Откровения участницы реновации: Что втюхивают москвичам вместо «хрущевок»

4
ПОДЕЛИТЬСЯ

Откровения участницы реновации: Что втюхивают москвичам вместо "хрущевок"

После недавней публикации «СП», посвященной проблеме предоставления равнозначных или равноценных квартир по программе реновации, к сотрудникам редакции стали обращаться граждане, которых именно сейчас переселяют в тот самый первый дом № 62Б по 5-й Парковой улице, о котором на многих муниципальных и даже федеральных телеканалах говорят исключительно в возвышенных тонах.

Однако мнение одной москвички, Анны Маликовой, разительно контрастирует с благостной телекартинкой. Примечательно, что эта женщина и все члены ее семьи изначально являлись одними из сторонников программы расселения столичных пятиэтажек, искали и доносили до людей информацию о ней и уверяли окружающих, что все будет хорошо.

Ниже «СП» приводит ее рассказ от первого лица о том, в какой на самом деле ад превратился этот процесс и что в реальности представляют собой квартиры в этом доме.

«Началось все с того, что нумерации квартир первого и третьего подъезда были перепутаны. Пришедшие за своими вожделенными «двушками» обнаруживали, что их номера квартир стоят в основном на «однушках». Кому-то подвезло больше, и у них за дверью оказались трешки, однако «везунчиков» отправили по домам, сказав, что им перезвонят.

Нам на ресепшене велели ждать. Где-то через 30 минут мы поняли, что про нас просто забыли, но этого и следовало ожидать в таком бардаке. После некоторых возмущений нам все-таки объяснили, куда подойти и что делать. Проводили в подъезд, на охране выдали ключи с номером квартиры, который указан в смотровом документе.

Не могу не описать грузовой лифт, высота которого очень даже не велика, потолок практически по голове. Сразу в мыслях возник вопрос — а как в него впихивать наши двухкамерный холодильник и диван длиной 2,2 метра без подлокотников? Ладно, приехали на этаж, нашли дверь с нашим номером, заходим. Первое, что не понравилось, это двери, которые при открытии мешают друг другу. Большой коридор, ванная, туалет, кухня — пока все неплохо. Одна комната неплохая, не смущает даже отсутствие кладовой. Последняя дверь, вторая комната, открываем. И вот тут я выпадаю в осадок, потому что она заметно меньше кухни. Возникает мысль достать рулетку и измерить комнаты.

Разворачиваемся, уходим выяснять. На просьбу показать план квартир реагируют очень вяло, отправляют то в одно, то в другое окно. Мы наконец-то находим нужное, и тут начинается самое интересное. В связи с возникшими вопросами прошу показать мне поэтажный план с планировками квартир, где я могла бы увидеть реальные цифры, так как по моим измерениям у меня не сходится площадь. Молодой человек начинает рыться в бумажках, что-то сверять и выдает — вот, смотрите, у вас было 43 «квадрата», а дают 57, что вас не устраивает? Минуточку, но у меня в смотровом ордере под указанным номером квартиры стоит 59 жилой (!) площади. Отвечают — это с учетом балкона. Моя челюсть падает и бьется об стол — простите, а когда это балкон был жилым? Вы уверены, уточняю, что мы были в своей квартире? Молодой человек сначала отвечает утвердительно, но потом куда-то уходит, что-то долго выясняет, возвращается и говорит — извините, ваша квартира в другом подъезде, сейчас мы вам её покажем.

Идем в другой подъезд, уже в сопровождении представителя всего этого цирка. Поднимаемся на этаж, открываем дверь — «трешка»! Пока представитель этого хаоса ездил на первый этаж за другими ключами, мы ее осмотрели. Планировка отличная, ванная, туалет, кухня, прихожая просторные, одна кладовка в прихожей и еще одна в комнате. Но, к сожалению, это жилье не про нас.

Представитель возвращается и почему-то ведет нас на этаж выше, но это уже не имеет значения. Второй вариант «двушки» нам нравится: просторная кухня, просторные комнаты, кладовка, ванная тоже имеет достаточную площадь, чтобы поставить там стиральную машину и чувствовать себя комфортно, большой балкон со входом из кухни и длиной на два окна. Мы идем писать согласие, но счастье длится недолго. Как только выходим на улицу, наш сопровождающий получает какие-то новые списки, и опять это не наша квартира!

