморальной деятельности.

 

Какие перспективы у Биткоина?

Какие перспективы у Биткоина? А у других криптовалют? Соответственно, какую инвестиционную стратегию выбрать? И вообще, сколько стоит — войти в этот рынок, что нужно для старта?

Вот выводы, к которым я пришёл. Играть теперь можно только в короткую или исключительно на карманные деньги, не вписываться ни в какой майнинг. В своих рассуждениях я исходил из нажитых за четверть века представлений о криптографии, инвестиционных инструментах и биржевых технологиях, истории пирамидозодчества, психологии бизнеса, текущей мировой политической обстановки. Для читателя, кроме здравого смысла, из технических сложностей нужно понимать назначение только 2 алгоритмов: хеш текстового блока и шифрование с открытым ключом — достаточно уроков информатики, не так ли?

В двух словах, хеш это число,…

В шифровании с открытым ключом используется пара ключей: открытый и секретный…

Теперь по порядку. Какие перспективы Биткоина?

2017 год для него прошёл под знаком «форк». С началом обсуждения необходимости и способов модернизации Биткоина держатели больших кошельков и майнинговых ферм должны занервничать. По мне, это уже мелочи — то, что на вершине этой самой независимой денежной системы признали наличие у алгоритманеразрешимых архитектурных проблем. Главное то, что у системы обнаружилась сама эта «верхушка», без управляющих воздействий которой система работать не может. Послужит ли репутации проекта простое соображение о том, что идея независимой денежной системы, избавленной от эмиссионного центра, рухнула? Оказывается, свободное сообщество равных друг другу автономных клиентов не получилось, не удалось обойтись без разработчиков (отцов-основателей) и лиги майнерских пулов (олигархической буржуазии). Чем такая элита лучше привычной финансово-политической, со всеми её центробанками, министерствами, партиями, «глубинными государствами»?

«…у системы обнаружилась «верхушка», без управляющих воздействий которой система работать не может. Послужит ли репутации проекта простое соображение о том, что идея независимой денежной системы, избавленной от эмиссионного центра, рухнула?»

Понятно, что для застарелых криптовалютчиков это секрет Полишинеля — существование разработчиков и утопичность идеи абсолютного равенства. Я говорю об откровении не для них, а для их кормовой базы — для вновь обращаемых. Оболванивать таких будет всё труднее, пополнение рядов «инвесторов» будет происходить всё больше за счёт циников или адреналиноголиков, рассчитывающих успеть соскочить с пирамиды в последний момент. Это крайне подвижная публика, настоящие редиски (гарантированно предадут при первой опасности). Долго ли проживёт с ними Биткоин? Ну, по опыту аттракциона с билетами Мавроди середины 90-х, даже после очевидной ликвидации этого разводилова, спекулянты продолжали тасовать между собой чемоданы с мавриками ещё с полгода-год, пытаясь раскачать маятник самопальными слухами.

Второй вопрос: что будет с другими криптовалютами?

Я не вижу перспектив для майнеров. С гибелью Биткоина им придётся зарабатывать выплавлением драг-мета с ножек своих чипов. Дело даже не в том, что идея подтверждения выполненной работой (PoW) умрёт — куда ж ей теперь деваться? Злую шутку сыграет мощность майнеров: она такова, что конкурировать они могут, только выполняя нынешний объём вычислений, а значит, обогревая космос нынешним же потоком тепла. Окупят такие затраты только нынешние же уровни комиссионных, а значит, и нынешняя стоимость криптовалюты. Значит, обороты рынка должны сохраниться, что к моменту просветления планктоновых масс будет невозможно. Над любым новым проектом будет нависать мощь безработных майнеров, в принципе не способных работать в полсилы — вот такая вот забавная машинка: может или крутить на пределе мощности, или стоять, среднего не дано. Так что, к идее майнинга мы больше не вернёмся.

Что будет с другими, построенными не на майнинге проектами: PoS, PoA и т.п.? Схемы обеспечения автономного функционирования после краха PoW будут анализироваться всё более пристрастно, а рассуждения об этом будут восприниматься публикой всё более нервно. А там и государства придут к необходимости пресекать эти афёры — нереспектабельно это станет… Так что, запускать новые схемы будет на порядки труднее.

