Эксперт: Трамп реально хочет поладить с РФ

23
ПОДЕЛИТЬСЯ

Эксперт: Трамп реально хочет поладить с РФ

Новый президент США Дональд Трамп реально хочет поладить с Россией. До него все администрации США после окончания холодной войны стремились диктовать России свою волю. Это подчеркнул в беседе с корреспондентом ТАСС американский аналитик Ларри Уилкерсон — бывший руководитель аппарата госсекретаря США Колина Пауэлла.

«Делать то, что мы велим»

Начиная с 42-го президента США Билла Клинтона, «точка зрения каждой нашей администрации более или менее сводилась к тому, что русские должны делать то, что мы велим, — констатировал Уилкерсон, преподающий теперь в одном из старейших вузов США — колледже Уильяма и Мэри в штате Вирджиния. — Что они проиграли холодную войну и не могут претендовать ни на какие интересы в своем ближнем зарубежье, что они не могут возражать против расширения НАТО, куда бы нам ни заблагорассудилось, хоть на Тбилиси, хоть на Киев — куда бы мы ни захотели, НАТО должна иметь туда доступ. А дело русских — покорно выполнять нашу волю. Может, и самим стать членами (альянса), но не влиятельными, а знающими свое место».

Собеседник работал в Госдепартаменте под началом Колина Пауэлла при президенте-республиканце Джордже Буше-младшем. На его взгляд, он хорошо знает обстановку в Республиканской партии США и может утверждать, что та не только не сплочена вокруг Трампа, а напротив разделена на три-четыре течения.

В частности, такие «ястребы», как сенаторы Джон Маккейн и Линдси Грэм, по его убеждению, разделяют описанный выше подход к России и ведут дело к новой холодной войне. «Для них все просто, — сказал он. — Им не нравится, что победили в холодной войне мы, а плодами, как теперь кажется, пользуются россияне».

Совпадение интересов

Что касается администрации Трампа, Уилкерсон считает, что судить о шансах на успех ее политики пока рано, поскольку сама политика еще четко не определена. «Но если отвечать на вопрос, почему они так настроены (на нормализацию отношений с Россией), и не исходить из теорий заговора, то, по-моему, им прежде всего хочется получить подкрепление для решения задачи, которую они считают первостепенной в области безопасности, — сказал он. — Для борьбы с «радикальным исламом», как они его называют, т.е. с «Даиш» или ИГИЛ, с «Аль-Каидой» (экстремистские группировки, запрещены в России — прим. ТАСС) и т.п».

Кстати, по мнению Уилкерсона, и «реальные желания» Москвы в сфере безопасности заключаются в том, чтобы «устранить угрозы для России со стороны различных исламистов», — схожие с теми, которые в свое время проявились в Чечне. Соответственно он, по его словам, «усматривает реальное совпадение целей Москвы и Вашингтона в сфере безопасности».

Личное расположение

Непритворным представляется собеседнику и личное расположение нового президента США к российскому лидеру Владимиру Путину. «Лично мне не нравится склонность американских президентов пытаться ладить с людьми, а не со странами», — сказал он, пояснив, что, на его взгляд, государства привлекательны своей устойчивостью, неизменностью и даже бюрократичностью.

«Но при всем том Трамп, мне кажется, уже продемонстрировал личное расположение к Путину, — сказал Уилкерсон. — Уж не знаю, взаимно ли оно, но я бы сказал, что само по себе оно реально — во всяком случае, на взгляд со стороны».

Прагматизм вместо идеологии?

Собеседник вспоминал и о том, что Колин Пауэлл и глава МИД РФ Сергей Лавров также «симпатизировали друг другу», что Лавров всегда с уважением отзывался о Пауэлле, «а Колин — о Сергее».

На вопрос о том, что он мог бы посоветовать новому госсекретарю США Рексу Тиллерсону, Уилкерсон прежде всего сказал: «Та речь, которую Тиллерсон произнес в Госдепартаменте при вступлении в должность, произвела очень хорошее впечатление. Она не так уж сильно отличалась и от речи, с которой начинал там Колин Пауэлл».

«Если он сумеет на деле работать так, как обещал в речи (а это очень непростая задача), то, думаю, станет хорошим госсекретарем», — продолжал политолог, имея в виду Тиллерсона. На его взгляд, от нового руководителя американской дипломатии можно ожидать «прагматичного, здравого и трезвого подхода» к руководству ведомством, «где в прошлом порой царили страсти и идеология», которым «вообще в госдепартаменте не место».

«Если Тиллерсон привнесет бесстрастный деловой подход в мир дипломатии, это может быть полезно, — сказал Уилкерсон. — Однако, как и всегда в подобных случаях, встает вопрос о том, сколь многое будет позволять ему делать президент Трамп».