Ждем, когда принесут новые ключи, нервы уже на пределе. Поднимаемся на очередной этаж, нам открывают очередную квартиру. Сказать, что оттуда пахнуло дурно, это не сказать ничего. Застоявшийся запах человеческих испражнений нас чуть не вынес из квартиры. Сотрудники ДГИ, даже не побывав там, говорят, что мы путаем его с краской. Планировка не самая худшая, но после того, что мы уже видели — не фонтан. Балкон одинарный, кладовки нет. Открываю дверь в ванную комнату, и понимаю, что в корыто, которое там стоит, я могу нырять прямо с порога. Стиральную машинку туда не поставить никак и никогда, следовательно, нам придется стирать там, где едим или же каким-то неимоверным способом ставить её в коридоре). Но даже и без машинки без дискомфорта переодеться после принятия душа все равно нереально. Маленькая комната, которую, как правило, используют под спальню или детскую (а у нас в семье ребенок 4, 5 года), имеет выход на балкон, что является прямой угрозой жизни ребенка, а также не дает возможность нормально расположить мебель в комнате, и нам придется приспосабливаться жить там как в вагоне.

При осмотре возникает сомнение, что площадь жилых комнат соответствует параметрам равнозначности. Перемериваем их рулеткой, и они оказываются даже меньше, чем мы сейчас имеем в хрущевке. У нас общая площадь комнат 30,3 квадратного метра, а по нашим замерам выходит 29,76 квадратного метра.

Кстати, приглашенный нами 12 февраля Общественный штаб по контролю за реализацией программы реновации по нашему обращению в ходе выездной проверки тоже сделал замеры и тоже получил расхождения. По этому вопросу сотрудники ДГИ, работающие там, сказали, что в их бумагах стоит площадь 30,3 квадратного метра, а на просьбу предоставить какие-то документы, подтверждающие этот факт, ответили отказом, сославшись на то, что таковых у них нет, и вообще мы должны верить им на слово. А когда 12 числа представители штаба вошли с нами в квартиру, ее усиленно проветривали. Мы закрыли все окна, но по мере прогревания помещения запах стал появляться вновь.

Этот вариант по всем параметрам не является равнозначным, как нам гарантирует законодательство. Обращаемся к сотрудникам ДГИ с этим вопросом, нам предлагают написать отказ от квартиры, при этом не разъясняя наших прав на дальнейшие просмотры. Тут же начинается психологическая «давка»: отказ лучше не писать, потому что могут вторым вариантом дать еще хуже. Пояснений, как действовать, если и второй вариант нас не устроит, также не дают. Ставят жесткие временные рамки — нам надо дать согласие или несогласие в течении пяти рабочих дней, а где это прописано в законе, так и не уточняют. Многие жители под страхом, что лучше уже не будет, а будут только ухудшения, дают согласие на договор мены, лишь бы это уже скорее закончилось. Те жители, кто отказ или согласие еще не подписал, не знают, куда обратиться за помощью и где искать поддержку, а также не имеют возможности куда-то пожаловаться из-за временных рамок.

Разочарованные, мы пытаемся выяснить, сколько будет стоить докупка площади. Нам рассказывают, что сначала мы должны согласиться на то, что дают, потом у них там написать заявку и внести 100 тысяч (за что — вникать пока не стали). Потом мы вроде как должны выбрать квартиру из имеющихся, нам озвучивают ее стоимость, но если на нее претендует кто-то еще, то устраивается аукцион. С учетом того, что нам предлагают, и разницей между тем, что мы выбираем, а также с учетом скидки средняя цена по нашему району получается 2,48 миллиона рублей. Однако это не точно, да еще и без учета аукциона».

— Мы понимаем, — резюмировала Анна в беседе с корреспондентом «СП», — что дом первый, и что он изначально не предназначался для программы реновации. Но уж если взялись людей переселять согласно именно этому закону, то будьте добры ему соответствовать. Мы даже не берем ремонт, это дело все-таки индивидуальное, мы берем планировки квартир, недостаток площадей. А получается, что закон приняли, но его сами же и не соблюдают. Складывается такое впечатление, что нам сейчас пытаются впихнуть то, что не сумеют потом продать, потому что определенная часть квартир в этом доме, как я поняла, планируется выставить на продажу.

Справка «СП»

По имеющейся в распоряжении редакции издания информации, 16 февраля на объект должна прибыть рабочая группа при Госдуме по реновации во главе с заместителем председателя палаты Петром Толстым.