Но ведь кроме автономности (отсутствия эмитента) криптовалюты вроде как обеспечивают анонимность? Чем её заменить? — С этим совсем всё грустно, ибо здесь восстаёт не только киотская тусовка, но и единственное в теме зерно здравого смысла — идея блокчейн. Сетевая цепочка событий предназначена для публичности и прозрачности, так что, идея прикрутить её к сокрытию смыслов беременна обломом. Ведь каждому пользователю криптовалютной системы должна быть доступна вся история транзакций. Вы действительно верите, что какое-то государство имеет право отказаться от построения карты отношений перечисленных в этом файле кошельков? Как-бы… уже есть разработки идентификации личности по походке… Думаете, тут задача сильно сложнее? Надеюсь, в нашей стране, по крайней мере, спецслужбы профпригодны. А кстати, сегодня-то кому удаётся сохранить свою прайвиси? Много народа анонимно сёрфят в Сети? Вот не по делам, а чисто в быту? Думается, по составу HTTP-запросов можно о человеке сказать намного больше, чем по томографо-карте или по банковской выписке. А кто вообще в Тор свалил — он точно уверен, что там достаточно ничтожно количество нодов с погонами? А в куполах?

Блокчейн я не стал бы называть гениальной штукой.

Мне кажется, она — естественное решение задачи привлечения свидетелей из Сети для подтверждения того или иного события. Разве кто-нибудь из тех, кто фантазировал на тему сетевого нотариата, мог не прийти к тому же способу? Все же помнят те прошитые нотариальные журналы, ну так теперь они электронные. — Ужель невидаль? Если бы не Биткоин и поднятый им переполох, этот очевидный инструмент глобальной прозрачности годами бы игнорировался «элитами». Мировое признание подхода Блокчейн, возможно, — единственная, уж точно главная, заслуга этой команды сетевых анархистов.

Мне кажется, она — естественное решение задачи привлечения свидетелей из Сети для подтверждения того или иного события. Разве кто-нибудь из тех, кто фантазировал на тему сетевого нотариата, мог не прийти к тому же способу? Все же помнят те прошитые нотариальные журналы, ну так теперь они электронные. — Ужель невидаль? Если бы не Биткоин и поднятый им переполох, этот очевидный инструмент глобальной прозрачности годами бы игнорировался «элитами». Мировое признание подхода Блокчейн, возможно, — единственная, уж точно главная, заслуга этой команды сетевых анархистов.

Кстати, даже идею блокчейн Биткоину удалось извратить и войти с ней в принципиальное противоречие, гоняясь зе химерой автономной валюты. Дело в том, что изрядная доля пропагандистского эффекта достигается за счёт лозунга о равенстве всех клиентов между собой, отсутствия в системе особо уполномоченных серверов. Но идея блокчейн этого не требует! Архив транзакций вполне может храниться на специальных серверах, просто клиенты должны быть уверены, что история не подправлялась. Для этого достаточно реперных хешей. Однако, по мере разрастания файла истории, машин, готовых бесплатно хранить историю, будет всё меньше. Кто продолжит до конца тянуть эту «лямку»? Кто будет рабом на этой галере? — Спросите русских, мы знаем правильный ответ. Он же и оптимальный.

Сколько времени займёт процесс просветления? Столько, сколько потребуется на подготовку своего плана оседлания этой темы тому государству, которое не аффилировано с майнингом прямо или косвенно. Вряд ли это будет запуск доходной схемы, скорее — способ перехватить инициативу во внешней политике. Хотелось бы, чтобы таким государством оказались мы. Это, знаете ли, должно быть именно государство — с его, по факту, уже достигнутой включённостью в социальную ткань общества и в мировой порядок. Достаточно самой идеи прозрачности блокчейн для того, чтобы репутационные издержки государства в случае компрометации системы были неприемлемы. Опять же, кто будет хранить, обслуживать и предоставлять доступ к архиву транзакций? За какой интерес? Только государство, по определению, должно выполнять работу, в ходе которой наличие материальной заинтересованности недопустимо.

