Не заплатил за квартиру — отберут детей?

21
ПОДЕЛИТЬСЯ

Не заплатил за квартиру — отберут детей?

На фоне активного обсуждения инициативы органов опеки по изъятию десяти детей из приемной семьи в столичном регионе в медийном пространстве как-то затерлась другая, не менее острая и спорная. Роднит ее с «зеленоградской историей» то, что тут также имеется угроза изъятия органами опеки детей из полноценных и, что немаловажно, родных семей.

А отличает то, что действовать «ювеналы» смогут не по собственной воле, а с прямой подачи чиновников, к тому же забирать детей планируется не в связи с угрозой домашнего насилия, а по причине наличия у их родителей задолженностей за жилищно-коммунальные услуги.

Напомним, несколько дней в ряде серьезных информагентств появилась информация о том, что власти Зеленодольского района республики Татарстан намереваются изымать детей из семей при наличии задолженности за коммунальные услуги и энергоносители.

И это никоим образом не преувеличение, документ, датированный 12 декабря 2016 года и подписанный главой муниципального района А.В. Тыгиным существует на самом деле. Помимо прочего, в нем содержится и такой пункт: «Организовать работу отдела опеки и попечительства Исполнительного комитета Зеленодольского муниципального района по изъятию несовершеннолетних детей, проживающих в жилых помещениях с задолженностью за энергоносители». О результатах ответственному лицу предлагается «докладывать еженедельно».

Начальник отдела по связям с общественностью и СМИ «отличившегося» района Александр Коршунов поспешил заявить, что наличие задолженности за ЖКХ не является основанием для изъятия ребенка из семьи. Однако одновременно с этим чиновник признал, что в течение 2016 года подобные случаи все-таки имели место быть: 11 детей было помещено в приюты на срок до трех месяцев. Правда, Коршунов уточнил, что местные органы опеки выезжали на конкретные адреса только после получения сообщений сетевых компаний об отключении домовладения от энергоресурсов, и речь шла лишь о проверке условий проживания несовершеннолетних. А уж если они признавались опасными, тогда, конечно, дело доходило до изъятия.

Между тем уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ Анна Кузнецова уже назвала подобную инициативу по меньшей мере некорректной и слишком смахивающей на банальный шантаж, а также сообщила, что уже направила в прокуратуру соответствующий запрос.

Мнения экспертов, к которым обратилась «СП» с просьбой прокомментировать ситуацию в Татарстане, также неоднозначны.

Например, кандидат юридических наук Дмитрий Жданухин, гендиректор Центра развития коллекторства, не видит ничего противозаконного в распоряжениях и действиях зеленодольской администрации.

— Руководитель муниципалитета, — говорит он, — с одной стороны, отчасти отвечает за ситуацию с коммунальными долгами, с другой стороны, руководит органами опеки и попечительства. Соответственно, в распоряжении шла речь о том, что крупные долги ЖКХ и, как следствие, отключение некоторых коммунальных услуг (электричество и т. д.) могут быть признаком неблагополучной ситуации в семьях, где есть дети. При наличии этого признака (большие долги) необходимо проверить, не угрожает ли опасность жизни и здоровью детей, так как были прецеденты, когда при отключенном электричестве использовались печки и это приводило даже к гибели несовершеннолетних. При наличии таких рисков органы опеки и попечительства обязаны действовать на основании 77 статьи Семейного кодекса РФ («Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью»).

А вот столичный адвокат Михаил Кудрявцев, напротив, считает, что действия эти незаконны и попадают под действие 286 Уголовного кодекса РФ («Превышение должностных полномочий», а именно совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан).

— В данном случае чиновники Татарстана, на мой взгляд, подменили суд, просто перегнули палку своими действиями и действовали как коллекторы, что не красит их работу, — рассуждает юрист. — Изъять ребенка из семьи по российскому законодательству можно только по решению суда и, как правило, за грубое нарушение норм Семейного кодекса РФ. В данном случае нет никаких законных норм, которыми могут прикрываться исполнители. Изъятие детей в связи с ухудшением условий проживания может происходить только по решению суда с участием органов опеки и попечительства и прокуратуры, и в связи с нарушением законных прав детей.

А согласно пункту 2 статьи 54 Семейного кодекса РФ, уточняет основатель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры» Андрей Комиссаров, каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. И, согласно 9 статьи Конвенции ООН о правах ребенка, именно государство (олицетворением которого на местах как раз и являются чиновники — авт.) должно следить, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию. Исключением являются только те случаи, когда разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Да, это, в соответствии с применимым законом и процедурами, должны определять компетентные органы. Но, опять же, по решению суда.

Изымают детей у родителей, уточняет член Генерального совета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», управляющий партнер юридической компании «ЭНСО» Алексей Головченко, только за нарушение родительских прав, о чем выносится соответственное решение уполномоченными органами — опеки и попечительства. В такой ситуации, подчеркивает он, они должны сначала зафиксировать, что ребенок живет в неподобающих условиях, и лишь затем родители лишаются родительских прав через суд. К тому же в рамках лишения родительских прав должны быть произведены определенные процедуры — должен быть доказан факт несоблюдения родителями прав ребенка, а также должно быть вынесено решение суда о лишении родителей родительских прав.

 — А сам факт неуплаты долгов по ЖКХ, — резюмирует Головченко, — не означает, что можно забрать ребенка. За неуплату долгов нельзя лишить родительских прав — эти понятия никаким образом не коррелируют между собой. Родители могут быть всем должны, но ребенок у них, например, находится в идеальных условиях.

Но ведь не на пустом же месте в России появилась поговорка — «закон что дышло, куда повернул, туда и вышло». И в жизни, как свидетельствуют рассказываемые рядовыми гражданами с телеэкранов и со страниц газет истории, часто бывает так, что те самые, «компетентные» органы опеки и попечительства сначала принимают кардинальные решения, а потом бедные родители начинают долгий и зачастую малопродуктивный путь по инстанциям в надежде доказать свою правоту. Так что гарантии, что сухие фразы «зеленодольского документа» не будут истолкованы как прямое руководство к действию в каком-нибудь другом регионе России, нет. И если вдохновленные данным прецедентом излишне ретивые местные чиновники начнут ставить людей перед фактом разлучения с детьми в случае наличия задолженностей за коммунальные услуги, можно ли им что-то сделать и куда-то пожаловаться, чтобы спасти ситуацию, не дожидаясь грозного окрика «сверху» (который, кстати, может и не последовать)?

К сожалению, плацдарм для маневра у пострадавших от неправомерных действий органов опеки не велик. «В случае подачи иска об ограничении родительских прав родителям в суде придется доказывать свою правоту, — говорит Андрей Комиссаров. — Если же детей отбирают без суда, то родителям следует обжаловать в суде действия органов опеки и попечительства, а также сам акт (при его наличии) об отобрании детей. Можно параллельно обратиться в органы прокуратуры, к уполномоченному по правам ребенка».

Конкретно же в Татарстане, уточняет Михаил Кудрявцев, пострадавшим надо обязательно пожаловаться в прокуратуру республики на действия чиновников и попросить Следственный комитет провести проверку.

«Я думаю, что проверка прокуратуры поставит все на свое место и соблюдение законов в Татарстане восторжествует. Как показывает моя адвокатская практика, чиновники в регионах боятся вмешательства СМИ и огласки своих действий», — уверяет он.