В порядке морализма, обмолвлюсь: для всех нас весьма затратно отвлечение внимания публики на грёзы о скором наступлении новой анархии через внезапную чудо-технологию. Не стоит прятать голову в песок, городя зыбкие загородки от взгляда Большого брата. Разумнее признать действительность и включиться в настройку той государственной системы, при которой живёшь. Это странно — игнорировать понятные, простые, годами валяющиеся без дела способы принудить государственных людей исполнять свой долг, вместо этого ублажаясь фантазиями, достойными малограмотных кронштадских матросов столетней давности.

Просит душа новаций? А кто от них отказывается? — Есть блокчейн? Государство признало, что это благо? Отлично! Пусть обустраивает прозрачность информации по её лекалам. Это будет чудо? На самом деле — будет, но уже без шарлатанской трескотни. Двигаясь курсом на прозрачность, стоит вспомнить и про «открытый код». Тут тоже зарыты весьма многообещающие эффекты, особенно, для нашей страны. Так что, скучно не будет, для творчества места нам надолго припасено.

И последнее: порог вхождения в рынок — сколько и чего нужно для старта?

Главное — простое отношение к жизни, стремление срубить деньжат по-лёгкому, без рефлексий и мудрёностей. Далее, нужно взять год (2? 3?) своей жизни и вышвырнуть на помойку. Ну, просто мало кто способен забыть о наличии у себя счёта, склонного к спорадическим прыжкам вверх-вниз, и вспомнить о счёте только на историческом пике цены, чтобы там закрыться. Большинство западает на тему, старается «освоить её как можно лучше», научиться «предвидеть» сначала скачки, потом свечки… За этим занятием могут пройти годы, будут выпрямлены многие извилино-километры, накопаны бесценные знания, о которых, когда это всё закончится, безопаснее всего будет помалкивать: в бизнесе к лузерам симпатии редки. К авантюристам тоже — проверено на форекс-трейдерах.

 

Откровения участницы реновации: Что втюхивают москвичам вместо "хрущевок"

После недавней публикации «СП», посвященной проблеме предоставления равнозначных или равноценных квартир по программе реновации, к сотрудникам редакции стали обращаться граждане, которых именно сейчас переселяют в тот самый первый дом № 62Б по 5-й Парковой улице, о котором на многих муниципальных и даже федеральных телеканалах говорят исключительно в возвышенных тонах.

Однако мнение одной москвички, Анны Маликовой, разительно контрастирует с благостной телекартинкой. Примечательно, что эта женщина и все члены ее семьи изначально являлись одними из сторонников программы расселения столичных пятиэтажек, искали и доносили до людей информацию о ней и уверяли окружающих, что все будет хорошо.

Ниже «СП» приводит ее рассказ от первого лица о том, в какой на самом деле ад превратился этот процесс и что в реальности представляют собой квартиры в этом доме.

«Началось все с того, что нумерации квартир первого и третьего подъезда были перепутаны. Пришедшие за своими вожделенными «двушками» обнаруживали, что их номера квартир стоят в основном на «однушках». Кому-то подвезло больше, и у них за дверью оказались трешки, однако «везунчиков» отправили по домам, сказав, что им перезвонят.

Нам на ресепшене велели ждать. Где-то через 30 минут мы поняли, что про нас просто забыли, но этого и следовало ожидать в таком бардаке. После некоторых возмущений нам все-таки объяснили, куда подойти и что делать. Проводили в подъезд, на охране выдали ключи с номером квартиры, который указан в смотровом документе.

Не могу не описать грузовой лифт, высота которого очень даже не велика, потолок практически по голове. Сразу в мыслях возник вопрос — а как в него впихивать наши двухкамерный холодильник и диван длиной 2,2 метра без подлокотников? Ладно, приехали на этаж, нашли дверь с нашим номером, заходим. Первое, что не понравилось, это двери, которые при открытии мешают друг другу. Большой коридор, ванная, туалет, кухня — пока все неплохо. Одна комната неплохая, не смущает даже отсутствие кладовой. Последняя дверь, вторая комната, открываем. И вот тут я выпадаю в осадок, потому что она заметно меньше кухни. Возникает мысль достать рулетку и измерить комнаты.

Разворачиваемся, уходим выяснять. На просьбу показать план квартир реагируют очень вяло, отправляют то в одно, то в другое окно. Мы наконец-то находим нужное, и тут начинается самое интересное. В связи с возникшими вопросами прошу показать мне поэтажный план с планировками квартир, где я могла бы увидеть реальные цифры, так как по моим измерениям у меня не сходится площадь. Молодой человек начинает рыться в бумажках, что-то сверять и выдает — вот, смотрите, у вас было 43 «квадрата», а дают 57, что вас не устраивает? Минуточку, но у меня в смотровом ордере под указанным номером квартиры стоит 59 жилой (!) площади. Отвечают — это с учетом балкона. Моя челюсть падает и бьется об стол — простите, а когда это балкон был жилым? Вы уверены, уточняю, что мы были в своей квартире? Молодой человек сначала отвечает утвердительно, но потом куда-то уходит, что-то долго выясняет, возвращается и говорит — извините, ваша квартира в другом подъезде, сейчас мы вам её покажем.

Идем в другой подъезд, уже в сопровождении представителя всего этого цирка. Поднимаемся на этаж, открываем дверь — «трешка»! Пока представитель этого хаоса ездил на первый этаж за другими ключами, мы ее осмотрели. Планировка отличная, ванная, туалет, кухня, прихожая просторные, одна кладовка в прихожей и еще одна в комнате. Но, к сожалению, это жилье не про нас.

Представитель возвращается и почему-то ведет нас на этаж выше, но это уже не имеет значения. Второй вариант «двушки» нам нравится: просторная кухня, просторные комнаты, кладовка, ванная тоже имеет достаточную площадь, чтобы поставить там стиральную машину и чувствовать себя комфортно, большой балкон со входом из кухни и длиной на два окна. Мы идем писать согласие, но счастье длится недолго. Как только выходим на улицу, наш сопровождающий получает какие-то новые списки, и опять это не наша квартира!

Ждем, когда принесут новые ключи, нервы уже на пределе. Поднимаемся на очередной этаж, нам открывают очередную квартиру. Сказать, что оттуда пахнуло дурно, это не сказать ничего. Застоявшийся запах человеческих испражнений нас чуть не вынес из квартиры. Сотрудники ДГИ, даже не побывав там, говорят, что мы путаем его с краской. Планировка не самая худшая, но после того, что мы уже видели — не фонтан. Балкон одинарный, кладовки нет. Открываю дверь в ванную комнату, и понимаю, что в корыто, которое там стоит, я могу нырять прямо с порога. Стиральную машинку туда не поставить никак и никогда, следовательно, нам придется стирать там, где едим или же каким-то неимоверным способом ставить её в коридоре). Но даже и без машинки без дискомфорта переодеться после принятия душа все равно нереально. Маленькая комната, которую, как правило, используют под спальню или детскую (а у нас в семье ребенок 4, 5 года), имеет выход на балкон, что является прямой угрозой жизни ребенка, а также не дает возможность нормально расположить мебель в комнате, и нам придется приспосабливаться жить там как в вагоне.

При осмотре возникает сомнение, что площадь жилых комнат соответствует параметрам равнозначности. Перемериваем их рулеткой, и они оказываются даже меньше, чем мы сейчас имеем в хрущевке. У нас общая площадь комнат 30,3 квадратного метра, а по нашим замерам выходит 29,76 квадратного метра.

Кстати, приглашенный нами 12 февраля Общественный штаб по контролю за реализацией программы реновации по нашему обращению в ходе выездной проверки тоже сделал замеры и тоже получил расхождения. По этому вопросу сотрудники ДГИ, работающие там, сказали, что в их бумагах стоит площадь 30,3 квадратного метра, а на просьбу предоставить какие-то документы, подтверждающие этот факт, ответили отказом, сославшись на то, что таковых у них нет, и вообще мы должны верить им на слово. А когда 12 числа представители штаба вошли с нами в квартиру, ее усиленно проветривали. Мы закрыли все окна, но по мере прогревания помещения запах стал появляться вновь.

Этот вариант по всем параметрам не является равнозначным, как нам гарантирует законодательство. Обращаемся к сотрудникам ДГИ с этим вопросом, нам предлагают написать отказ от квартиры, при этом не разъясняя наших прав на дальнейшие просмотры. Тут же начинается психологическая «давка»: отказ лучше не писать, потому что могут вторым вариантом дать еще хуже. Пояснений, как действовать, если и второй вариант нас не устроит, также не дают. Ставят жесткие временные рамки — нам надо дать согласие или несогласие в течении пяти рабочих дней, а где это прописано в законе, так и не уточняют. Многие жители под страхом, что лучше уже не будет, а будут только ухудшения, дают согласие на договор мены, лишь бы это уже скорее закончилось. Те жители, кто отказ или согласие еще не подписал, не знают, куда обратиться за помощью и где искать поддержку, а также не имеют возможности куда-то пожаловаться из-за временных рамок.

Разочарованные, мы пытаемся выяснить, сколько будет стоить докупка площади. Нам рассказывают, что сначала мы должны согласиться на то, что дают, потом у них там написать заявку и внести 100 тысяч (за что — вникать пока не стали). Потом мы вроде как должны выбрать квартиру из имеющихся, нам озвучивают ее стоимость, но если на нее претендует кто-то еще, то устраивается аукцион. С учетом того, что нам предлагают, и разницей между тем, что мы выбираем, а также с учетом скидки средняя цена по нашему району получается 2,48 миллиона рублей. Однако это не точно, да еще и без учета аукциона».

— Мы понимаем, — резюмировала Анна в беседе с корреспондентом «СП», — что дом первый, и что он изначально не предназначался для программы реновации. Но уж если взялись людей переселять согласно именно этому закону, то будьте добры ему соответствовать. Мы даже не берем ремонт, это дело все-таки индивидуальное, мы берем планировки квартир, недостаток площадей. А получается, что закон приняли, но его сами же и не соблюдают. Складывается такое впечатление, что нам сейчас пытаются впихнуть то, что не сумеют потом продать, потому что определенная часть квартир в этом доме, как я поняла, планируется выставить на продажу.

Справка «СП»

По имеющейся в распоряжении редакции издания информации, 16 февраля на объект должна прибыть рабочая группа при Госдуме по реновации во главе с заместителем председателя палаты Петром Толстым.

 

На чём строить Арктику? Без стандартов и на иностранном оборудовании?

15 февраля, в Госдуме участники парламентских слушаний обсудят совершенствование мер государственной поддержки социально-экономического развития Севера, Арктики и Дальнего Востока. Развитие этих регионов осуществляется в рамках реализации госпрограмм, в которых запланированы к строительству и модернизации порты, региональные дороги, аэродромы и прочие объекты инфраструктуры, в том числе стратегически важные для страны.

Какими материалами и технологиями будут обеспечиваться все эти объекты и в какую сумму они обойдутся налогоплательщикам? С чем сталкиваются в реалиях импортозамещения и рынка наши отечественные производители в сфере химической и строительной индустрии и о причинах такого положения дел рассказал член экспертного совета при комитете Госдумы по транспорту и строительству Андрей Глухов:

Благодаря своим филиалам по всему миру европейские и американские концерны, работающие в сфере химической и строительной индустрии, сегодня прекрасно себя чувствуют и на российском рынке. Российские компании, которые занимаются идентичными материалами — производством составов по иммобилизации опасных отходов, укреплению грунтов, гидроизоляции, конструкционным ремонтом бетонов, испытывают трудности, так как приходится доказывать свое соответствие современным мировым тенденциям. Ведущие российские корпорации, госкорпорации выдвигают требования по характеристикам материалов и технологиям, прежде всего, ориентируясь только на европейские стандарты. В то же время и современные российские стандарты в строительной индустрии, в восстановлении и изоляции, также ориентированы и гармонизированы с современными европейскими нормативами. Но только вот, к сожалению, в России практически отсутствует современное испытательное оборудование для получения необходимых характеристик подтверждения этого соответствия мировым тенденциям. И в этом одна из основных трудностей. В таких условиях очень сложно продвигать российский продукт.

С одной стороны, сегодня отечественная продукция используется на многих, в том числе стратегически важных, объектах, а с другой, мы вынуждены зависеть от европейских стандартов. К сожалению, никакие преференции для российских компаний здесь не работают — все материалы, технологии, которые предлагаются отечественным производителем, изначально сравниваются с европейскими и с американскими. И даже невзирая зачастую на более низкую цену, российские компании проигрывают в тендерах. Такова ситуация сегодня в регионах. В итоге регионы из госбюджета тратят деньги налогоплательщиков в разы больше, и тратят на зарубежные материалы и технологии.

Зависимость от европейского оборудования

Такая ситуация сложилась из-за нежелания разработать, начиная с 90-х годов, российские стандарты. Гораздо проще оказалось принять за основу европейские, то есть это стопроцентная полная гармонизация строительных норм и правил с европейскими стандартами. С 80-х годов измерительное лабораторное оборудование не разрабатывалось и не производилось в России, не обновлялось. Оно производится только в Европе, и достаточно недешевое. Все строительные, химические лаборатории у нас завязаны на зарубежное испытательное оборудование — в этом основная проблема. Сейчас получается, что отечественные характеристики российских материалов в случае пересчета соответствуют европейским стандартам, но нам необходимо испытывать их именно на европейском оборудовании.

Что нужно сделать, чтобы устранить это препятствие для отечественного производителя? На мой взгляд, уже поздно. ГОСТы уже приняты. Нужно либо обеспечить российские лаборатории соответствующим оборудованием, либо принимать испытания, которые проведены на том что есть, но пересчитаны по европейским формулам. Но целый ряд оборудования все равно придётся закупать, а это стоит дорого.

Российские производители постепенно начинают выпускать ряд испытательного оборудования, но чтобы оборудование было принято к лабораторным испытаниям (контрольно-измерительные приборы), требуется очень жёсткая сертификация, так как результат должен получиться одинаковый во всех лабораториях.

Влияние Китая

Но есть и обнадеживающие моменты. Российские и европейские компании в основном использовали мощности китайских производителей. И многие российские производители были не в состоянии конкурировать с дешёвым импортом. Однако, в последние несколько лет в одном из мировых центров производства, в частности в Китае, всё больше внедряются жёсткие экологические нормы по выводу химических производств за черту города, за пределы населённых территорий. Соответственно растут и цены на химическую продукцию, произведённую в Китае. А это прогнозируемый рост до 40−50% стоимости, которая существует в нынешний момент. Вот это позволит российским химическим предприятиям серьёзно конкурировать с ведущими зарубежными предприятиями, которые имеют производства по всему миру, включая Китай. И, возможно, даст толчок к развитию российского производства. Напомню, что основные развитые страны все свои опасные производства вывели за пределы населённых территорий, ещё начиная с 70-х годов 20-го столетия.

Об Арктике

Потепление Арктики, снижение ледового покрова, скотомогильники, проблема утилизации и локализации отходов, тех, что накопились, и тех, что образуются, — основные задачи в рамках реализации всё тех же госпрограмм, которые необходимо решать. И мы готовы к этому, у нас есть технологии и решения. Основная проблема в Арктике — это сложная транспортная доступность, поэтому необходимо работать с технологиями, которые максимально используют местные ресурсы и которые можно легко перевезти. В частности, приведу пример — тонкослойные бетонные полотна, составы, которые локализуют воду, предотвращают распространение загрязнений и не позволяют распространяться радиации. Отходы можно покрыть бетонным полотном, полить водой, и радиационный уровень резко снизится. Применение наших технологий разрабатывается совместно с Академией гражданской защиты МЧС. Особенности применения таких материалов — это максимальное использование местного грунта, локализация распространения сибирской язвы из скотомогильников, которые у нас за Полярным кругом на территории Арктики.